Вводили - веселились, посчитали - прослезились

Вводили - веселились, посчитали - прослезились. Как Европа будет справляться с санкциями России

Санкционная война привела к тому, что лидеры стран Евросоюза стали выдвигать к Еврокомиссии требования возместить убытки фермерам. Многие лидеры отказываются отвечать на санкции России, раскручивать спираль санкций и уже идут напопятную. О взаимном влиянии политики и экономики и возможных последствиях такой политэкономики рассказал политолог, заместитель директора Национального института развития современной идеологии Игорь Шатров.

— Можно ли сказать, что внутри ЕС возросло внутреннее напряжение и противоречия между лидерами?

— Наверно, сейчас еще рано об этом говорить. Потому что в любом случае, когда европейцы начинали свою санкционную кампанию, они ожидали какой-то реакции. Начинали они ее не по своей инициативе. Соответственно, они строились, шли в фарватере, в кильватере в данном случае, американской политики. Они считали, что они как бы на передовой, но следуют за американцами. Конечно, европейцы понимали, что страдать придется в первую очередь им, а не американцам, но рассчитывали на меньшие потери, не ожидали такой жесткой реакции России.

Поэтому я не думаю, что там в настоящий момент появились серьезные противоречия. Я считаю, что каждая страна оценивает свои собственные потери. Соответственно, у каждой страны, несмотря на общий фон, есть какая-то своя индивидуальная реакция. Условно говоря, у Финляндии долгие прочные отношения с Россией. Финляндия дружественна всегда была еще Советскому Союзу, а затем — России. Там помнят, что Ленин им дал независимость. Это до сих пор сохраняется в памяти политиков и простых граждан Финляндии. Все это накладывает отпечаток на действия Финляндии. Но это не означает, что это противоречит реакции Евросоюза в целом.

Я думаю, что Евросоюз через некоторое время выступит с какой-то общей консолидированной позицией, сделает заявления по этому поводу. И, естественно, начнутся переговоры с Америкой. То есть, я все-таки считаю, что не будет конфликта внутри, а будет более взвешенная позиция и санкции просто сами себя изживут через какое-то не очень продолжительное время.

— Убытки европейской экономики составляют миллиарды, а компенсационный фонд — всего 420 миллионов евро. Как они будут выходить из ситуации?

— Ну, опять же, разговор о противоречиях. В принципе, в Евросоюзе они существуют исторически. Есть Восточная Европа — бывшие страны социалистического лагеря, и есть старая Европа — более экономически развитые страны. Соответственно, страдают в первую очередь страны слабые, то есть страны Восточной Европы. Судьба у них такая — страдать. Думаю, что в первую очередь компенсироваться будет ущерб фермеров из стран старой и старшей Западной Европы. Франция, Германия, Испания получат помощь в первую очередь, а уж Прибалтика, Польша, Венгрия и Румыния и им подобные по остаточному принципу.

— Могут ли правительства попробовать решить вопрос о компенсациях в судебном порядке? Пойдут ли на это? Ведь, с одной стороны, фермеры — самый уязвимый и протестный класс Евросоюза, а с другой — получится большой сыр-бор внутри ЕС.

— Видимо, действительно, обратиться с исками за компенсацией в судебном порядке от Евросоюза правительствам ряда стран и хочется, и колется. Наверное, если там будут нарушены какие-то внутренние законы Евросоюза, если фермеры страдают необоснованно, то такое вполне возможно. Конечно, будут протесты фермеров, и руководству стран придется с этим считаться и реагировать на это. Я думаю, что протесты будут в первую очередь все-таки не судебного характера, а демонстративного. Наиболее протестная часть населения, малый и средний бизнес, опять выскажет свое отношения традиционными митингами и демонстрациями. В Брюссель приедет колонна каких-нибудь фермеров и вывалит что-нибудь перед зданием Еврокомиссии. Это уже стало практикой в Европе. Очень часто жертвами такой непродуманной политики являются, в первую очередь, конечно, фермеры. Союз разрастается, в него включаются новые страны с традиционно развитым сельским хозяйством. Соответственно, на рынок приходят все новые и новые игроки. А сельское хозяйство европейских стран и так часто страдает от перепроизводства. Естественно, потеря рынков, особенно такого большого рынка, как российский рынок, воспринимается фермерами однозначно очень негативно. Поэтому акции могут принять политический характер.

— Высшие чиновники ЕС продолжают делать заявления и призывают к единой позиции. Но обстановка везде разная, и это влияет на позиции властей. В каких странах недовольство на уровне правительства особенно сильно?

— Скорее, не сильное недовольство, а претензии большие. Опять же, Польша активно требует компенсировать свои потери. Прибалтика выступает с какими-то требованиями, то есть те самые слабые страны, которые всегда не принимают решения, а следуют общему курсу. Они в первую очередь страдают. А правительства-то этих стран тоже зависят от избирателя, и, соответственно, создавать еще более протестный электорат им не хочется. Поэтому власти, в первую очередь, прибалтийских государств и стран Восточной Европы выступают с наибольшими претензиями и наибольшими требованиями к Евросоюзу о компенсации. Но здесь существует необходимость соблюдать баланс и не переступать черту. Этот протест нельзя понимать как нежелание следовать курсом Евросоюза. Просто они вынуждены, потому что их подпирает снизу избиратель.

— Может ли пойти речь о выходе из Евросоюза в контексте украинских событий и обострения отношений с Россией?

— Давайте пока не будем это прогнозировать. Во-первых, у санкций есть определенные сроки действия, установленные российской стороной. Также и с европейской стороны — их санкции не вечные. Посмотрим, как будут развиваться события.

До выхода из Евросоюза стран вряд ли дойдет. Не для этого они туда вступали. Слабые страны Европы и вступали-то в Европейский союз, прежде всего, чтобы решить свои экономические проблемы. Они в любом случае их не решат самостоятельно. Они только с надеждой на Брюссель взирают, поэтому о выходе из Евросоюза, об объявлении таких желаний со стороны правительств этих стран, говорить не стоит.

Более вероятно, что потом начнутся новые более серьезные протесты опять-таки на уровне фермеров. Но для этого должен хотя бы один сезон пройти. Если санкции будут продлены и затянутся, тогда все что угодно может произойти. В Евросоюзе очень много внутренних противоречий, которые раздирают этот большой проект. Но если это все ограничится одним сезоном, то я думаю, каким-то образом, раздав всем сестрам по серьгам, компенсировав какие-то потери, поменяв где-то правительство, вполне возможно, там все устаканится.

Я думаю, что Евросоюз все-таки выберется из этого кризиса. И его ведущим политикам хватит ума поскорее выбраться из этого кризиса. Америка - конечно, наименее пострадавшая страна. Наши экономические отношения с Америкой, товарооборот, просто мизерные по сравнению с товарооборотом с Европейским союзом.

— Чисто теоретически, если допустить вариант усиления конфронтации и обострение отношений, может ли Россия в этом случае прекратить поставлять газ?

— Ну, во-первых, что мы с этим газом будем делать, если мы его не будем поставлять? Если бы у нас уже действовал газопровод в Восточную Сибирь, на Дальний Восток и в Китай, то вполне возможно. Но и то, он был бы запитан с других месторождений. Конечно, России экономически выгодно поставлять газ в Европу.

Во-вторых, у нас есть договора — мы не можем их нарушать и прервать поставку. Россия не будет заниматься шантажом Европы. Такой шантаж мы наблюдаем со стороны правительства Украины. Уже не раз киевские политики делали заявления, что они не будут транспортировать газ по своим трубопроводам. Но Евросоюз сразу же одернул этих зарвавшихся политиканов, потому что существуют договорные отношения. Если страна-транзитер будет так по-хулигански себя вести, ее по головке никто не погладит, а, наоборот, настучат. Россия же — страна, традиционно исполняющая свои обязательства, в том числе и экономические. Наша власть никогда не пойдет на одностороннее прекращение поставок газа.

Читайте также:

Господин Псаки из Европы отменил рубль

Россию и Европу по углам расставит ВТО

Вадим Горшенин: Россия способна победить в холодной войне

Евросоюзу грозят раскол и сепаратизм

Пока хозяин в Ираке, в ЕС гниют яблоки

Подготовил Юрий Кондратьев

Темы

"Санкции уйдут вместе с Обамой"
Комментарии
Комментарии

Газета The New York Times получила черновой вариант письма американских дипломатов в государственный департамент США, в котором они резко критикуют политику страны на Ближнем Востоке и призывают нанести военные удары по позициям сирийских правительственных сил. Что это, подготовка общества к горячей войне или психологический акт устрашения России?

Вашингтон решился на войну с Россией?

Временами Европа пытается показать свою "обеспокоенность судьбой Украины" и сохранением транзита российского газа через ее территорию. Но газ, подаваемый через "Северный поток", обойдется для европейцев дешевле. Поэтому "Газпром" сворачивает газопроводную сеть по направлению к украинской границе с молчаливого согласия всех серьезных "игроков".

Россия перекроет Украине газ
Комментарии
bugbu mijio "Мы говорим о душе": В "Единой России" назвали главное отличие от оппонентов
анатолий карась Минфин: Brexit повлияет на размер пенсии россиян
Marta Pirozhkova В Праге потребовали выхода Чехии из НАТО
А Петров "Мы говорим о душе": В "Единой России" назвали главное отличие от оппонентов
bugbu mijio "Мы говорим о душе": В "Единой России" назвали главное отличие от оппонентов
koreisha alexa Обама объявил гей-бар национальным достоянием
bugbu mijio "Мы говорим о душе": В "Единой России" назвали главное отличие от оппонентов
Сергей Хоружик Вашингтон решился на войну с Россией?
bugbu mijio "Мы говорим о душе": В "Единой России" назвали главное отличие от оппонентов
bugbu mijio "Мы говорим о душе": В "Единой России" назвали главное отличие от оппонентов