Туркмению надо спрашивать о положении русских

Президент Туркмении Гурбангулы Бердымухамедов возобновил свое приглашение Владимиру Путину посетить Ашхабад. Что заставило туркменского лидера изменить свои внешнеполитические взгляды: отказаться от сближения с Вашингтоном и пойти на сближение с Москвой. Просматриваются газовый, военный и геополитический факторы. Какая польза от этого России?

Мечты Туркмении о сближении с Россией

О желании увидеться с Владимиром Путиным туркменский лидер сообщил во время переговоров с главой МИД РФ Сергеем Лавровым. Приглашение выглядит странным, поскольку Ашхабад в последние годы всячески дистанцировался от евразийской интеграции, демонстрируя свои претензии на проведение самостоятельной политики в регионе. Туркмения ставила на Китай и Запад.

Амбиции объясняются наличием крупнейших в мире месторождений природного газа. Кроме того, подспудно, несмотря на объявленный нейтральный статус, Ашхабад поддерживает идею пантюркизма. Перед визитом президента Реджепа Эрдогана в Туркмению турецкий премьер Давутоглу заявил о том, что Россия в Сирии проводит этнические чистки, жертвами которых становятся сирийские туркмены и мусульмане-сунниты. Такие вещи так просто не говорятся.

Вспомним, что на праздновании двадцатилетия нейтралитета Туркмении в декабре 2015 года собрались главы Афганистана, Белоруссии, Хорватии, Грузии, Киргизии, Молдавии, Таджикистана, Турции и Узбекистана. Но Путина не было.

И вот несколько дней назад президент Гурбангулы Бердымухамедов призвал Россию и Казахстан вернуться к сотрудничеству по строительству "Прикаспийского газопровода". Проект был задуман как совместный в 2007 году, но отложен по политическим мотивам. Сейчас главный покупатель туркменского газа — Китай, но у Туркмении большие амбиции — выйти на рынки Европы и Индии, благо газа много.

Но, увы (для Бердымухамедова), реальность такова, что без России ему не обойтись. У него нет своей трубы, чтобы поставлять свой газ в Европу, а газопровод ТАПИ (Афганистан — Пакистан — Индия) стал эмпирическим проектом, хотя недавно и было торжественно объявлено о начале его строительства.

До 2009 года экспорт туркменского газа в Европу проходил по газопроводам на территории Казахстана и России, построенным еще в советские времена. Но затем стороны не сошлись в цене на туркменский газ, и Россия закрыла свою трубу. По другим источникам, труба пришла в негодность.

Газовые интриги в регионе

Сейчас Ашхабад имеет возможность поставлять газ в Европу через Азербайджан, по лоббируемому ЕС "Транскаспийскому газопроводу" (альтернатива российскому "Южному потоку", а потом "Турецкому потоку"). Этот проект осуществляется при поддержке США. Но пока Азербайджан не готов предоставить Ашхабаду свою газотранспортную инфраструктуру (помнит, как Туркмения подвела его с "Набукко", не дав гарантий на заполняемость трубы).

Кроме того, Азербайджану надо согласовать строительство этой трубы по дну Каспийского моря со всеми его "совладельцами" — Россией, Ираном, Казахстаном. Пока это не представляется возможным опять же по политическим причинам.

Второй путь туркменского газа — на юг, через Афганистан в Пакистан и Индию (ТАПИ). Но этот газопровод, в связи с активизацией туркменских талибов и ИГИЛ на северо-западе Афганистана, скорее всего не будет осуществлен. Поставлять же газ в Индию через Китай — на это Поднебесная не готова (опять же из-за трудностей в отношениях с Дели). Отсюда вывод — Ашхабаду надо договариваться с Россией, иначе ждет судьба "собаки на сене".

Афганская угроза

Кроме того, с Россией надо дружить и потому, что обострение обстановки в Афганистане, помимо газовых проблем, несет и военные угрозы — идет подготовка к прорыву исламистов в Туркмению. Также следует отметить, что во времена разгрома басмаческого движения в 20-30-х годах ряд крупных и влиятельных туркменских кланов ушли в Афганистан. Их родовые земли остались на территории Туркмении. Претензии на возврат этих земель звучат до сих пор.

Ашхабад отдает себе отчет в том, что надо укреплять границу. И такие работы ведутся — в инженерном плане. Но о боеготовности туркменской армии нам ничего неизвестно. Наверное, не случайно у Бердымухамедова была уже встреча с министром обороны Ирана Хосейном Дехганом. Не случайно Ашхабад вернулся и на заседания ШОС, пока в качестве гостя.

Повлияли на Бердымухамедова и события у соседей — попытка госпереворота в Таджикистане, вступление Киргизии в ЕАЭС и успешная операция воздушно-космических сил РФ в Сирии. Все это способствовало росту авторитета России в Азии.

И на фоне всех этих факторов президент Бердымухамедов решил изменить внешнеполитический вектор: уйти от сближения с Вашингтоном и начать сближение с Москвой. Что же, думается, это надолго.

Что касается отношений с Западом, то на практике с 2002 года в аэропорту Ашхабада действует логистическая база США, которая задействована для переброски "нелетальных" грузов для группировки НАТО в Афганистане. Принимается в дар американская военная техника.

Сотрудничество с Туркменией

Но, с другой стороны, режим Бердымухамедова считается на Западе диктаторским. В Лондоне, в Королевском институте международных отношений был представлен доклад: "Личный карман президента: нефть, газ, закон", исследующий историю того, как правящий в Туркмении режим стал владельцем нефтяных богатств страны.

"Режим (Бердымухамедова) грабит собственный народ с молчаливого согласия западных правительств, международных институтов и корпораций", — говорится в докладе, который предсказывает, что "рано или поздно он столкнется с теми же проблемами, что привели к падению режимов в Тунисе, Египте и Ливии".

"Как правило, правители юга Средней Азии слегка авторитарны, и всякая критика, которая в их адрес посылаема извне, очень негативно воспринимается этими лидерами, — сказал Правде. Ру Алексей Бычков, политолог, руководитель Департамента стран СНГ Института политических исследований. - Действительно, авторитаризм Бердымухамедова не терпит никаких осуждений со стороны Запада".

У России нет такой привычки — осуждать легитимные правительства, но надо извлекать из этой переориентации президента Туркмении пользу не только геополитическую и военную (защита от ИГИЛ). Надо ставить вопрос о соотечественниках, проживающих в Туркмении. Ранее Ашхабад в одностороннем порядке расторг соглашение о двойном гражданстве с Россией, и почти 10 тысяч человек живут сейчас едва ли не на положении нелегалов-иностранцев.


Туркмения меняет Россию на США?
Комментарии
Комментарии

Для российских "критиков режима" гораздо важнее подавать ситуацию вокруг российской олимпийской сборной именно как политическую. Ну, то есть, еще одно подтверждение "давления Запада", которое только "нарастает". Что противоречит заявлениям западных чиновников и журналистов - мол, мы исключительно за чистоту спорта. А политическую карту как раз Кремль разыгрывает, внимание отвлекает.

Олимпиада и "крах режима": Каспаров выдал тайну Запада