Куда приводят мечты Евромайдана

Куда приводят мечты Евромайдана. Куда приводят мечты Евромайдана

Армия Новороссии перешла в наступление. Роспуск Верховной рады Порошенко объяснил ее недостаточной борьбой против сепаратизма. Президент Украины настаивает на силовом пути решения конфликта. Развал страны будет усиливаться. О ситуации в прямом эфире видеоканала Pravda.Ru рассказал заместитель директора Института стран СНГ Владимир Жарихин.

— Последние темы — роспуск Думы и новые выборы…

— У них не Дума, а Рада. Там не думают, там радуются непрерывно. Радуются тому, что они попали в это место и можно там подраться, повоевать друг с другом и т. д. Если говорить серьезно по поводу этой ситуации, то получится еще грубей, но по-другому не скажешь. Порошенко любит заниматься густопсовой демагогией. Но на самом деле, цель-то у него другая. Конечно, люстрация — лучший способ очистить власть от той же Партии регионов и других неугодных. Ему просто надо создать себе поддержку, потому что у него не было именно своего большинства в Верховной раде. Оно было, но очень ситуационное и под контролем у людей не из его команды.

— А у кого было большинство? У Коломойского?

— Большинство было сформировано, в том числе из людей Коломойского, также из людей Фирташа, Левочкина, Ахметова. Значит, как-то приходилось учитывать их интересы. А ему хочется свое собственное иметь.

— А зачем учитывать? Симоненко сказал против — все, запретили компартию. Можно и других так же.

— Это если исходить из того, что на Украине есть политика и политические партии. Украина — это давным-давно воплощенная мечта Ходорковского: чисто олигархическая форма правления. Там, на самом деле, политических партий со своими программами нет. Ну, кроме, может быть, действительно коммунистической партии. И то у них были довольно странные результаты голосований. А в основном в Раде партии того же Порошенко, Коломойского, Фирташа, Пинчука, Колесникова и т. д. и т. п.

Украина — наглядный пример того, к чему приводит формирование страны с чисто олигархической формой правления. Нечто вроде парламентской республики, где в парламент избираются по квотам олигархов. Они между собой заключают некую коалицию, и на этой основе формируется правительство, которое является руководством страны. Принимаются и проводятся ровно те законы и решения, которые нужны местным олигархам.

Но это приводит к развалу страны. Мы видим процесс развала Украины ярко и определенно. И поэтому сейчас Порошенко хочет, чтобы основа этой коалиции в максимальной степени все-таки была подчинена лично ему. Делиться все равно придется, но он хочет добиться послушного большинства. Он проведет нужных людей через свою партию.

— А у него хватит сил это сделать? Ведь олигархи, тот же Коломойский и Фирташ, будут противодействовать. У них тоже силы есть.

— Сейчас надо делиться со многими, властью, условиями власти, по сути, собственностью. Тогда будет легче. Вот последние соцопросы показывают, что с группой Фирташа ему придется делиться. Потому что эта радикальная партия боевого голубого товарища Ляшко имеет довольно серьезные перспективы. И это не случайно. Вспомните наше голосование 93-го года после стрельбы. Успех Жириновского — это протестное голосование против всех. Надоели вы все — мы проголосуем вот за этого клоуна. И проголосовали.

— То есть вы думаете, что у украинцев протестным персонажем будет Ляшко?

— Да. Опросы показывают, что за него готовы голосовать порядка 20 процентов.

— Есть мнение, что война нужна в большой степени Коломойскому и что Порошенко реально не руководит страной, а Коломойский не только строит свое удельное княжество, но и оказывает большое влияние на центральную власть…

— Коломойский тоже реально не руководит страной. Кто руководит страной, мы знаем. Я на одном радиоканале участвовал в дискуссии с совершенно оранжевым товарищем из Киева. Он чисто методичку пропагандистскую озвучивал: вот, мол, вы живете под человеком, который решает все сам — с каким настроением он проснется, такая и будет ваша судьба. Ведущий хорошо среагировал, ну, у нас просыпается наш диктатор, а не как у вас — заокеанский.

На самом деле, действительно, на Украине много дефицитов, прежде всего, бюджета, здравого смысла и совести у киевского руководства. Но все-таки самый главный дефицит именно того, за что они как раз непрерывно боролись все эти годы — незалежности, самостоятельности. Совершенно явно решения принимаются в посольстве США. И эти решения зачастую противоречат не только интересам Украины в целом, но и интересам даже нынешней киевской власти.

— И европейским интересам…

— И интересам европейских государств, совершенно верно. Хотя для меня серьезным потрясением была реакция ЕС еще после первой украинской революции 2004 года. Такое невероятное сочетание огромной экономической мощи и полной политической импотенции у Европейского союза! Сейчас я чего-то подобного уже ожидал. У меня даже появилось желание написать статью "Банановый европейский союз".

— И они старательно и послушно, как будто в дудочку дуют, идут, как крысы, против собственных интересов в океан.

— Да, совершенно верно. Ведь украинские проблемы невозможно (тем более, сейчас) ограничить только территорией Украины и политической элитой Украины, потому что все в огромной степени открыто и взаимосвязано. Эти влияния очень серьезные. Ситуация зашла настолько далеко, в том числе и в степени контроля внешних сил. Если у Порошенко даже возникнет желание к миру, тут же встрепенется "Правый сектор" по команде со стороны тех же американцев. Как неуправляемая сила.

Была замечательная история с этой "неуправляемой" силой, когда она весной, во время Майдана, заняла министерство юстиции. А министр юстиции тогда — смелая женщина — позвонила в американское посольство и говорит: мы готовим документы по изменению Конституции, как вы хотели, а наше помещение занимают. Через два часа его освободили эти якобы неуправляемые силы "Правого сектора".

Поэтому сейчас, к сожалению, много кто с кем воюет, но я не воспринимаю в полной мере киевские власти как одну из воюющих сторон. Одна из воюющих сторон — это госдепартамент Соединенных Штатов. При этом постоянно говорят, что вмешивается Россия. Президент заявляет то о подготовке, то об агрессии. Доходит до абсурда. Порошенко звонит Меркель и говорит: на нашу территорию зашла колонна российской техники. Разумная Меркель его спрашивает, а что сейчас с этой колонной. И так как он не может предоставить никаких следов этой колонны, то отвечает: а мы ее разбомбили. — А что, никаких следов не осталось? — Не осталось. Разбомбили так, что ее просто не стало, даже железных кусочков не осталось. Подразумевается, что президент — лицо серьезное и ответственное. А на Западе делают вид, что верят. Они всегда верят тому, во что им выгодно верить. И так каждую неделю они бесследно вдребезги "разбивают" по военной колонне российской армии, тем не менее удивительным образом терпят страшные потери от ополченцев. Они постоянно рассказывают что-то про арестованных военных. Каждый раз показывают штук по пять удостоверений, награды… На самом деле, это абсолютная чушь.

Надо понимать, что они находятся в состоянии войны, когда информационная журналистика умирает. Ее нет. А есть контрпропаганда и контрпропагандистские подразделения. Они являются элементами войны, проводят информационную войну. Просто не имеет смысла сосредотачиваться на оппонировании всем этим фантазиям, которые они выдают каждый день. Хотя это действует сразу на тех людей, которые имеют близкие позиции. Но постепенно-постепенно — вода камень точит — реальность все-таки вносит определенные сомнения. Уже меняются позиции западных СМИ. Они вынуждены прислушиваться к общественному мнению. Соцопросы показывают, что европейцы с самого начала были за нас. А недавно скандальный опрос в Германии провели. Оказалось, что если бы баллотировались Путин и Меркель, то 70 процентов получил бы Путин!

— Когда, на ваш взгляд, закончится эта гражданская война? Уже некоторые американские эксперты говорят, что противостояние на Украине скоро закончится.

— Ну, если в Вашингтоне решили закончить, то вполне возможно, что так произойдет. Но если серьезно, не думаю, что они так уж в курсе, о чем думает Обама, тем более, там все очень сложно. Обама и сам не всегда в курсе, о чем он думает.

Эксперты исходят из того, что есть определенное время для такого рода конфликта, после которого все-таки начинается этап переговоров. Потому что такое лобовое противостояние внутри государства не может длиться долго без угрозы для существования самого государства. Поэтому настает время переговоров. Другое дело — догадывается ли об этом господин Порошенко?

Беседовала главный редактор Pravda. Ru Инна Новикова

Читайте также:

Украина: президент есть, мира нет

Украина: кто выиграет в большой игре

Украина без Рады, и нигде ей не рады

Украина не расплатится за смерть?

Порошенко и ЕС больше не хотят ассоциации


О чем договорятся Путин и Порошенко?
Комментарии
Комментарии


Комментарии