Борис Борисов: Фашизм всегда приводит к войне

Борис Борисов: фашизм всегда приводит к войне. Замминистра иностранных дел Донецкой народной республики Борисов

Самопровозглашенные республики Юго-Востока Украины сопротивляются киевской хунте, дают отпор посланным против них карательным отрядам армии, наемникам и фашистским формированиям. Покровители незаконно-захваченной временной власти оказывают на народ, выступающий против нынешнего режима, международное давление. Однако в этих тяжелейших условиях власти молодых республик продолжают формировать свою государственность и уже делают первые шаги на международной арене. О ситуации на Украине, подготовке к референдуму, о статусе Донецкой народной республики и возможных вариантов развития событий в прямом эфире видеоканала Pravda.Ru рассказал заместитель министра иностранных дел Донецкой народной республики Борис Борисов.

— Что происходит сейчас на военном и информационном фронтах?

— Я могу отметить очень хорошее сопровождение текущих событий со стороны телеканалов, которые имеют на Украине в настоящий момент корреспондентскую сеть. Некоторых из корреспондентов я знаю лично, в принципе они выводят в эфир новости в полном объеме, подают их честно в режиме почти реального времени. Дополнительно любой человек, который интересуется, может посмотреть Твиттер, например, блоги Стешина и Коца, которые они ведут непосредственно из Славянска. Эти каналы новостей о военной ситуации доступны каждому. Никаких специальных структур у МИДа, которые бы отслеживали эти моменты, нет. Они, собственно, и не нужны. У нас совершенно другие задачи. Мы нацелены на серьезную дипломатическую работу по признанию Донецкой народной республики как субъекта международного права. И в этом смысле у нас свой участок фронта.

Читайте также: Организаторы референдума 11 мая в Донецке и Луганске подробно рассказали об итогах работы

— Что происходит на вашем участке? Как выглядит ситуация? Что вы планируете сделать?

Дипломатическая задача на данный момент: нам необходимо получить статус непризнанного государства, как это не странно звучит на первый взгляд. Дело в том, что статус непризнанного государства — это тоже определенный статус международных отношений. Нет официального дипломатического признания. Я думаю, что определенное время его и не будет. Но при этом поддерживаются контакты и не только по линии министерства иностранных дел, а самое главное — параллельные контакты между соответствующими государственными структурами. То есть республику видят, ее замечают, с ее представителями говорят, с ними подписывают документы более низкого уровня, чем дипломатические, но, тем не менее, даже на уровне правительств. Можно договариваться о торгово-экономическом сотрудничестве, решать таможенные вопросы, подписывать документы по гуманитарному сотрудничеству, содействию обучению граждан в российских вузах и многим другим вопросам. Есть масса вопросов, которые можно решать вне рамок дипломатического признания. Поле работы огромное.

Ситуация с разными ведомствами России сейчас у нас разная. В целом видно, что еще централизованных государственных команд, как относиться к Донецкой народной республике не поступило. Поэтому все зависит от, скажем так, степени авторитета и самостоятельности тех или иных ведомств. Есть ведомства, которые предпочитают нас не замечать, но другие ведомства, их руководители уже идут на сотрудничество. Обозначать их сейчас поименно я остерегусь, чтобы не навредить идущему процессу, поскольку это только ростки взаимоотношений.

— Можете ли вы сказать про взаимоотношения с Федеральной миграционной службой? В данном случае это — особое ведомство, в любом случае им приходится с вами взаимодействовать. Ведь есть люди, которые бегут в Россию от боев, от карательных операций. У вас есть контакты с этими людьми?

С Федеральной миграционной службой ситуация следующая. В самом начале конфликта на высоком государственном уровне были сделаны заявления о том, что граждане Украины являются нашим приоритетом, что мы будем принимать беженцев, что мы будем давать им гражданство. Большое количество людей, поверив этому, приехало и обратилось в Федеральную миграционную службу. Но, как вы понимаете, чиновничий аппарат работает не на основе политических заявлений, а на основании законов, инструкций, а самое главное — на основе бюджетного финансирования. Что-то он может делать в рамках текущей деятельности без дополнительных статей бюджета, что-то нет. И в итоге ситуация сложилась таким образом, что все эти заявления так и остались заявлениями по большей части. Хотя какое-то количество людей получило вне очереди поддержку. Я должен выразить благодарность Федеральной миграционной службе за этих людей.

Но в то же время нужно перед ними поставить всерьез вопрос о том, что значительное количество людей не получило этой поддержки. Сейчас существует новый закон, при котором знание русского языка, как родного, является одним из оснований получения гражданства. Этот закон является поводом обратиться для получения российского гражданства. Определенные условия, например, жительство на нынешней территории, начиная со времен Российской империи, прямых родственников по нисходящей линии также дают право на упрощенное получение гражданства. Многие этим воспользуются. Естественно, возникнет вопрос с гражданами, которые не попадают под действие этого закона, но являются этническими русскими или русскоязычными с русской культурой. Например, немало армян воспитаны в русской культуре и ныне могут подвергаться определенным гонениям. Вопросы возникают. Я думаю, мы найдем точки соприкосновения и возможности для решения таких проблем.

— Какие у вас отношения с соседней Луганской народной республикой? Как у них обстоят дела, строится работа?

— Ситуация следующая: в данный момент я представляю министерство иностранных дел Донецкой народной республики, которая по границам совпадает с бывшей Донецкой областью Украинской Советской Социалистической Республики — УССР. Затем рядом с нами существует дружественная Луганская народная республика. Руководитель республики — Болотов. В Луганске было все хорошо с военной составляющей. Но некоторое время у них отсутствовала работа по государственному строительству. В Донецкой республике тоже еще далеко не все органы власти фактически сформированы. Я пытался найти министра юстиции, потому что нам надо было согласовать документ по международному правовому статусу наблюдателей ОБСЕ. Потом оказалось, что они вовсе не за тех себя выдавали и были арестованы. А найти министра юстиции мне не удалось из-за его отсутствия. Может, сейчас он уже появился. Ситуация — революционная, все делается с чистого листа.

Читайте также: Лидеры юго-востока Украины - кто они?

— От зрителей поступил вопрос: Не боятся ли в Донецке, что в случае уничтожения сопротивления его участников постигнет судьба сгоревших в одесском Доме профсоюзов людей?

Вы знаете, наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами. Это, во-первых, и это главное. Во-вторых, те люди, которые взяли в руки оружие, заранее готовы к любому развитию событий. Кто сейчас на баррикадах в Славянске, Краматорске, кто отдает свои жизни, наверное, эти люди уже не боятся ничего, как и те, кто сейчас в других городах так же записываются в отряды самообороны, получают оружие и зачастую выезжают на линию фронта.

— Другие телезрители спрашивают: Не слишком ли гуманно поступает руководство Донецкой народной республики с военнопленными?

Наши люди, невзирая на всю горечь потерь, я уверен, никогда не опустятся до таких фашистских проявлений, которые произошли в Одессе. Это невозможно. Потому что на нашей стороне правда, на нашей стороне справедливость, на нашей стороне народ. И нет никакой необходимости загонять людей в здания и сжигать их там. Это политика другой страны, это политика противостоящей нам фашистской хунты. Запугивание страшными кровавыми преступлениями, нагнетание страха — за пределами человечности. Просто отпускать военных летчиков, солдат, которые пришли воевать, тоже думаю, не следует. Мое мнение состоит в том, что в нынешней ситуации, когда идут реальные боевые столкновения, все новые и новые отряды выходцев из других регионов, а также наемников, вторгаются на территорию Донецкой республики, обмен пленными был бы правильной мерой. Я бы лично выступал за обмен всех на всех.

— У граждан Донецкой республики могут возникнуть проблемы с выездом за рубеж?

Европа и Америка будут вставлять палки в колеса, заявлять о том, что они не будут пускать граждан, прописанных в Донецкой республике. Надо быть к этому готовым. Соединенные Штаты будут оказывать давление. Но, тем не менее, есть инвестиции компаний из Соединенных Штатов на территории Донецкой республики, есть инвестиции европейских компаний. Вложены весьма серьезные средства. Если они готовы поставить под удар свой бизнес — ну, что же… Пусть ставят. Это будет их выбор. Мы к этому не стремимся. Но в случае санкционного развития событий на определенном этапе ответные меры станут неизбежными. Какого рода они будут — тут большой спектр возможностей.

— Вы проводите консульскую работу? Можете ли вы как-то содействовать жителям других регионов Украины? Поднимаются ли они на сопротивление и провозглашение независимости от киевских властей?

— Харьковская народная республика так же была провозглашена, но просуществовала она всего двое суток. Все руководство было арестовано и находится в качестве пленников в Киеве. В этом смысле нельзя сказать, что ее не было — она пока подавлена. По Одессе — еще более сложная и запутанная ситуация. Таким образом провозглашать республику можно хоть два раза на день, сидя в интернете. Поражение Харьковской республики произошло из-за того, что они недостаточно обратили внимание на военную составляющую. Каждая революция обязана уметь себя защищать. По моему глубочайшему убеждению, трагические события в Одессе вызваны тем, что лидеры сопротивления допустили серьезную политическую ошибку. Они пропустили момент, когда мирный протест себя изжил, когда без стадии вооруженного восстания удержать итоги мирного протеста или просто хотя бы зафиксировать ситуацию стало невозможно. Его лидеры все время подчеркивали, что у них мирный протест. Они вместе с одесским майданом устраивали субботник по очистке парков и уверяли, что они этим добьются больше.

Мы видим, что на определенном этапе с фашистской хунтой нельзя говорить иным способом, кроме как языком вооруженной силы. Мы сделали на днях заявление об опасности фашизма. Главное, мы подчеркиваем: не Донецкая область противостоит Украине, не русские противостоят украинцам. Ни в коем случае. И никакие-то нации каким-то нациям. Это все люди доброй воли, все антифашисты, русские, украинцы Донецкой республики и по всей территории Украины противостоят наступающему фашизму. Украинскому фашизму, но точно такому же фашизму, как до войны был почти по всей Европе. Германский фашизм, итальянский фашизм, румынский фашизм, венгерский фашизм…

Читайте также: В ЕС распространяется коричневая чума

Мелкие фашики в республиках Прибалтики, которые оживились после входа немецких войск, хорошо отметились в уничтожении целого ряда национальностей. Украинский фашизм для Европы — совершенно не новость. Долгое время такая военно-политическая практика была подавляющей. Более того мы знаем, что остатки этих фашистских режимов существовали и после войны, например, диктатор Франко.

Некоторые сейчас ожидают, что если режим в Киеве фашистский, то сейчас все его начнут отвергать, расторгать с ним отношения, осуждать. Да ничего подобного. Фашистский режим вполне вписывается в нынешнюю политическую картину. Испания, где длительное время существовал фашистский режим, была вполне интегрирована в Европейские структуры. Фашистский режим осуждали на словах, но при этом никаких мер против него никто не предпринимал и не собирался. Теперь при поддержке европейских стран может на длительное время закрепиться и украинский фашизм, украинское фашистское государство. Оно может существовать, оно не будет никем отвергнуто, оно будет иметь дипломатические связи, брать кредиты, развивать свою армию. Но фашистское государство в конечной точке своего развития всегда приходит к войне. Либо оно разваливается постепенно, либо его уничтожают, либо оно приходит к войне.

Но фашистское государство Украина начинается с гораздо более кровавых событий, чем многие другие фашистские государства Европы в 30-е годы. Начало гораздо кровавей! Они с самого начала обнажили клыки, те клыки, которые другие фашисты прятали до времени. Что будет дальше? Дальше будет хуже, если эту силу не остановит другая сила. Фашизм никогда не останавливается сам. Он растет, он поглощает, он вербует сторонников, он формирует боевые отряды, из которых создаются дивизии, и, в конце концов, находит то пространство, куда он должен выплеснуться.

Подготовил Юрий Кондратьев

Темы

Огонь Одессы опалит Юго-Восток Украины?
Комментарии
Комментарии