Павел Губарев: Порошенко - жертва таракана

Лидер движения "Новороссия" Павел Губарев дал эксклюзивное интервью Pravda.Ru. В беседе с главным редактором Инной Новиковой Павел Губарев рассказывает, каким видит будущее ДНР и ЛНР, чем представители миссии ОБСЕ занимаются на Донбассе и какие зверства украинские военные, неонацисты практиковали в отношении захваченных в плен ополченцев.

— Павел, зрительница видеоканала Pravda.Ru Людмила Грицай пишет, что помогает беженцам. Люди очень тоскуют по дому и очень хотят вернуться. Сейчас хоть какое-то перемирие. Можно ли возвращаться этим людям?

— Большое спасибо таким людям, и я низко кланяюсь тем, кто принимал беженцев, помогал и помогает… Я думаю, что переход к миру будет поэтапный, и нужно еще выждать, если есть возможность. Пока лучше не возвращаться: кто знает, какой американский таракан залезет в голову к украинскому президенту и укусит за какую-то извилину…

Первого перемирия вообще не было. Минск-2 хотя бы видно в какой-то мере, потому что есть гаранты — Олланд, Меркель, Путин там были.

— Спрашивают, какой вам видится идеальный образ создаваемой Новороссии. И когда вы планируете открыть политическую партию "Новороссия"?

— Политических партий сейчас в ДНР и ЛНР нет, есть общественные движения. Какой будет дальнейшая система выборов, сейчас идут дискуссии. Будет ли это партийная система или народная система, полностью мажоритарная, пока не ясно.

Я сторонник республиканской, демократической модели общества. Но она тоже должна быть пересмотрена, мы не должны ее повторять по западной модели, как это навязывается всему миру. И мы считаем, что демократия работает, только если обеспечить ее прозрачность, честность и открытость.

Мы знаем, что та бывшая, старая система строится таким же образом, что получается 70 процентов коррупционного налога чиновникам — откат за отвод земли, за любое разрешение. И вот откат-откат-откат — в итоге у тебя себестоимость жилья несопоставимая, плата за ЖКХ космическая… Так жить просто невозможно.

Формы кооперации нужно легализовать, чтобы люди могли кооперативными методами строить себе жилье, и я буду бороться за то, чтобы это реализовать на Донбассе.

И здесь нет места коррупции, у нас есть шикарный антикоррупционный закон, мощнейший. Его писали лучшие умы в Москве, я консультировался с самыми сильными специалистами по этому вопросу, и это нужно воплощать. Нужно воплощать то государство-мечту, которое мы задекларировали в лозунгах и программах. Конкретно, в реальности это делать, конечно, сложнее.

Сотни бюрократических людей и бизнес-структур, конечно, захотят сделать все по-старому, чтобы опять были системы распила бюджета и коррупционных доходов, начать передел бывшей олигархической собственности.

Нельзя этого допустить, нужно оставить эти предприятия в государственной собственности, и мы будем за это бороться. Борьба эта долгая и нелегкая, и мы понимаем, что движение к идеалу не может быть линейным, будет много препятствий и попыток обратных движений. Но я думаю, что мы сможем, преодолеем все трудности и создадим действительно справедливое народное государство.

— Вопрос: как вы относитесь к деятельности ОБСЕ? Потому что вроде бы наблюдатели все время присутствуют, но впечатление, что у них глаза где-то в другом месте находятся, как и мозги.

— Они присутствуют, автомобили ОБСЕ я замечал в Донецке не раз. Их совершенно никто не трогает, даже понимая, что в ОБСЕ есть военные разведчики. Они свободно работают. Они ведь тоже служивые люди, представители военной разведки, военные в отставке, дипломатическую работу ведут.

Оценивать эту структуру нужно со всех сторон. Когда с ними разговариваешь, видно, что это люди очень сведущие, но они больше слушают, чем говорят. Они очень спокойно ко всему относятся. Им же не впервой разруливать конфликты, быть третьей стороной. Очень хочется надеяться, что они действительно третья сторона.

— Вы были в застенках киевского режима. Как удалось освободиться?

— Первые месяцы — это были муки и мытарства, в том числе издевательства физические и моральные. Я с первого дня сказал, что не буду сотрудничать со следствием, ни разу не дал показаний, не участвовал ни в одном следственном действии.

Потом было послабление из-за информационной атаки. Кто-то очень сильно испугался, что я в коме. Пришли из ОБСЕ, от омбудсмена, депутатов оппозиционных. Стало полегче. Бить не перестали, но уже не так сильно и системно…

Сейчас огромное число просто несогласных с нынешним режимом людей находится в заключении. В основном им по ускоренной процедуре по "пятерке" всем уже дали. Это машина политических репрессий. Тысячи людей уже получили срок.

— Они известны, есть списки?

— Списки есть, они не полные, они постоянно дополняются, этим занимается омбудсмен Донецкой народной республики и Луганской народной республики, занимаются другие люди. Нужно менять всех на всех, как того требует Минский протокол.

Проблема еще в том, что украинское правительство многих политических заключенных отправило за решетку по уголовным статьям. Например, подбросили гранату, и человек идет уже за хранение оружия. Поэтому очень сложный вопрос, тут дожимать надо, нужно всю политическую волю проявить.

У нас с Одессой была дискуссия во времена Майдана. Мы говорили, что майдановцев, если приедут свои порядки устанавливать, мы должны встретить с битами, с дубинками, если у них оружие, мы должны взять оружие и встретить их с оружием.

Но одесситы убеждали, Одесса — культурный город, мы не должны, доказывали, что можно объяснить. И вот 2 мая — печальный результат. Этому зверью майдановскому нужно и можно было противостоять теми же силовыми методами, которыми они на нас наступали.

И мы на Донбассе не использовали ни одного метода, который не использовали они на Майдане. Захваты оружия, захваты админзданий, делигитимация власти — мы ничего не использовали нового. Они сделали — мы точно так взяли и сделали. Вы же государственный переворот, то есть незаконное устранение легитимной власти, провели. Почему мы не можем его провести, если эта власть нам настолько же противна и настолько же некомплиментарна?!

Мы — Донбасс! Донбасс никто не поставит на колени! Вот это правда. Донбасс не поставить на колени, это другая ментальность. Надо видеть людей с автоматами, которые поднялись из угольной шахты и взяли в руки оружие. Это люди с таким стержнем, что дай Бог каждому народу такой стержень иметь. Наши люди зубами будут грызть за свою землю.

На территории, подконтрольной киевскому режиму, сейчас возможен только сетевой принцип, организация подпольных сетевых ячеек. Они правильно все делают, у них другого ничего не осталось. Украина — пестрая, ее изначально нужно было устроить федеративной. Был такой политик украинский — Вячеслав Черновол, он отсидел за свои убеждения в советские годы, потом организовал первый "Народный Рух", народное движение проукраинское.

Он уже тогда говорил, что нужна федерализация, как минимум Донбассу, потому что мы с Донбассом никогда не уживемся. Галичина и Донбасс — это антиподы, и нужна другая форма устройства, не унитарная, ее нужно устраивать, иначе столкнемся лбами, что чревато даже демонтажом украинской государственности. Это Вячеслав Черновол более 20 лет назад сказал.

— Зато Порошенко кричит, что 90-80 процентов за единое государство, за один язык…

— Пусть проведет референдум. Донбасса и Крыма уже нет… Есть Новороссийский полумесяц, где как раз почти все против этого. В центральной Украине тоже большинство выскажется не за унитарную Украину. В любом случае, ведь он говорит обо всей Украине в совокупности. А почему в совокупности должен решаться государственный язык для города Харькова? Проведите референдум по регионам.

Нужно продолжать обмен пленными, но, вероятно, многих наших уже нет в живых, особенно тех, кто попал в плен к нацгвардейцам. Территориальные батальоны — жуткие человеконенавистники.

В эти наемные нацистские "Айдар", "Правый сектор", "Азов", "Донбасс-1", "Донбасс-2" в найм пошел самый шлак — бандиты, уголовники, нацисты, жуткие люди… Они срезали кожу, выжигали на людях свастику, пытали-мучили жутко… Это очень больно и печально.

Однажды, еще где-то в сентябре, я был проездом в Антраците. Казаки там взяли в плен украинских солдат волынской моторизованной стрелковой бригады. Я вижу, как они их начали избивать, унижать. Я говорю: Ребята, стоп! Так нельзя! Мы же не они, остановитесь! Я их остановил, немедленно вызвал врача оказать помощь. Организовал их помыть, накормить, позвонить родственникам. Мы делаем так постоянно, и этим мы победим. Мы должны оставаться человечными.

— Вы прямо как советские солдаты, которые детей спасали…

— Мы — не они. Мы должны быть человечными!

Читайте также:

Павел Губарев: Элита Донбасса нас предала

Это не провокации, это наглость фашистов

Герои ДНР: Павел Губарев

Подготовил к публикации Юрий Кондратьев

Беседовала

Инна Новикова


Павел Губарев: Донбасс взял пример с Майдана
Комментарии
Комментарии
Комментарии
Tasha Byianova Национальные антидопинговые агентства призывают к реформе WADA
Tasha Byianova Медведев: Доиндексанция пенсий в 2017 году будет равна единовременной выплате
Юрий Ктиторчук Авиация России отрабатывает массированный ракетный удар
Кирилл Левоненко Полиция нашла 370 кг кокаина на заводе Coca-Cola в Марселе
Кирилл Левоненко Космобомберы: Предыстория идеального оружия
strateg s Кто не кормит свою науку, будет кормить чужую
Кирилл Левоненко Журналист из Ташкента: внешняя угроза для Узбекистана — не самое страшное
Кирилл Левоненко Джон Маккейн станет другом Путина
Vladimir Afonin Полиция нашла 370 кг кокаина на заводе Coca-Cola в Марселе
Кирилл Левоненко Прокол с милдронатом будет стоить ВАДА очень дорого