Лидер русинов: Распад Украины неизбежен

Подкарпатская Русь за мир и независимость. Петро Гецко, премьер-министр Республики Подкарпатская Русь, коор
Петро Гецко, премьер-министр Республики Подкарпатская Русь, координатор сетевого русинского движения

Распад Украины усиливается, недовольство населения стремительно растет во всех регионах, многие из них по-разному выступают против киевской хунты и в разной степени обосабливаются от центра. СМИ сообщают, что в Закарпатье выступают против мобилизации и заявляют о независимости русины. В прямом эфире видеоканала Pravda.Ru разъяснил ситуацию премьер-министр Республики Подкарпатская Русь, лидер движения русинов Петро Гецко.

— Что происходит сейчас в Закарпатье?

— Волна негодования, которая накопилась за 23 года, сейчас вылилась в общий антивоенный, антимобилизационный протест. Киевские власти приписывают его каким-то внешним силам, говорят, что какая-то диверсионная группа работает либо это результат российской пропаганды. На самом деле, возникают протесты даже в глухих селах, где даже нет транзитной дороги, только тупиковые проселочные подъезды. Там никакая пропаганда, никакие диверсионные группы действовать не могли.

Вылилось наружу то, что подспудно копилось в течение 23 лет так называемой "незалежности". Дело в том, что украинский проект был навязан русинам, венграм, румынам, русским и всем другим национальностям, которые поддерживают Закарпатье. В последние годы он просто внедрялся силой. Тех, кого не удалось сагитировать пропагандой, какими-то другими методами, просто силой заставляют прыгать, скакать, кричать "Слава Украине", говорить о том, что во всем виноваты москали и т. д.

Но этому пришел конец. Митинги показали реальную цену и реальное значение Украины для закарпатцев. Закарпатцы не хотят умирать за идеи Бандеры. Закарпатцы не хотят воевать за идеи олигархов, за какие-то фальшивые, навязываемые ценности. Это первый, довольно-таки невинный этап, но, судя по эмоциональному накалу, мирный протест может быстро перерасти в активные, агрессивные формы. Естественно, мы хотим, чтобы никакого перехода конфликта из мирного в вооруженный не было. И на сегодняшний день идет очень активная работа по переводу этого протестного потенциала в политическое русло. Думаю, что в ближайшее время мы станем свидетелями каких-то иных форм и каких-то решений, которые точно последуют за этими протестами.

— Что вы имеете в виду? Вы могли бы конкретизировать?

— Мы укрепляем сотрудничество между русинской и венгерской общинами, создаем русинско-венгерский координационный центр, задача которого — решение политических вопросов в Закарпатье. То есть, мы ставим перед собой задачу непосредственной реализации итогов референдума 91-го года мирным путем под международным контролем.

Речь идет именно о мирном процессе, и этот сценарий у нас разработан уже года четыре назад. Сейчас в него внесены только некоторые детали. Первый шаг — это создание координационного центра. Уже определен его формат, решено, каким образом он будет создан, где и как. Второй этап — определение его первоочередных целей, утверждение программы. На основании этого будет идти работа по линии Европарламента, Страсбургской группы, ООН и у нас на местах. Здесь имеется в виду работа не в системе вертикали власти — обладминистрации или облрады, а именно на народном горизонтальном уровне — община румынская, община русская, община венгерская, община словацкая, чешская. На этом уровне основная работа развернется, после того, когда пойдет обсуждение в парламенте Венгрии, в Европарламенте. Когда пройдет ряд конференций, будет обращение к мировой общественности.

Сейчас мы затронули тему международного контроля за реализацией итогов закарпатского областного референдума, сделали другие заявления. Эти моменты мы должны пройти до середины сентября. Дальше возможны варианты работы с Европарламентом и обеспечение приезда в Закарпатье группы наблюдателей, прежде всего со стороны ОБСЕ, но однозначно, в них должны быть представители Венгрии и России. В итоге нынешняя власть должна уйти.

— Как именно власть должна уйти?

— Мирно. Если не уйдет мирно, придется действовать по-другому. Есть общественное соглашение между жителями Закарпатья и так называемой "властью Закарпатья". В Закарпатье произошел только переворот. Революции в Закарпатье не было. С этим согласны все. Народ до сих пор постоянно говорит на опросах, что в Закарпатье произошел только вооруженный переворот.

Власть, как была коррупционная 15 лет, которая все уничтожила и дезорганизовала, так и осталась. Поэтому Балоге с его командой предлагают уйти мирно. Если он не уйдет, будет реализован вариант С. Это силовой вариант, но он локальный и касается конкретных представителей власти. Они это прекрасно знают, и те выступления, которые сейчас идут и против меня, и против других наших активистов, связаны только с их страхом.

Стоит вопрос о легитимности власти. Мы готовы идти на выборы. Но на реальные выборы, а не в нынешнем формате, когда все комиссии и весь избирательный процесс патронируется их ставленниками. Обязательно должны присутствовать независимые наблюдатели из ОБСЕ, Венгрии, России и других стран. И мы готовы идти на выборы на равных условиях. А иначе мы просто силой их снимем, это однозначно.

— А почему вы считаете, что ОБСЕ и европейские страны поддержат вас или хотя бы будут объективны на выборах? Ведь Европа категорически не поддерживает, как они называют, "сепаратизм" и даже федерализацию.

— Если бы регион не граничил с Венгрией, Словакией, Румынией и Польшей, тогда Европе действительно до нас не было бы дела. В данной ситуации любая заварушка грозит перекинуться в секунду на соседние страны, прежде всего в Словакию и Венгрию.

Второе. Приближаются холода, а все транзитные энергомагистрали идут через Закарпатье. Затягивание и игнорирование интересов русинов со стороны ЕС может обернуться для них большими неприятностями. Хаос в регионе может оставить Европу без газа и других энергоносителей. Зима есть зима. Шутки могут быть летом, и то не всегда.

— Россия вам как-то помогает сейчас? И что она может для вас сделать?

— Ну, перво-наперво, Россия — все-таки правопреемник Советского Союза. Тем более, что мы берем за основу итоги закарпатского областного референдума 91-го года, то есть надо учитывать нормативно-правовую базу того времени. Поэтому однозначно — именно Россия должна проконтролировать процесс. Второе. Россия — это православное государство, это русское славянское государство, которое реально, как бы и что ни говорили нам, русинам, родное.

Когда мы говорим про помощь со стороны России, что русские с нами, наших противников это выводит из себя, прямо бесит. Они Россию жутко боятся. Россия не самоустранилась, хотя не очень сейчас нам помогает. Но одно осознание, что русские с нами, уже много значит. Безусловно, Венгрия и Россия — это наши стратегические партнеры. Венгрия очень последовательна в своих действиях. Может быть, она действует не быстро, но последовательности любая страна может поучиться у них.

— Как вообще вы живете в бытовом плане в Закарпатье? Вот в Киеве горячую воду отключили, по всей Украине зарплаты бюджетникам уменьшили и т.д. Это отражается на вас?

— В Закарпатье первыми результатами действий нынешних украинских властей стал перевод с газа на дрова. Это главный тренд. И при этом власти бьют во все литавры: вот мы, наконец-то, от российского газа откажемся. А в остальном 80 процентов закарпатцев не связаны с государством никак. То есть, они живут натуральным хозяйством или зарабатывают за границей. И с Закарпатьем они связаны только тем, что вот надо им заплатить налог за землю. Поэтому нас все это почти не коснулось. Эти ухудшения повлияли реально на галичан. Галичане — по природе паразиты, и у них наступают большие проблемы. Это для них смертельно. Зимой они будут прыгать реально, только от холода, а не от патриотизма.

— Прошла информация, что за невручение повестки берут по 500 долларов откупного. Это так?

— Это так. И больше бывает. Но я думаю, что те, кто все эти процессы запустил и кто этим пользуется, еще до сих пор не осознали, как это будет развиваться и чем для них кончится. Сейчас реально идет не просто локальный протест против мобилизации. Это уже протесты геополитические, которые переросли из мелких антивоенных протестов в требования автономии. Пока это развивается очень плавно и еще вроде как незаметно. Но очень вероятно, что нынешние сотрудники военкоматов, СБУ и все те, кто кричит с пеной во рту "Москаляку на гиляку!", первые будут отвечать за свои слова и действия.

Читайте также:

Русины не хотят умирать за Украину

Украина: Маховик насилия раскручен

На Украине царит дезинформация

Подкарпатская Русь заявляет о своих правах

Взорвет ли Европу лето 2014 года?

Подготовил Юрий Кондратьев

Комментарии
Комментарии