Запад сходил на Восток. Очередь Востока...

В современном мире все стало очень тесно взаимосвязано. А Европа как никогда оказалась близка к Ближнему Востоку. Более того, приличная часть Востока — уже в ЕС. Что это — враждебное вторжение или расплата за ошибки европейской политики на Ближнем Востоке? Кто наводнил Старый Свет: беженцы, квартирьеры или боевики? Готов ли Запад, обвиняя Россию, назло нам "отморозить себе уши"? Эти и другие вопросы в прямом эфире обсудили главный редактор Pravda.Ru Инна Новикова и военный аналитик, бывший глава израильской спецслужбы "Натив" Яков Кедми.

— Удивительно, толпы людей идут без документов через все границы. Есть версия, что многие молодые мужчины — обученные боевики и сочувствующие исламским радикалам, такой троянский конь для Европы. Есть ли у вас данные, что под видом беженцев скрываются боевики?

— В любую эмиграцию всегда внедрялись элементы, которые действовали по заданию или соглашению на действия в другом государстве. В данном случае, совершенно ясно, что среди этих самых эмигрантов есть члены террористических организаций. Их, вероятно, не много. Но достаточно несколько сотен интегрированных в Европу для каких-то дальнейших действий. Они там осядут, а дальше будут делать то, что им нужно будет делать.

Я уже не говорю обо всех болезнях, которые с собой несут эти эмигранты. Часть из этих заболеваний в Европе мало известна и практически совсем не распространена. Пока их начнут проверять врачи, пройдет еще долгое время. Так что Европа в этом году получит миллион с лишним мигрантов со всеми из этого вытекающими сюрпризами. Сколько получит в следующем году — одному Богу известно.

— Вы долго занимались мигрантами, в Израиле есть давно отработанные системы проверки, адаптации, обучения людей языку и по всем остальным вопросам. Есть ли какая-то система в Европе, или она отсутствует практически полностью?

— Во-первых, пока они их объявляют беженцами, а беженцев нельзя профильтровать. Во-вторых, серьезной деятельной системы абсорбции не существует ни в одной стране Европы. В свое время она была в Германии для этнических немцев, но эмиграция этнических немцев давно кончилась и эти системы давно не действуют. Надо создавать заново другие системы. Хорошо. Но пока немцы не нашли ничего лучшего, как в качестве лагеря для абсорбции беженцев использовать традиционное место — "Бухенвальд". Там палатки поставили вместо бараков — пусть живут. Разместили их в "Бухенвальде".

Хорошо, что в Польше не принимают, там же есть "Освенцим"… В Австрии есть "Маутхаузен", там бараки еще стоят, так что даже менять ничего не надо. Были уже такие объявления: например, Федерика Могерини говорила, что надо расстреливать. И вроде Австрия собирается это делать, там что-то про армию говорили. И в Венгрии — так же. Технически, механически можно остановить, напугать расстрелами, армией, или этот процесс будет нарастать…

— Если венгерская армия перекроет границу, тогда будут морским путем добираться до Югославии. В Албанию они не пойдут, потому что там умеют изымать органы.

— Албанцы — народ, очень эффективный в этом отношении. А вот к сербам — пожалуйста, к македонцам…

— Сербы уже говорили, что они готовы брать только беженцев-христиан. Проблема в том, что христиан среди беженцев что-то никто не видел. Яков, а можно ли резко изменить миграционное законодательство в европейских странах, отменить льготы для беженцев, временно ограничить прием?

— Для этого вся Европа должна принять решение, в каждой стране отдельно это сделать нереально. И в каждой стране существуют определенные круги, которые говорят: "Нет, вы не можете закрыть дорогу этим несчастным беженцам". То есть, теоретически это возможно, но практически вряд ли можно это делать.

Самое эффективное, но это тоже нереально — это попытаться устроить нормальные условия в тех странах, откуда идут беженцы. Ведь Запад сам все это разрушил. Сейчас там, в Сирии, например, практически ничего нет, и создать в таких условиях ничего невозможно. Как заново создать Ливию сегодня?

— И воскресить убитых не получится...

— Да. Но ничего невозможно сделать, потому что нельзя установить там нормальную власть, нормальное государство. В Ираке американцы 13 лет были - и что толку? Ничего! Даже армию нормальную создать не смогли.

— Возможно ли это хотя бы частично исправить?

— Лечение-то существует, но для того, чтобы решить ситуацию, надо установить нормальные государственные и экономические системы на Ближнем Востоке. Но сейчас сделать это никто не может. Если завтра уберут из Сирии всех наемников, перестанут поддерживать оппозицию, в течение полугода будет восстановлена нормальная Сирия, тогда сирийских беженцев больше не будет. Но кто на это может пойти? Разве американцы и европейцы скажут: "Извините, мы ошиблись"?

Действительно, может быть, повлияет на это Иран. Если Ирану удастся, послав часть своих войск в Сирию, помочь Асаду победить оппозицию, если иранские войска в Ираке смогут разбить ИГ и начать свое сотрудничество с иракским правительством, тогда этот поток уменьшится. Но не уменьшится поток из Афганистана и Пакистана, не уменьшится поток из Африки. Беженцы оттуда все равно будут идти. В слишком многих местах европейцы нагадили вместе с американцами, а теперь расплачиваются. Европа грабила по-черному Африку, теперь Африка идет в Европу, получить немножко от тех богатств, которые Европа награбила.

— Иран и Сирия совместно могут победить "Исламское государство"?

— Иран, конечно, может. Это самое сильное государство на Ближнем Востоке, не говорю про нас. Иран серьезно пытается заняться проблемой ИГ. Потому что у них там чисто религиозная вражда с "Исламским государством" и они пытаются спасти режим Асада. После того как иранское государство получило полную легитимацию и индульгенцию от мирового сообщества, сейчас уже начинают прибывать стражи революции из Ирана в Сирию. Как только аэропорт, который российские специалисты строят, будет готов, иранские самолеты будут привозить людей, оружие и все остальное. В Ираке они уже воюют. Через некоторое время количество иранских боевых частей в Ираке и Сирии резко увеличится.

— ИГ претендует и на израильские территории. Израиль не готов принять участие в борьбе с "Исламским государством"?

— Причем тут наша старая галоша? Кто заварил эту кашу, тот пусть ее и расхлебывает. Вот когда они появятся возле нас, тогда мы ими займемся. А пока они находятся в Сирии и Ираке, это не наша проблема.

— Кстати, у вас же есть стена на границе...

— Стена есть только на отдельных участках, чтобы камни не бросали. А в основном — обычная граница. Серьезно мы обустроили границу Египтом, потому что к нам тоже шли все братцы-африканцы, кому не лень. Поэтому построили пограничные заграждения из проволоки, хорошая преграда, через которую пройти нельзя, но это не стена. Испанцы построили заграждения и охраняют их. Там тоже не могут перейти. Американцы построили ограждения на границе с Мексикой. Но надо строить с головой и уметь охранять. А они хоть и построили, а их, эти заграждения, перелезают. А у нас не перелезают.

— Как вы относитесь к версии, что нестабильность в Европе очень выгодна США и это все ими организовано?

— Не надо переоценивать американцев. Черномырдин покойный не был американцем, но то, что он сказал, больше всего подходит к политике Соединенных Штатов: "Хотели как лучше, а вышло как всегда". Они хотят последние 50 лет "как лучше", а выходит "как всегда". Американская политика сегодня — не от хорошей жизни. И немножко похожа на политику, которая была в период Эйзенхауэра в начале 50-х годов. Эйзенхауэр говорил, что "чем более конфликтная ситуация в каком-то районе, тем меньше шансов у враждебных американцам сил использовать этот конфликт в своих интересах".

Поэтому американцы хотели бы успокоить ситуацию на Ближнем Востоке, поэтому они и пошли на соглашение с Ираном, чтобы снять напряженность на Ближнем Востоке. У американцев нет сегодня сил, ни военных, ни экономических, ни политических, разбрасываться по всему миру. В свое время, считая, что у них достаточно сил, они пытались навести свой порядок на Ближнем Востоке, чем вывели его из равновесия. Теперь с Ираном они договорились, но по всему Ближнему Востоку уже цепная реакция пошла, ее не остановить. Сегодня они не знают, как его утихомирить. И самое лучшее, что делают американцы — уходят.

Уничтожили государство Ливия. Сегодня там три крупных государственных формирования, 20 племенных и 30 бандитских группировок. И кто этим занимается? А никто. Единственное, итальянцы сказали: "А может быть, нам разбомбить эти лодочки в Ливии, которые вывозят африканских эмигрантов за деньги? А может, нам оккупировать часть берега Ливии, чтобы к нам эмигранты не шли?" Ну, Муссолини смеется — Италия опять хочет оккупировать Ливию. Тогда уж давайте, оккупируйте все страны, откуда идут эмигранты. Та же история — по новому кругу, по диалектике.

— Могут ли усиливающиеся волны миграции смести Европу без границ, Шенгенское соглашение или даже основы европейского сообщества?

— Население Европы — 500 миллионов человек. Ну, пришел в этом году миллион эмигрантов — это даже не один процент, а четверть процента. Это заставит Европу понизить уровень жизни, тратить деньги, больше ими заниматься. Но даже если за десять лет придут в Европу десять миллионов эмигрантов, это ее не разрушит. Да, будет уже не та спокойная благополучная жизнь, к которой привыкли европейцы.

Так вы эту заразу принесли на Ближний Восток, теперь она вернулась к вам. Почувствуйте немножко вкус Ближнего Востока, который вы разорили. Никакой проблемы нет. Вы из Африки высасывали все богатства — теперь вам придется поделиться с ними. То есть Европу это не разрушит, но может заставить поменять законы и условия тепличные, в которых она пребывала и которыми наслаждалась. Придется немного потесниться и стать немного менее дружелюбной. Новые условия не позволят ей жить так, как она жила раньше. Законы диалектики!

Придется Европе поделиться своими богатствами. Не надо было разрушать дома и целые страны. Вы хотели, чтобы они приобщились к западной европейской демократии? Вот они у вас к ней и приобщаются. Вы хотели, чтобы иракцы, сирийцы и другие жили так же, как во Франции или в Германии? Они пришли к вам. Вот только жалко, американцы не могут никак поделиться своим образом жизни с 10-20 миллионами беженцев, которые ходят по миру по их вине.

Саудовской Аравии и странам Залива не помешало бы принять пять-семь миллионов сирийцев и иракцев. Саудовской Аравии пришлось бы тогда разрешить женщинам водить машины и перестать отрубать головы. Ну, что делать, Сирия же всегда была одной из самых цивилизованных арабских стран, в Сирии запрещены религиозные партии. Так что Саудовская Аравия, если бы приняла сирийцев, вынуждена была бы стать другой страной.

Читайте также: Европа обетованная. Будет хуже!

Интервью к публикации подготовил Юрий Кондратьев

Беседовала


Яков Кедми: Муссолини смеется над событиями в Европе
Комментарии
Комментарии