Тамаш Краус: НАТО и "проект Галиция"

НАТО провалит проект

Pravda.Ru публикует третий материал венгерского специалиста по Восточной Европе, бывшего заведующего кафедрой русистики Будапештского университета, профессора Тамаша Крауса. Этим материалом Тамаш Краус завершает цикл статей о ситуации на украинской территории. Сегодня речь пойдет о непреодолимом водоразделе между востоком и западом Украины.

Итак, катастрофа, происшедшая на Украине, является одновременно продуктом и проявлением смены общественного строя и последовавших за ней 25 лет. Ликвидация режимов государственного социализма путем приватизации привела к тому, что неожиданно скатившиеся до национализма властные элиты выступили за создание национального государства, которое служит власти новых олигархов, своеобразной новой буржуазии, зависящей от государства.

Запад, воспользовавшийся руководящей ролью значительных групп прежней местной номенклатуры, предоставил странам этого региона поддержку смены режима, приватизации и независимости национальных государств, но подавляющее большинство населения попало в худшее положение, оказавшись в еще более неблагоприятных жизненных условиях, чем при прежнем режиме государственного социализма. Следствием олигархической капиталистической системы стали тяжелый экономический и культурный упадок, социальное неравенство, экономическая, рыночная нестабильность.

Народное восстание на восточной Украине неотделимо от указанного выше процесса, масштабы которого лишь увеличились благодаря "неравномерному" развитию Украины в культурно-историческом пространстве. В течение столетий государствообразующая властная элита существовала в зоне притяжения России и русской культуры. В XX веке восточный регион и западный регион Украины противостояли друг другу — как "промышленная модернизация" и многонациональный "крестьянско-мелкобуржуазный" мир.

Читайте также: Лидер русинов: Распад Украины неизбежен 

Восточная Украина, по сути, перешла к Украине в 1918 году по предложению Ленина, чтобы уравновесить ее премодерные характеристики промышленно-пролетарскими чертами востока. А историческая обособленность западной Украины сделала ее игрушкой великих держав, в основе чего лежала описанная выше националистическая (Петлюра и Бандера), антирусская идентичность населения. После того, как США, ЕС и НАТО в собственных интересах легализовали крайние правые, неофашистские силы и "бандеризовали" политическую жизнь главным образом на Западной Украине, Россия и восточная Украина поставили борьбу за свои властные региональные интересы под флаг антифашизма.

В соответствии с ожиданиями западных кредиторов, прежде всего МВФ, нелигитимное марионеточное правительство Майдана стремится ввести неолиберальные рестрикционные меры в экономике, но при этом не располагает даже экономическими и военными силами, достаточными для того, чтобы удержать восточную Украину в рамках национального государства. Несомненно, что Украина не может быть вестернизирована (а восточная Украина украинизирована) не из-за Путина и очевидной поддержки со стороны России, а по указанным выше историческим причинам.

Читайте также: Евромечта не укрыла, а накрыла Украину

Однако непонимание ситуации проявляется и в том, что США рассматривает Украину постколониальной страной, которую можно вести на коротком поводке. В соответствии с этим габсбургская, немецкая, нацистская и англосаксонская разновидности "галицийского проекта" были нацелены на деконструкцию России, Российской империи или СССР, но в конце концов "несчастная западная Украина" не может превратиться в самостоятельное государственное образование даже под контролем НАТО.

Однако ставкой в гражданской войне на восточной Украине является не только создание самостоятельных народных республик. Осуществляется и эксперимент по созданию опирающейся на относительно широкую базу, строящейся снизу вверх системы власти. При поддержке промышленного населения восточной Украины идет вооруженная борьба против нелегитимного правительства за свою землю, свои рабочие места, свою идентичность.

Читайте также: Киевская империя - от Румынии до Батьки 

Донецкая и Луганская народные республики, без сомнения, стали результатом самоорганизации местного населения. И хотя судьба республик пока не ясна, у нас не может быть сомнений в том, что "покорное возвращение" в единое украинское государство исключено. С другой стороны, очевидно и то, что ни восточноукраинская русская, ни российская буржуазия не заинтересованы в успешной экономической самоорганизации. Российские геостратегические и местные классовые интересы столкнулись друг с другом, причем не впервые в истории.

Неслучайно восточноукраинская русская буржуазия поддерживает украинский центр власти, ведущий войну против собственного населения под знаменем "антитерроризма" и "борьбы против сепаратистов". Как известно, у капитала нет ни национальности, ни религии — одни только интересы. Известно и то, что для ведущих держав национальная идеология имеет значение только в том смысле и до тех пор, пока с ее помощью можно затемнить и вытеснить классовое сознание, классовую сознательность, без которых нельзя преодолеть олигархический капитализм.

Тамаш Краус


"Через год Украина распадётся на удельные княжества"
Комментарии
Комментарии