Эрдоган сжигает мосты в Иракском Курдистане

Атака на российский самолет "Су-24", за которой последовал ввод турецких войск в северный Ирак, стала еще одним примером того, как президент Турции Реджеп Эрдоган может одним махом разрушать дипотношения, которые выстраивались годами. В последние годы Эрдоган уж очень увлекся политикой "сжигания мостов". Что же за этим стоит?

Несостоявшийся триумф Эрдогана

В действительности гражданская война в Сирии стала для Эрдогана этаким поводом свергнуть, наконец, правительство Асада, а пресловутая борьба Турции с ИГ под "шапочкой" НАТО — всего лишь предлогом для достижения Эрдоганом своих целей в Сирии и способом удовлетворения своих корыстных интересов.

Однако нанесенные удары со стороны России по запасам контрабандой нефти, уничтожившие целый ряд бензовозов, принадлежащих ИГИЛ, и запуск военно-воздушной операции России в Сирии (по согласованию с Дамаском) окончательно разрушили планы Эрдогана.

А планы были грандиозные.

Во-первых, подавление режима Асада для Турции означало бы открытие заветных дверей в измученную войной страну и создание так называемого единого мусульманского сообщества на Ближнем Востоке, с одной стороны, а также повышение собственного авторитета в глазах НАТО и статус надежного в регионе союзника США, с другой.

Да и соблазн незаметно импортировать огромные запасы контрабандной нефти, поставляемые ИГИЛ, был слишком высок.

Однако мечты турецкого "султана" Эрдогана разбились вдребезги: Асад до сих пор президент Сирии, о нелегальных поставках нефти террористами в Турцию знает весь мир, да и НАТО не особенно довольно действиями Турции в рамках совместной коалиции против ИГИЛ.

Хочешь уважения — воюй!

В качестве единственного способа поправить свой авторитет турецкий президент выбрал военное вмешательство. Это и неудивительно: Турция на протяжении всей своей истории известна как страна воинов, привыкших утверждаться на международной арене с помощью силы и агрессии. Вот и теперь Турция не изменила своей тактике, сбив российский военный самолет, который, по словам российского президента Владимира Путина, стал для России "ударом в спину".

Более того, желая еще больше утвердиться на Ближнем Востоке, Турция ввела войска на север Ирака (без согласования с руководством страны). Целый турецкий батальон (от 600 до1000 человек) при поддержке артиллерии, нескольких десятков танков и бронетранспортеров вторгся в населенный пункт Башик, расположенный в Иракском Курдистане и входящий в автономию Региональное правительство Курдистана.

Под предлогом обучения курдских ополченцев для борьбы с "Исламским государством", которое является угрозой автономии (боевики ИГИЛ уже захватили иракский Мосул на границе с Курдистаном), Эрдоган пытается компенсировать военно-политические потери в Сирии и вновь утвердиться в глазах НАТО.

Нo не напоминает ли такой способ утверждения действия обиженного ребенка, поссорившегося со всеми вокруг и ищущего поддержки у забытого потенциального 'друга", о котором, впрочем, можно было бы и не вспоминать, сложись ситуация более удачным образом.

Враг моего врага — мой друг

Масуд Барзани, в свою очередь, поддержал действия Эрдогана, желая тем самым подчеркнуть свою независимость от Багдада. Принимая во внимание наметившееся сближение Москвы и Багдада на фоне политики Турции на севере Ирака, Барзани, похоже, избрал принцип "враг моего врага — мой друг".

Очевидно, что для Анкары сближение с правительством Иракского Курдистана — временная мера, необходимая для того, чтобы хоть как-то возвысить себя в глазах НАТО. Безусловно, Турцию с автономией на севере Ирака связывают не только взаимные политические интересы, но и прочные экономические связи. Однако насколько можно доверять такому "другу", как Эрдоган?

С другой стороны, своими действиями Эрдоган рискует еще более накалить отношения с турецкими курдами. Все это может обернуться гражданской войной на территории Турции.

А известная связь Вашингтона и некоторых курдских организаций (например, курдские Отряды народной самообороны в Сирии) может сыграть совсем не на руку турецкому правительству. Кто тогда придет на помощь "султану" Эрдогану?


Эрдоган отказался выводить войска из Ирака
Комментарии
Комментарии

29 августа сенатору Джону Маккейну исполнилось 80 лет. В США из него сделали героя: сын солдата, военный летчик, просидевший во вьетнамской яме пять лет, честный патриот на страже интересов Америки, неподкупный индивидуалист в лучших традициях республиканцев. Но что случилось с "крутым парнем" в последнее время? Почему его считают предателем?

Джон Маккейн станет другом Путина

29 августа сенатору Джону Маккейну исполнилось 80 лет. В США из него сделали героя: сын солдата, военный летчик, просидевший во вьетнамской яме пять лет, честный патриот на страже интересов Америки, неподкупный индивидуалист в лучших традициях республиканцев. Но что случилось с "крутым парнем" в последнее время? Почему его считают предателем?

Джон Маккейн станет другом Путина