Ближний Восток: История трех предательств

С началом операции ВКС РФ в Сирии Россия вновь стала прямой и непосредственной участницей процессов, протекающих в ближневосточном регионе. Не вызывает сомнения и то, что это надолго. Последнее обстоятельство требует от российского общества понимания сути этих процессов, понимания места и роли в них России.

Ближний Восток - не субъект, а объект

Во второй половине прошлого века, когда Советский Союз был активным игроком на ближневосточной арене, для описания ситуации существовал особый понятийный и логический аппарат. Центральной проблемой региона считался палестино-израильский конфликт, лежавший в основе более широкого арабо-израильского конфликта, который, в свою очередь, был вписан в контекст глобального противостояния между СССР и США.

Каждая из этих двух мировых держав имела собственных союзников в арабском мире, который был, соответственно, расколот на "прогрессивный" и "консервативный" (в советской терминологии) лагеря. К первым относились такие государства, как Сирия, Египет (до 1976 года), Ливия, Алжир, Народно-демократическая республика Йемен (со столицей в Адене). Ко вторым — прежде всего монархии Персидского залива, Египет (после 1976 года), Йеменская арабская республика (со столицей в Сане), Марокко.

Внимательно присмотревшись к этой схеме, можно заметить ее принципиальную особенность: в ее рамках Ближний Восток являлся сценой, на которой основные роли принадлежали внешним игрокам — СССР и США, — а государства региона выступали как объекты приложения внешних сил.

Эта логика по умолчанию исключала возможность субъектности стран арабского мира, все процессы, протекавшие там, рассматривались в качестве функций от главного аргумента — холодной войны, т.е. столкновения интересов внерегиональных держав.

Если же заглянуть поглубже в историю, то выяснится, что такая ситуация сложилась гораздо раньше, еще в период Первой мировой войны, и с тех пор коренных изменений в ней не произошло: арабский мир не является полноправным субъектом международных отношений. И именно это обстоятельство лежит в основе всех проблем ближневосточного региона.

Поэтому базовый вопрос, определяющий развитие ситуации на Ближнем Востоке, заключается в том, каким путем и насколько успешно будет идти формирование регионального полюса того самого многополярного мира, в котором нам предстоит жить.

Трижды обманутые

Выступая 22 октября 2015 года на Валдайском форуме, президент России Владимир Путин дал предельно сжатое, но исчерпывающее описание сути проблемы: "Ближний Восток в своей истории часто становился ареной столкновений разных империй и держав. Они перекраивали границы и политическое устройство региона под себя, исходя из своих собственных интересов. И последствия были не всегда приятными и хорошими для людей, которые там проживали.

Да, собственно говоря, их, как правило, и не спрашивали. Последними, кто узнавал о том, что происходит в их собственных странах, были как раз люди, которые и проживали на Ближнем Востоке".

Это — не преувеличение. За последние 100 лет арабы, как минимум, три раза оказывались "последними, кто узнавал о том, что происходит". По сути, они трижды были обмануты.

Соглашение "Сайкс — Пико"

Началось все 1915 году, в разгар Первой мировой войны. Одной из важнейших задач, которую стремились решить в ее ходе основатели Антанты Франция и Британия, было овладение азиатскими вилайетами Османской империи. Речь шла о территории, которую теперь занимают современные Сирия, Ливан, Палестина, Израиль, Иордания, Саудовская Аравия, Кувейт, ОАЭ, Катар, Бахрейн, Ирак.

Чтобы реализовать свои планы, Лондон и Париж подталкивали арабское население этих территорий к восстанию против турок. Наиболее активно и успешно действовали британские эмиссары, в частности, знаменитый Томас Лоуренс, прозванный Аравийским. Именно он разработал проект создания на большей части перечисленных земель единого независимого арабского государства со столицей в Дамаске.

Проект был в целом принят арабскими лидерами той эпохи, и они в надежде на скорую самостоятельность охотно вступили в войну и вместе с войсками Антанты освободили от турок земли, которые считались исконно арабскими.

Однако ни Британия, ни Франция не собирались выполнять данные арабам обещания, и в 1916 году был подписан документ, вошедший в историю как соглашение Сакса — Пико (по именам британского и французского дипломатов Марка Сакса и Франсуа-Жоржа Пико, подготовивших эту сделку).

Это соглашение предусматривало раздел между странами Антанты территорий, обещанных арабам: земли нынешних Сирии и Ливана переходили под управление Франции, Палестина, Иордания, Ирак — под управление Британии. Никакого единого арабского государства Париж и Лондон создавать там не намеревались.

Независимыми были признаны некоторые части Аравийского полуострова, в частности, Хиджаз, правитель которого оказался единственным представителем арабов, допущенным к подписанию Версальского и Севрского мирных договоров, завершивших Первую мировую войну.

Справедливости ради следует отметить, что в соглашении Сайкса — Пико принимала участие и Российская Империя. Ей союзники обещали передать контроль над Черноморскими проливами и Константинополем, а также отдать часть исторической Армении и Северного Курдистана. Неизвестно, насколько искренними были британцы и французы в этом случае: Россия вышла из войны в феврале 1917 года.

Однако нужно подчеркнуть два обстоятельства: во-первых, Россия не претендовала на участие в разделе собственно арабских территорий. Во-вторых, именно благодаря России арабы узнали о существовании тайных соглашений Сайкса — Пико: новые власти страны опубликовали их текст наряду с другими секретными договорами.

Совершенно естественно, что соглашение Сайкса — Пико было воспринято в арабском мире как наглый обман, как сделка, заключенная за спинами арабов и за их счет. Память об этом живет до наших дней, и арабы ни на миг не забывают, что после Первой мировой войны, несмотря на принесенные ими жертвы, они не получили ни единства, ни государственности, ни независимости.

Более того, новые хозяева "мандатов на управление" — Париж и Лондон — присвоили себе право проводить границы внутри своих "зон ответственности". В результате огромные территории от Средиземного моря до Тигра, испокон веков бывшие для арабов единым пространством, оказались разделены между различными "протекторатами", а затем — и между возникшими на их месте отдельными государствами.

Раздел Палестины и образование Израиля

Второй раз важнейшее решение, предопределившее судьбу ближневосточного региона, было принято без участия арабов сразу после Второй мировой войны, в 1947 году. Речь шла о плане раздела Палестины (от мандата на управление которой отказалась Британия) и о создании государства Израиль.

В мае 1947 года недавно созданная ООН сформировала особый комитет — UNSCOP (United Nations Special Committee on Palestine), — который подготовил доклад и большинством голосов рекомендовал Генеральной ассамблее ООН осуществить раздел этой территории на еврейское и арабское государства и установить особый международный статус для Иерусалима.

При этом весьма забавно, что в состав UNSCOP не было включено ни одно арабское государство, хотя с 1945 года членами ООН уже были Египет, Ирак, Ливан, Саудовская Аравия, Сирия. В то же время в UNSCOP вошли, например, такие далекие от Ближнего Востока страны, как Австралия, Канада, Гватемала, Перу, Уругвай.

Генассамблея ООН, равно как и UNSCOP, отвергла план создания федеративного государства для двух народов Палестины — еврейского и арабского, который был предложен арабскими странами и поддержан меньшинством членов UNSCOP (Индией, Ираном и Югославией).

Последовавшее за этим провозглашение государства Израиль было воспринято арабами не как вступление в законную силу решения мирового сообщества, а как очередное проявление диктата, которое они отказались признать. Тем самым было положено начало целой серии войн, конфликтов и неослабевающей напряженности, которые, собственно, до сих пор формируют облик ближневосточного региона.

Ядерная сделка с Ираном

Наконец, третий раз арабы были фактически исключены из процесса принятия решений, имеющих критическое значение для их безопасности, в 2015 году, когда группа из шести стран (постоянные члены Совета Безопасности ООН плюс ФРГ) заключили так называемую "ядерную сделку" с Ираном. И очень любопытно, что в положении "ожидающих за дверью" наряду с арабскими государствами оказался и Израиль.

Не вдаваясь в детали этой сделки (о которых, кстати, мало что известно), следует, тем не менее, учитывать, что Иран — мощнейшая региональная держава, имеющая многовековую историю крайне сложных, порой драматических, отношений с арабскими соседями, с некоторыми из которых у него остаются неурегулированными территориальные споры. Даже название залива, отделяющего Иран от Аравийского полуострова, является спорным: арабы называют его Арабским, тогда как в Иране и во всем остальном мире принято название Персидский.

Важно помнить, что во времена шаха, до исламской революции, Иран обладал сильнейшей в регионе армией и расценивался как основной стратегический союзник США в Заливе. После революции 1979 года разразилась десятилетняя ирано-иракская война.

Нельзя не заметить и того факта, что за последние десять лет, что американцы вели громогласную и весьма артистичную кампанию, направленную на то, чтобы лишить Иран возможности иметь ракетно-ядерное оружие, иранцы обзавелись целыми арсеналами ракет самых разных модификаций и вплотную подошли к созданию атомного заряда.

Является ли это угрозой для арабов? Безусловно. И тут не имеет никакого значения, каковы намерения Тегерана. Важно то, что он способен нанести сокрушительный удар — обычным или ядерным (а вдруг?) оружием. Ответственные политики в арабском мире, особенно непосредственные соседи Ирана, обязаны оценивать ситуацию в соответствии с золотым правилом, сформулированным Отто фон Бисмарком: "Важны не намерения, а потенциалы". Из этого обязан исходить и Израиль.

Неслучайно соглашение, достигнутое летом 2015 года между "шестеркой" и Ираном, было крайне критично воспринято и арабами, и Израилем. И хотя в течение последующих месяцев арабские государства Залива, а затем и Израиль добились неких гарантий безопасности со стороны США, тем не менее не приходится сомневаться, что "осадок остался". Получить гарантии из уст хозяина Белого дома — это, конечно, хорошо, но лучше было бы принимать непосредственное участие в решении вопросов, затрагивающих их безопасность.

Главный вывод, который, как представляется, нужно сделать из приведенных трех эпизодов истории взаимоотношений арабов с внешним миром за последние сто лет: теперь арабы постараются "быть в курсе" всех проблем, затрагивающих их интересы, с самого начала. Верить на слово, полагаться исключительно на милость Всевышнего они больше не намерены.

А это значит, что и в Сирии, и в Йемене, и в Ираке, и в деле борьбы с ДАИШ, и в других конфликтах или проблемных вопросах, возникающих вокруг арабского мира и влияющих на его стабильность и безопасность, арабы будут стремиться участвовать напрямую, формируя различные коалиции, пытаясь выработать единые подходы и позиции.


Ближний Восток должен решить свои проблемы без Европы
Комментарии
Комментарии


Комментарии
vkontakte_207921427 Вадим Горшенин: 1 декабря был заявлен поворот в приоритетах страны
Елена Ивановна Одинокие женщины довели статую Виктора Нуара до разрушения
Dm St На чиновников-коррупционеров нацелили новое налоговое оружие
Dm St Заплатил вовремя, но штрафа не избежал: как не попасть в налоговые должники
2119_wgi Звонки Трампа иностранным лидерам ужаснули дипломатов
вячеслав судаков Правительство Эстонии экстренно вызвало резервистов на военные учения
Валдемар Каласаускас Опасен ли американский "Бешеный пес"
Andrus Herkül Правительство Эстонии экстренно вызвало резервистов на военные учения
Andrus Herkül Правительство Эстонии экстренно вызвало резервистов на военные учения
Anastacia Promskaya Родов без осложнений уже не бывает