Для Киева даже лучший сценарий смертелен

Для Киева даже лучший сценарий смертелен. Для Киева даже лучший сценарий смертелен

Что будет с Новороссией? Каковы итоги минских переговоров? Какова роль обстоятельств и личностей в истории? Об этом, а также о вежливости и вульгарности в политике, насущных проблемах современного мира рассказал в прямом эфире видеоканала Pravda.Ru известный аналитик, бывший глава израильской службы НАТИВ Яков Кедми.

— На встречу в Минске возлагалось много надежд. Предполагалось, что она будет содействовать прекращению кровопролития и поискам компромисса. Как вы считаете, изменит ли что-нибудь реально эта встреча?

— Я не думаю, что она что-то изменит. Мы услышали ясно и четко позицию Путина — он ее излагает не первый раз. Но мы ничего не услышали от представительницы Европейского союза. Мы услышали явную поддержку позиции Путина со стороны Назарбаева. И мы ничего не услышали, а только увидели довольно растерянное и недовольное выражение Порошенко — он ничего вразумительного и членораздельного не сказал. То есть, если судить по внешним признакам, были заявлены свои позиции, у кого они ясные — они были заявлены ясно, у кого не ясные — они были заявлены неясно.

— Порошенко на встрече вел себя непоследовательно. Кроме того, сначала пообщался приватно с Кэтрин Эштон. После встречи опять бежит и, видимо, докладывает о ее итогах Кэтрин Эштон. На встрече не было американцев, а многие считают, что именно за океаном решается судьба Украины и Европы, оттуда идут все указания…

— Ну, судьба Украины, Европы — я бы так не преувеличивал. Порошенко хочет представить это как мировую ключевую проблему. Судьба Украины сегодня решается в Донбассе. Не в Минске и не в Вашингтоне, а в Донбассе. Потому что способность Соединенных Штатов повлиять на ситуацию сегодня очень ограничена. Единственное, что те иллюзии, которые питал и питает Порошенко и иже с ним, сейчас проходят проверку жизнью. Самое главное испытание — это Донбасс. Ближайшие две недели покажут, как сложится там военная обстановка, каково реальное соотношение сил, какая реальная возможность каждой стороны повлиять на эти события. И тогда многие избавятся от иллюзий, хотя бы от части из них, которые ими руководили последние полгода.

— Вы дали недавно очень точные прогнозы относительно ситуации в Крыму. Донбасс тоже встал против Киева, но Россия не вошла. Как вы считаете, почему?

— Я пытался просто понять, как Россия определяет свои интересы, исходя из этого, что она вероятнее всего будет делать. На момент окончания крымской операции Россия планировала решить проблему отношений с Украиной военным вмешательством. Совершенно ясно, что пока правительство, власти — нелегитимные, у России для этого больше оснований, чем после выборов.

Незадолго до выборов Россия решила изменить свою политику, исходя из того, что развитие ситуации на Украине может привести к необходимым изменениям без военного вмешательства. Основанием к этому была ускоренная, эффективная самоорганизация в Новороссии. Тогда волнения и попытки поменять ситуацию прошли почти по всем областям Украины. Но во всех областях, кроме Донбасса, киевским властям удалось подавить эти выступления. В Харькове и других регионах тоже были недалеко до создания республик и отделения.

Исходя из этого, Россия решила, что внутренние процессы на Украине нормально развиваются без военного вмешательства. События развиваются. Дальше события в Донбассе развивались сами по себе, но от России зависело, поддержать их или не поддержать. Если бы Россия их не поддержала, тогда бы в Донецке и Луганске закончилось бы так же, как в Харькове или Днепропетровске. Поэтому Россия не вызвала эти события, но она дала им минимальную поддержку, которую считала необходимой.

— О какой поддержке вы говорите? Россия политически поддержала? Путин много раз говорил, что мы будем защищать интересы русскоязычного населения. Но это же только моральная поддержка. Как раз очень много раздавалось голосов, что Россия обещала помощь, говорила о поддержке, люди поднялись, стали защищать свои интересы и свою землю, а Россия на войну не пришла.

— Россия открыто в военных действиях не участвует. Россия открыто свои виды вооружения не посылает. Но если верить заявлениям нового руководства Донбасса, то последние три бригады были сформированы и прошли обучение в России. Значит, определенные формы помощи есть, но эта помощь не переходит границы, прямого военного вмешательства нет.

Я думаю, что она не переходит также границы той помощи, которую Запад оказывает Украине. Запад посылает нынешним украинским властям те или иные виды разных вооружений, но это не играет серьезной роли. Помощь России не такая большая и явная, на которую рассчитывали. Например, были мнения, что Россия окажет такую помощь, которую оказала НАТО в Ливии, то есть прикроет с воздуха. Были мнения, что Россия поставит оружие. Россия решила, что оружия, которое ополченцы добывают, вполне достаточно. То есть нет открытого военного участия России. Есть помощь, но она, как говорят в Одессе, в рамках приличия.

Представители Киева и те, кто их поддерживает, более агрессивны и намного более многословны. Ваш президент также бывает многословен, но он не отличается агрессивностью. В конце концов, Запад больше говорит и угрожает, но результаты того, что происходит сегодня в Донбассе, совершенно противоположны их риторике. Ваш президент поступает, как сам сказал: надо говорить меньше, надо больше делать. И делать надо как можно более элегантнее, культурнее и спокойнее. В отношении Крыма все было сделано вежливо. Он старается, насколько это возможно даже в нынешней Украине с этим гуляй-поле действовать как можно более вежливо. Так же он вел себя в Минске. Очень вежливо, очень корректно, не угрожая.

— Как вы считаете, чем закончится дело в Донбассе?

— Для Донбасса я вижу два варианта. Первый вариант — это полная и окончательная победа вооруженных сил новороссийских республик, вторая — это патовая ситуация. Но патовая ситуация будет победой этих сил. Она приведет к стремлению отделения от Киева близлежащих областей, потому что это вещь заразительная.

Патовая ситуация — оставить даже в таком виде — практически смертельна для украинского государства и экономики. Гражданская война, с ее потерями, с ее экономической ценой, с надвигающейся зимой и со всеми остальными проблемами для Украины, — вещь непосильная. То есть в любом случае время играет против киевских властей. Даже если будет затяжная гражданская война, а тем более, если будет более победоносное наступление вооруженных сил Новороссии.

— Чем же объясняется такая слабость украинской армии?

— Любая армия является фокусом отражения общества — его преимуществ и его проблем. Украинская армия отражает все, что происходило на Украине 23 года и происходит сейчас. То есть полный развал и деградация всех государственных и социальных систем. Украинскую армию последние 23 года грабили все по-черному, кто как мог. Ее разрушали не намеренно, но люди продвигались и получали командные должности не по высоким личным качествам, а по совершенно другим соображениям, так же как в украинской экономике, в украинском правительстве. Поэтому там очень много фиктивных генералов, фиктивных офицеров, фиктивных воинских частей. Вся эта показуха, когда приходится воевать, оказывается недееспособной. Профессиональный уровень украинских воинских частей очень низкий. Мало того, и боевой дух, за исключением некоторых отморозков из Национальной гвардии, тоже на низком уровне. А отморозки могут отличаться высоким боевым духом, но воинским искусством — вряд ли, потому что горлом и грубым натиском войну не делают.

— Тем не менее украинские власти постоянно говорят о больших победах над невидимым врагом. Недавно Порошенко опять рассказал, как они ударно разбомбили несуществующую российскую колонну из 50 машин, и причем так разбомбили, что не осталось ни даже следов, ни одной железячки.

— Поставьте быдло президентом, он останется быдлом. Место не меняет человека. Каким этот человек был, таким он и остается. Я не имею в виду Порошенко лично. Я просто говорю: иные люди, занимающие высокие посты, которые в народном сознании связаны с определенными уровнем развития и профессионализма, совсем этим не обладают. Заняв эти посты, они не станут умней и грамотней. Максимум, может быть, они будут чуть менее вульгарно и более элегантно одеваться. И материться они будут за кадром. Но их образ мышления, образ действий, их понимание, их, как говорят на Украине, врожденное усиленное жлобство, так и останутся, если не в поведении, то в образе мыслей точно.

И поэтому не надо удивляться тем или иным заявлениям, которые делают те или иные политические лидеры. Они отражают только свою суть, но ни в коей мере не реальное положение вещей. А если они говорят от имени государства, так тем хуже для государства, которое представляют те люди.

Люди выходят на улицу и берутся за оружие, пытаются что-то сделать не тогда, когда им невозможно больше терпеть, а когда у них появляется надежда, что они могут что-то изменить. Победа вооруженных сил Новороссии и будет надеждой, которая выведет людей из состояния пассивного недовольства в активное недовольство. Где, как и что произойдет — это уже по обстоятельствам. Это будет новой самой основной головной болью украинских властей. Но там им тоже ничего не поможет, потому что не важно, где это начнется — важно, где это закончится. Это может закончиться в Киеве.

Беседовала главный редактор Pravda. Ru Инна Новикова

Читайте также:

Ополченцы повторили Курскую дугу

"Гуманные" бомбы на мирный конвой

Чем тушить пылающий котел Украины

Александр Ф. Скляр: "Я за русскую Новороссию"

"Пусть Порошенко заклеивает окна"

Подготовил Юрий Кондратьев


"Яков Кедми: Новороссия Украину до Киева доведет"
Комментарии
Комментарии