Игорь Друзь: "Украина - гнилой труп"

Игорь Друзь: Украина страшна как источник смуты. Игорь Друзь: Украина страшна как источник смуты
Советник Игоря Стрелкова, лидер Русского имперского движения Игорь Друзь

Вторая международная конференции "Россия, Новороссия, Украина", прошедшая в Крыму, в Ялте, была богата на яркие интересные выступления. Советник Игоря Стрелкова, лидер "Русского имперского движения" Игорь Друзь считает, что раззомбировать украинцев может только сила. Он спрогнозировал гражданскую войну на Украине. Не исключает ее и в России.

"У многих до сих пор сохраняются иллюзии о том, что якобы киевский режим вот-вот рухнет сам собой, что якобы с наступлением социально-экономического кризиса устаканится ситуация в мозгах у украинцев. Она не устаканится. Я вас уверяю, наоборот, народ становится все более твердым и крепким в своих фашистских взглядах. Информационную матрицу полностью контролирует фашистская хунта. Надеяться на то, что будет социально-экономический кризис, что будет там падение жизненного уровня, что не станет газа и что они перестанут быть фашистами, совершенно не приходится.

Сейчас вопрос о раззомбировании населения можно ставить только с помощью военной силы. Точно так же, как раззомбировать немцев в их фашизме можно было только взятием Берлина в 1945 году. Когда наши войска подступали к Берлину, то все думали, что вот же, казалось бы, немцы образумятся. Да, вот Гитлер довел страну, он действительно довел ее до падения жизненного уровня, а вражеские войска уже подступили к столице. Кто виновен? Гитлер. А кого они больше всего любили? Гитлера. Они укоренялись в своем фашизме. Все трудности Гитлер списывал на злобный, агрессивный Советский Союз, который якобы собирался напасть на Германию. Такая же ситуация сейчас. Какие бы проблемы не происходили в Киеве, все они будут списаны на злобного Путина, ФСБ, ГРУ и т. д. Эти конспирологи найдут, на что списать. И надеяться на то, что население образумится из-за кризиса, абсолютно не приходится.

Меня очень настораживают определенные пораженческие тенденции, которые наблюдаются у нас даже в патриотическом сообществе. Будем вводить войска, не будем вводить войска… Вот Крым наш — какое счастье. На самом деле, Крым наш без всей остальной Украины — это несчастье. Мы взятием Крыма укрепили режим. Крым необходимо было взять. Необходимо. Но сначала взять Крым, а потом пойти на Киев. И сейчас необходимо действовать столь же решительно. Эта власть абсолютно нелегитимна. Думать о том, что она просто так успокоится, что население образумится, это даже не смешно.

Для меня откровением стал разговор с моим старым приятелем из Киева. Он был врагом первого Майдана, он был врагом второго Майдана. Он постоянно ходил в церковь и говорил о любви к России. И вот он мне недавно сказал: "Вы — оккупанты". Я думаю: "Ну, все, если уж и ты тронулся головушкой, значит, тронулись все". Дело в том, что очень много лет все люди прорусских взглядов в столице Украины Киеве не только не имели какой-то поддержки российских официальных структур, но перед ними были закрыты все социальные лифты. Если ты говорил о своей любви к России, Церкви и т. д. — это очень серьезно ухудшало твои карьерные перспективы и т. п. Это происходило годами, а теперь это происходит в квадрате, в кубе. Если кто-то заявит об этом, то у него нет никаких шансов жить в этом городе. Если кто-то заявит резко и публично, то просто исчезнет. Не зря же "Правый сектор" захватил крематорий. Человек исчезнет, и никто и никогда его не найдет. Как говорят следаки, нет тела — нет дела.

Поэтому наши задачи, все вопросы стоят именно о военной силе. Правильно говорил Мозговой, что в военное время все должны одеть военную униформу, все, кто в силе носить оружие. Женщины должны закончить медицинские курсы. Всем надо браться за дело. Я думаю, что другого пути нет.

Хочу сказать о нашем опыте в Новороссии, опыте сотрудничества людей разных взглядов. Мы с Игорем Ивановичем Стрелковым неоднократно обсуждали эту тему. Действительно, у нас есть люди разных взглядов. У нас попадаются и коммунисты в том числе. Но это коммунисты современного разлива, то есть это коммунисты не троцкистско-ленинского плана. Это коммунисты, которые были в периоды сталинской и брежневской контрреволюций. Условно говоря, мы рассматриваем эту проблему так. Есть лица, у которых просто черная повязка на глазах, — это бандеровцы, это слепые, которых ведут поводыри туда, куда им надо. Есть лица, которые видят картину, скажем, наполовину, то есть на их лицах очки замазаны какой-то серьезной краской. Но часть картины они все-таки видят. Это лица левых взглядов. Ну, и есть лица, которые наконец увидели, что смута началась не вчера, а в феврале 1917 года — не в октябре даже, а в феврале.

Поэтому мы не ставим вопрос о примирении красных и белых. Потому что и красные, и белые — это борьба февраля с октябрем. Мы ставим вопрос о возврате на исторический путь развития России. Я считаю, что это, конечно, невозможно построить в Новороссии. Но мы вбросили зародыши этих идей в ополчение. Все ядро ополчения, безусловно, состоит из православных людей. Жизнь показала, что за левыми идеями обычно идут или журналисты, которые не возьмут в руки оружие ни в коем случае, или бабушки и дедушки. А скажем так, мужчин с автоматами больше всего заводит идея православного империализма. Поэтому эта идея имеет право на существование намного больше, чем все остальные идеи. Но надеяться на то, что будет какое-то удельное княжество вне Москвы — это не серьезно.

Мы считали и считаем, что надо плотно работать с Россией, что любая власть, какая бы она ни была, кроме какой-то уж явно русофобской, типа ельцинской, должна быть нашим партнером. Мы рассматриваем себя только как небольшую часть, которая должна со временем совершенно законно и легитимно влиться в Российскую империю. А сейчас она просто временно находится во вражеском окружении, но со временем она должна даже стать своеобразной точкой сборки для всей остальной территории.

Думать о том, что будет существовать этот смешной киевский режим долгосрочно, — это тоже несерьезно. Шансов на долгосрочное существование у него нет абсолютно никаких. Конкретно у товарища Порошенко нет шансов не только на долгую политическую жизнь. Я сомневаюсь в том, что он физически теперь проживет какой-нибудь значительный промежуток времени.

Но это вовсе не означает, что этот режим будет исправлен. Потому что на его место идут еще худшие силы. Я считаю, что если приходит время войны, то, как правильно говорил Стрелков, приходит и время всеобщей мобилизации. Я думаю, что сейчас уже приходит время, когда мягкая сила является подчиненной силой.

Я уже неоднократно писал о гражданской войне, которая будет на Украине. Ошибся только на год. Я не сомневался в том, что она будет. Но сейчас я боюсь, что она может разразиться по всей территории России. Поэтому, конечно же, хочется ли кому-то, или не хочется, но я боюсь, что придется очень многим людям поучаствовать в боевых действиях. Украина страшна не как источник какой-то военной силы. Она страшна как источник смуты. Это гнилой труп, который заражает все вокруг. И надо срочно провести военную ампутацию".

Читайте также:

Алексей Мозговой: Мы едины и лупим друг друга

Денис Пушилин: Будущее нужно делать сейчас

Сергей Глазьев: Кому выгодна война на Украине

Подготовил Юрий Кондратьев

Темы

Игорь Друзь: "Раззомбировать украинцев может только сила"
Комментарии
Комментарии