Говорим об Ираке, Украина в уме 

Говорим об Ираке, Украина в уме . Ирак после парламентских выборов

Современный мир оказался очень неспокойным местом. Серьезные политические и военные события происходят сейчас во многих странах. О будущем Ирака после парламентских выборов в эфире видеоканала Pravda. Ru рассказал замдиректора Института прогнозирования и урегулирования политических конфликтов Александр Кузнецов. Без Украины, как водится, не обошлось.

— В Ираке прошли парламентские выборы. Политическая ситуация в этой стране может повлиять на мировые события. Какая расстановка политических сил сейчас там сложилась? Чего можно ожидать от Ирака?

- Сейчас, как 10 и 11 лет назад, внимание международного сообщества также обращено на Ирак. В 2003 году усиленно муссировался тезис об оружии массового уничтожения, которое якобы имелось на вооружении Саддама Хусейна. Соединенные Штаты под этим предлогом устроили агрессию, интервенцию в Ирак, которая имела совершенно катастрофические последствия для страны. Ирак был фактически разрушен.

Конечно, Саддам Хусейн был малосимпатичным во всех отношениях персонажем и много зла принес, в том числе своему иракскому народу. Но было полностью демонтировано государство, все государственные институты, страна погрузилась в хаос и гражданскую войну. Пик этой войны пришелся на 2006-2007 годы. Война носила межрелигиозный характер, в основном между суннитами и шиитами, проживающими в Ираке.

Там очень интересный состав населения: где-то 60-65 процентов арабы-шииты — последователи шиитского ислама. Около 20 процентов составляют курды, проживающие на севере страны. Это не арабский этнос, у них совершенно другое происхождение. И около 20 процентов — арабы-сунниты.

Исторически сложилось, что, несмотря на то, что шииты всегда составляли относительное большинство, в элите доминировали сунниты. Когда англичане захватили Ирак в 20-м году, они отдали власть суннитской элите, шейхам суннитских племен. Вначале это были хашимиты, потомки пророка. Потом в 58-м году была свергнута хашимитcкая монархия, к власти пришли левые республиканцы, но, тем не менее, тоже большая часть офицерства была суннитами.

Соответственно таким же стало и правительство, потому что его формировали военные люди. В 68-м году произошел новый переворот, пришла к власти партия "Баас", баасисты. Вначале президентом был генерал аль-Бакр, потом его преемник Садам Хусейн. И опять-таки сунниты все равно держали бразды правления в своих руках. Они доминировали в спецслужбах, в армии, определяли всю политику.

После распада баасистского режима, естественно, шииты заявили о своих правах. Но это не понравилось суннитскому меньшинству. Началась кровавая, ужасная братоубийственная война, которая стоила жизни где-то полутора миллионам иракцев. Примерно 2,5 миллиона человек стали беженцами. Где-то с 2005–2006 года у власти находится коалиция трех основных шиитских партий. Основная из них — это партия исламского призыва аль-Дауа во главе с нынешним премьер-министром Нури аль-Малики. Он раньше был в оппозиции режиму Саддама Хусейна, диссидент, долгое время прожил в эмиграции в Иране. Став во главе правительства, этот человек, который вроде бы был демократом и постоянно критиковал диктатуру Саддама, сам стал постепенно прибирать к рукам все полномочия и устанавливать диктат. В результате он сосредоточил в своих руках руководство силовыми структурами, министерством обороны и внутренних дел.

Читайте также: Арабские ветра на самостийной Украине

Конечно, главным нареканием со стороны оппозиции являлось и является то, что в Ираке процветает просто чудовищная коррупция. Сейчас Ирак уже добывает нефти больше, чем во времена Саддама Хусейна. Но никто не знает, куда собственно уходят доходы от этой нефти. Потому что на эти деньги можно было устроить такую сладкую жизнь, как в Объединенных Арабских Эмиратах. Но даже в некоторых районах Багдада электроэнергия подается 5 часов в сутки, 60 процентов населения страны безработные, очень много бедных, просто нищих людей, чудовищная разруха…

Вторая шиитская партия — движение Муктады ас-Садра — очень интересная. Это относительно молодой человек, шейх, с очень хорошей родословной, у него всего его предки были аятоллами, представителями высшего шиитского духовенства. Муктада отличается от конкурентов тем, что всегда выступал против американской оккупации. И его вооруженное формирование "Армия Махди" одно время даже вело партизанскую войну против американцев. Очень пассионарный человек, хороший оратор, любит выступать. Он, в отличие от проиранского политика Малики, позиционирует себя как иракского, арабского националиста. Более того, в последнее время он уже говорит, что нужна единая иракская нация. Она должна включать не только шиитов, нужно привлекать суннитов, курдов, христиан, проживающих в стране. Нужно создавать единое государство с дружбой народов. Но репутация Муктады неоднозначная, потому что его боевики "Армии Махди" очень сильно засветились во время гражданской войны и совершили много преступлений против мирного населения.

Третья партия — Высший исламский совет, его основа — бывший высший совет исламской революции в Ираке. Это проиранская партия во главе с Амаром аль-Хакимом, тоже выходцем из среды духовенства. Эта партия более умеренная, чем движение Муктады ас-Садра. В ее составе много интеллектуалов. Но на прошлых выборах она как-то плохо себя показала и набрала недостаточное мест в парламенте.

Другой полюс — это коалиция суннитских партий во главе с спикером парламента Усамой Нуджайфе. В основном там умеренные исламисты, местные братья-мусульмане. Но их влияние ограничено тем, что многие сунниты, которые пострадали в последнее время, воспринимают их как предателей, которые сотрудничают с властью. И, к сожалению, многие сунниты, не входящие в коалицию, склоняются уже в сторону экстремистских, более радикальных группировок, таких как "Аль-Каида". Американская оккупация фактически закончилась. В 2011 году американцы вывели свои войска из Ирака. Сейчас это уже мало актуально. Движения Муктады ас-Садра, я думаю, наберет очень хороший процент. Но вряд ли он сможет возглавить правительство, потому что даже в рамках шиитской общины за его партию голосует в основном беднейшее население, как правило, население трущоб. А средний класс, если такой есть, элита и торговцы, склоняются в пользу других партий.

Читайте также: США потеряли мощь, важность и уважение

Сейчас, я думаю, все пойдет по такому сценарию. Создание некой коалиции между Муктадой ас-Садром и высшим исламским советом, аль-Хакимом, с неким оттеснением от власти Нури аль-Малика и партии исламского призыва. Потому что партия исламского призыва очень плохо себя показала. Была задействована в коррупционных процессах, кучу врагов заимела. Наверное, все-таки иракцы не будут голосовать за правительство, которое обворовывает их страну очень долгое время. "Аль-Каида" и другие экстремисты в любом случае не будут принимать участие в парламентских выборах. Эти люди другие методы борьбы предпочитают, к сожалению. В последний год участились теракты в Ираке. Огромное количество взрывов, погибает масса невинных людей. Я думаю, что суннитские партии все-таки займут определенное место. Будут еще и представители курдских партий. Но Иракский Курдистан — это уже де-факто как бы полунезависимое государство.

— Исламский мир достаточно далек от других религий, другого общества, но тем не менее, параллели с Украиной напрашиваются сами собой. Особенно: "Аль-Каида" — "Правый сектор". В Ираке прошли выборы и скоро будут на Украине. В обеих странах — практически в обстановке гражданской войны. Послужат ли они урегулированию или ситуация дестабилизируется?

- Вы абсолютно правы. Если 25 мая пройдут выборы на Украине, понятно, что население Юго-Востока не будет в них принимать участие. Напрашивается параллель с первыми демократическими выборами 2005-го года в Ираке, когда сунниты бойкотировали эти выборы. Итоги были признаны законными, но результатом была гражданская война. Думаю, когда происходит такое формальное соблюдение демократических процедур, оно является как бы самоцелью, неким фетишем. Это ошибка или злой умысел. На самом деле, формальная демократия, формальные выборы без нормальной политической системы не гарантируют ни стабильности, ни демократии, ни вообще чего-либо.

К сожалению, в последнее время уже в северных суннитских провинциях Ирака, особенно в провинции Анбар. Там уже около года фактически идет настоящая гражданская война. Город Фаллуджа прославился тем, что в 2004 году там было вооруженное восстание против американских оккупантов. И американцы бомбардировали этот город, дважды брали его штурмом американские морпехи. И вот сейчас снова идут бомбардировки Фаллуджи, только уже со стороны иракского правительства. Фактически ситуация на круги своя вернулась. Поэтому сложно говорить о стабилизации. Пока не будет какого-то консенсуса, пока иракцы не договорятся о разделении властных полномочий, создании какой-то стабильной политической системы, я думаю, никакие выборы не помогут.

— Можно ли прошлый и нынешний Ирак рассматривать, как модель того, что сейчас происходит на Украине?

— Ну, все аналогии грешат очень сильно. Ирак — все-таки государство исламского мира, арабского мира, другая цивилизация абсолютно. А Украина — это Европа, хотя такая очень восточная, очень бедная Европа. Это часть бывшей советской цивилизации. Но я думаю, что какие-то аналогии уместны. Стабилизацию могут принести не выборы, проведенные по формальному признаку, а консенсус и честный договор между различными политическими силами. Если политики, переступив через себя, через свои амбиции, придут к выводам, что надо все-таки жить вместе, а если жить вместе, надо уважать друг друга, делится властью, финансами, правами и ресурсами. Пока не будет этого — ничего хорошего не будет.

Читайте также: Ближний Восток становится пророссийским

— Аналогии возникают еще и потому что и в Иране было вторжение США и сейчас на Украине Соединенные Штаты присутствуют и играют большую роль. Они и сами этого уже не отрицают…

- Да, действительно, американцы, войдя в Ирак, разрушили все прежние структуры власти, государственную иракскую армию, партию "Баас", спецслужбы, которые руководили страной. В обстановке этого хаоса и анархии подняли голову всяческие экстремисты, исламские радикалы. Но к чести иракцев, они люди очень патриотичные, они любят свою страну, поэтому откровенные американские ставленники не удержались у власти. Партия Айяда Аллауи "Аль-Иракия" позиционирует себя как светская партия, выступает на словах за примирение. Но Аллауи — это агент ЦРУ. Раньше, кстати, он был агентом спецслужб Саддама Хусейна, киллером на службе, а потом еще в 80-е годы перебежал к американцам. Иракцы не проголосовали за этого человека.

Там действительно катастрофические последствия американской оккупации, фактически Ирака, как единой страны, уже не существует. Есть де-факто независимый иракский Курдистан на севере и есть очень сильные проблемы между суннитами и шиитами. И очень сложная социальная обстановка, потому что, несмотря на большие доходы от нефти, страна живет достаточно бедно, а огромное количество денег разворовывается. Плюс очень большие средства тратятся на закупки оружия, потому что внутри страны идет война и правительство посылает войска постоянно. Недавно приобрели F-16 самолет, ракеты Hellfire у Америки, чтоб бомбить своих же сограждан. Вот, и собственно говоря, там иракцы, которые хотят подзаработать и жить более-менее на нормальном уровне, идут в силовые структуры.

Сейчас в Ираке 30 процентов мужского населения работают в силовых структурах. Ругали Саддама Хусейна за то, что были раздутые спецслужбы и армия, но сейчас практически то же самое. Но, что очень интересно, американцы просчитались. Они, разрушив режим Саддама Хусейна, усилили своего конкурента — Иран. Сейчас Иран имеет колоссальное влияние в Ираке, особенно в шиитских провинциях. Фактически все шиитские политики, так или иначе проводят проиранскую политику, консультируются с иранцами, иранские советники присутствуют и в силовых ведомствах, и в нефтяных компаниях. Экономические отношения между странами очень оживленные. То есть произошло очень серьезное усиление противостоящего США Ирана.

 

Подготовил Юрий Кондратьев

Темы
Комментарии
Комментарии

Президент Украины Петр Порошенко заявил, что России стоит изменить свою конституцию так, чтобы дать автономию крымскому народу. Украинский лидер внезапно вспомнил и "право нации на самоопределение".

Так пусть он не достанется никому: Порошенко рассказал, что делать с Крымом