Эдуард Лимонов: Марш-бросок Польши на Украину

В прямом эфире видеоканала Pravda.Ru в очередной раз побывал известный российский писатель и политик Эдуард Лимонов. Главной темой интервью стали события на Украине. Эдуард Лимонов рассказывает, почему распад Украины неизбежен, откуда растут ноги у украинского национализма и какие у Польши планы относительно западных украинских земель.

— Эдуард Вениаминович, "Киев, капут!" — пророчество или констатация факта?

— Это на самом деле я просто писал ежедневно, как дневник. А потом я пришел к выводу, что это нужно все вместе под одну обложку, как такой кусок истории. Кое-где мне удавалось опережать историю своим видением, заглядывать на месяцы вперед. Я с самого начала, еще в ноябре 2013-го, говорил, что Украина распадется. Она никогда не была единым государством. Собственно, Украине принадлежат где-то 9-10 областей в центре, а все остальное она приобрела в советское время благодаря щедротам советской власти.

А сама Украина — это Киев, Сумская, Полтавская и другие ближайшие к столице области. Львовская и другие западные области отошли к СССР и вошли в состав Украины только в 1939 году благодаря пакту Молотова-Риббентропа, между прочим! Львов — столица якобы украинского национализма — на самом деле был заселен в те годы больше чем на 56 процентов поляками. И все остальные области тоже.

Можно сказать, что была создана Украинская империя с колониями. В том числе с российскими территориями — тот же Донбасс, наиболее ярко — Крым, Одесская область и многие другие регионы.

Часть Польши они себе отхватили, присоединили части Чехословакии, Румынии и Венгрии. Уходя из СССР захватили всю эту Украинскую советскую социалистическую республику, все добро, которое им не принадлежало. Как жена, которая вышла за богатого человека, а потом взяла и увела все богатство к чертовой матери. Хотя бы совесть имела бы, морально так. Это же просто находилось в административных границах. Этих границ никто не видел никогда до распада, до самоубийства СССР.

Там не было ни одного столба, ничего. Это было просто исключительно для удобства администрирования. И Крым отдали. Пусть не ищут в этом злого умысла Хрущева. Он отдал потому, что границы ничего не значили. Никто думал в 1954 году, что Крым станет действительно украинским, а СССР не станет.

— Но все равно народ возмущался в то время.

— Да, возмущались, но как бы несерьезно. Потому что украинская власть была видна там очень мало, фактически никак. Вот я провел свое детство и юность в Харькове. До этого я жил с отцом военным в Луганске ныне, тогда он назывался Ворошиловград, но недолго. Отца переводили из одного военного городка у другой.

В Харькове никто не считал Киев столицей. Все считали: столица страны это Москва, естественно. Молодежи ехать в Киев в голову бы не пришло. Все ехали в Москву и в Ленинград.

— У вас отец — украинец, а мать — русская?

— Нет, отец у меня не украинец. Заблуждение, что оканчивающиеся на "о" фамилии говорят об украинском происхождении. У нас с такими фамилиями живет несколько миллионов человек в Краснодарском и Ставропольском краях, Ростовской, Воронежской и многих других областях. Мой отец — из донских казаков — родился в городе Бобров Воронежской области. Это была засечная черта, там была как раз граница России и Дикого поля.

Все они носили и носят такие фамилии. Отец мой ни слова никогда не знал по-украински, попал он на Украину только по долгу службы, после того как служил в Дзержинске Горьковской области, где я и родился. Обыкновенная судьба офицера. Я украинский довольно хорошо знаю, потому что нас в школе учили.

— Говорят, сейчас украинский язык изменяется. Там стало больше польский слов.

— В естественном развитии языки меняются очень медленно. Наверное, у украинцев свой язык есть, и история есть, только государства нет. Никогда не было. Ее не создали даже знаменитая Переяславская Рада 1654 год и знаменитый гетман Богдан Хмельницкий, который потом несколько раз переходил к Польше, бегал туда-сюда. Он предводительствовал каким-то количеством казаков — порядка 8-10 тысяч. Вот и вся история. Сразу после того как Украина получила незаконным путем независимость, власть сосредоточилась на создании национального иконостаса.

Эта нынешняя волна национализма пришла из западных областей. Западенцы были в свое время частью Австро-Венгрии, потом — частью Польши. Вот там и сформировался украинский национализм. Это сельскохозяйственные районы, горы. Работы там нет, безработица полная. Там вплоть до начала 60-х годов еще были схроны и остатки украинской повстанческой армии отстреливались от российского НКВД.

Поэтому у них это традиция еще свежа и жива. Мазепа — это было Бог знает когда. А тут были отцы и деды тех, кто пошел на Майдан. Поэтому там такая вспышка национализма, непосредственная передача этих идей ненависти. Это недовоеванная война, которую тогда советская армия все-таки подавила.

В Новороссии совсем другие люди. Донбасс — яркий пример. Харьков был столицей Украины в свое время. Это огромный интеллектуальный город. До сих пор там больше всего учебных заведений, огромное количество всяких научно-исследовательских институтов и прочее. Но у интеллигенции от авторучки до оружия — огромное пространство. В Харькове прозевали момент, не успели. Но там и в других местах тоже это все будет.

— В вашей книге вы использовали информацию от своих ребят, которые в Харькове остались, в частности. На какие еще источники информации вы ориентировались?

— Да, у меня есть свои источники. Я сравнивал, анализировал разную информацию. Во всяком случае я мог обратиться и к своим ребятам на Донбассе и где-нибудь в Париже, где угодно. Это просто. У меня на самом деле — широкий круг.

Конечно, основная движущая сила во всем украинском конфликте — это западенский национализм, с которым, к сожалению, вступили в союз либералы столицы. Именно поэтому Майдан стал возможен.

Ведь начинался Майдан с вполне либеральных требований свободы, а его эти сельские парубки приехавшие переупрямили, сделали свои лозунги и навели свои порядки. Сегодня они преобладают в политике. Еще неизвестно удержится ли Порошенко, олигарх. Мне кажется, что его месяцы сочтены. Он не удовлетворяет никого — ни партию войны, потому что он не ведет победной войны, ни партию мира, потому что мира нет.

— События на Украине очень сильно разделили и наш народ. Прозападная часть оказалась в явном меньшинстве. Как вы относитесь к Немцову? Говорят, вы дружили?

— Боря никогда не был моим другом. Я очень был раздосадован, когда он появился среди либералов в свое время. Нет, Борис, нет. Я бы поддерживал союз с Каспаровым и Касьяновым, которые сейчас никакой заметной роли не играют в либеральном движении. А Бориса я всегда держал за неприятного человека. У Бориса личные мотивы, конечно, это все понятно. Потому что он был фаворитом Ельцина до Владимира Владимировича Путина.

И конечно, теперь ему очень обидно смотреть на Путина, который достаточно успешно управляет такой огромной страной, а Борис ходит на какие-то блошиные манифестации.

— Между интеллигенцией вы чувствуете разлад?

— Конечно, это очень далеко корнями уходит. Многие из тех людей, которые сегодня выступают против власти, выступали и против советской власти, многие из них имеют личные счеты с режимом. У кого-то отец погиб в ГУЛАГе, у кого-то еще кто-то погиб.

В древнее время уничтожали детей врагов. Это очень плохо, конечно, но в этом была определенная варварская правота и прямота. Потому что дети, внуки выросли, они не забыли, кто у них погиб в ГУЛАге и все такое прочее.

— Что вы думаете про женщину, которая позвонила в украинское посольство?

— Она, конечно, абсолютно отвратительна. Она не раз туда звонила. Она собирала данные. Даже на основании того, что мне удалось увидеть в открытом доступе, совершенно ясно, она хотела таким образом заслужить политическое убежище или еще что-то. Вообще, очень странная семья. Муж был и остался женат сразу на двух сестрах. От старшей у него трое детей. Не все дети этой Светланы.

И удивительно, как наши ультралибералы не понимают, что это очень невыгодно и невыигрышно для них. Это провал — поддерживать женщину, которая совершенно явно наблюдала за этой частью. У нее есть в дневниках записи. Все почему-то говорят, что она один раз позвонила. Ничего подобного. У нее есть там записи и от 7 июля, например. А первый раз в апреле. А это же часть ГРУ, специальные войска.

— Вас не пускают на Украину уже давно. "Демократические" власти отказали вам даже поехать на похороны отца.

— Я ездил в декабре на Донбасс. А украинские власти меня точно посадят, если не пристрелят, понятно.

— И такая "демократия" нашим либералам нравится.

— Да. Уже столько злодеяний совершено — все бледнеет перед этими тысячами трупами.

— Сейчас наряду с военными действиями идет мощная информационная война. Могли бы ваши ресурсы активней использоваться?

— У меня такое впечатление, что наша власть еще не дошла до того, чтобы понять, что ей все нужны. Нужна поддержка, надо использовать все возможности. Но она до сих пор делает вид, что ей никто не нужен, и ведет себя точно так же. А мы никогда не навязывались, мы не подходили к власти, мы — не Кургинян. Хотя мы всегда работали на страну, на нашу Родину.

Мы не колебались, не бегали от этого к этому, а всегда у нас как был лозунг было: "Россия — все, остальное — ничто". Так и осталось.

Наши сейчас воюют в Донбассе. Мы множество людей, не только однопартийцев, переправили через нашу сеть. И в интербригадах — наши ребята. Я съездил на передовую в Сокольники, где наши ребята сидели в окопах. Самый опасный участок был. И сейчас, по-моему, таким же остается. Он как бы выдвинут вперед. Там река Северский Донец, и через нее много раз пытались переправиться украинские войска, понтонные мосты наводили.

Читайте также:

Эдуард Лимонов — в прямом эфире Pravda. Ru

Лимонов о срыве концерта Макаревича: "Это буря в стакане воды"

Эдуард Лимонов: Нужно быть лояльным к своей стране

Эдуард Лимонов: Нет никакого конфликта между русскими и украинцами

— Ваш прогноз — не политолога, а поэта — на будущее Украины?

— До пророка нужно еще дотянуться. Хотя у меня были прозрения.

— Капут-то вы увидели. Или пока это — только благое пожелание?

— Это скорее не видение, а просто знание. Потому что я и раньше знал, что Украина — не одна, их — несколько. Это слепленная из кусков вещь. Еще у меня был сербский опыт. Я видел, как разрушали Югославию. Я знал всегда, что на бумаге независимые государства не создаются.

Государства должны доказать себя реально, выжить в испытаниях. Вот пришел час испытания. Украина не выдержала испытаний, она их не выдерживает и не выдержит. Я думаю, что будет небольшое государство, которое они заслуживают.

Рано или поздно Польша предъявит свои территориальные претензии. Это пока они раскачиваются. Им, конечно, приятно происходящее. Они представляют, что украинцы за Польшу мстят России. Конечно, и на нашей стороне есть польские добровольцы. Польша тоже расколота.

Всех всегда везде можно найти. Были французы, которые воевали за сербов, и были французы, которые воевали за хорватов. Это все — известные истории. А поэтические прозрения, предвидение будущего — надо заслужить. Видимо, еще рано.

Беседовал Игорь Буккер

Читайте также:

Поминая Украину. Евромайдан, начало конца

Украину не спасут даже миротворцы

"Порошенко попросит Россию ввести войска"

Запад готовит Порошенко к ликвидации

Эдуард Лимонов о Евромайдане: Одна сторона домучивает другую

Эдуард Лимонов: Сетевые "прихлебатели" намеренно себя преувеличивают

Подготовил Юрий Кондратьев

Темы

Эдуард Лимонов о ситуации на Украине и книге "Киев капут!"
Комментарии
Комментарии