Страсти по Сирии: Разговоров много, но действуют немногие

Всему миру совершенно очевидно, что некоторые страны оказывают скрытую или явную поддержку ИГИЛ. Как должна действовать Россия после того, как Башар Асад и его союзники одержат победу над боевиками? С таким вопросом главный редактор Pravda.Ru Инна Новикова обратилась к главному редактору журнала "Национальная оборона" Игорю Коротченко.

— Международный терроризм — тема, постоянно остающаяся в центре всеобщего внимания. К огромному сожалению, террор прошелся и по российско-египетским отношениям. Это вдвойне обидно, потому что Египет — страна исторически дружественная, наш крупный экономический партнер и политический союзник.

— Это очень печально, но мы не могли оставить без внимания тот факт, что система безопасности в египетских аэропортах была такой, что можно было свободно пронести взрывчатку в самолет, установить ее под сиденье, а потом взорвать лайнер в воздухе. Поэтому здесь все понятно и очевидно. Отношения в туристическом кластере с Египтом могут быть восстановлены при условии обеспечения безопасности авиационных перевозок и пребывания наших туристов. Дружеские межгосударственные и личные отношения между нашими лидерами здесь не в счет — для нас первичны жизни наших людей, потому что потери были слишком болезненными.

Когда Египет установит жесткие стандарты авиационной безопасности, когда это будет признано соответствующими международными структурами, в частности ИКАО, другими органами, регулирующими систему международных перевозок, тогда мы обязательно восстановим отношения в туристической сфере в полном объеме. Конечно, при условии, что в местах пребывания наших туристов будет обеспечена их безопасность.

— Сейчас, правда, такое время, что нигде невозможно чувствовать себя в безопасности.

— Почему же? В России безопасно.

— В России да, а вот в Европе, похоже, скоро безопаснее всего будет сидеть дома.

— А вы посмотрите, сколько было официальных предупреждений о возможных террористических атаках в рождественские и новогодние праздники в европейских столицах! Спецслужбы выступали со специальными обращениями, предупреждали, что такие атаки очень даже возможны.

У нас в России ситуация все-таки поспокойнее. Кстати говоря, это лишний раз убеждает нас в том, что ядро российского террористического подполья, которое сегодня воюет на Ближнем Востоке, надо там же и уничтожить, не дать этим людям возможность вернуться назад, чтобы убивать нас здесь. Поэтому решение о начале операции в Сирии, принятое нашим президентом, абсолютно логичное, правильное и было принято очень вовремя.

Знаете, что меня поразило во время командировки в Сирию? Я посмотрел, как реально ведется разведка нашими беспилотниками в районах, занятых боевиками ИГИЛ. У них укрытия в горах, бетонированные порталы. Не знаю, кто все это построил, но понятно одно: простые боевики, которые бегают по Сирии с автоматами, соорудить подобные инженерные укрытия в горах не могли в принципе. Это могла сделать только мощная подрядная строительная структура.

— Может, турецкие строители?

— Кстати говоря, возможно, что и турецкие строители. Но здесь очень важно отметить и другое: совершенно новое качество ведения боевых действий как нашей авиацией, так и сирийскими правительственными войсками. Любая цель сегодня контролируется беспилотниками. Видно, куда приезжают боевики, как сгружаются с автотранспорта, заходят в подземные укрытия, как туда завозятся горюче-смазочные материалы, боеприпасы. Вся информация фиксируется, затем вылетает наш боевой самолет, сбрасывает бетонобойную бомбу. Она буквально прошивает горную породу, доходит до искусственных штолен, и происходит подземный взрыв в замкнутом пространстве, который разносит в пух и прах все и вся. Это прекрасно отлаженная боевая работа. Даже американские военные, с которыми мне довелось пообщаться, говорят: "Русские воюют так, что мы снимаем шляпу".

— Что, у них самих нет ни таких бомб, ни таких дронов?

— Все у них есть. И тем не менее встает вопрос: если у американцев все есть, почему они так плохо воюют? Во-первых, у них очень некачественная разведывательная информация. До такой степени некачественная, что они разносят в прах госпиталь Красного Креста в Афганистане, будучи совершенно уверенными в том, что это военный объект.

Во-вторых, это жуткая неэффективность во всем: и в политике, и в трате собственных финансовых средств. США, например, выделили полмиллиарда долларов для сирийской оппозиционной коалиции. В итоге подготовили 60 бойцов (это за 500 миллионов!), доставили их в Сирию, и все тут же разбежались. Воевать отправились то ли четверо, то ли пятеро. Когда Обаму спросили, где деньги, он сделал изумленное лицо и сказал, что никто не может заранее все просчитать.

Так что в основе американских неудач, что в Сирии, что в Ираке, лежит, с одной стороны, некачественное военно-политическое планирование, а с другой — непрофессиональные исполнители в ЦРУ, госдепе, разведывательном управлении министерства обороны. Есть, наконец, и третья причина — американцы все это время старались щадить ИГИЛ, потому что ИГИЛ представлялся им пусть неформальным, но естественным союзником в деле свержения Башара Асада. США хотели, чтобы ИГИЛ взяло Дамаск, а самого Асада постигла судьба ливийского Каддафи — убийство без суда и следствия. И вот тогда американцы выскочили бы, как чертик из табакерки, и либо начали воевать с ИГИЛ, либо договариваться с ним.

Поэтому наши действия, конечно, более эффективные. Прежде всего, потому что мы воюем не сами по себе, исходя из одних только нам ведомых причин, а оказываем авиационную поддержку всем, кто сражается против ИГИЛ. А в наземных операциях участвуют многие: правительственные войска, "Хезболла", группы иранского спецназа из корпуса "Стражей исламской революции", отряды сирийского ополчения. И, наконец, "Свободная Сирийская армия", или, как мы ее называем, умеренная оппозиция, которая готова на условиях будущей интеграции в структуры политической власти в Сирии воевать с ИГИЛ уже при нашей авиационной поддержке. Поэтому в настоящее время в Сирии, в целом, военно-политическая конфигурация складывается более или менее адекватная.

Вопрос состоит в том, каковы будут параметры будущего политического урегулирования. Здесь, конечно, неизбежно столкновение различных интересов. Предстоит очень жесткий политический бой, ведь у саудитов есть свои "хорошие", у Катара свои, у американцев свои, у Турции свои. Когда за столом соберутся все "переговорщики", это будет совсем не Ялта и не Потсдам, где три великих лидера относительно спокойно решили судьбу мира. Здесь будет много игроков и каждый будет тянуть одеяло на себя. Российской дипломатии предстоит нелегкая работа.

— Кстати, не так давно в Москве побывала делегация Катара.

— Начинается зондирование, но верить ни катарцам, ни саудитам нельзя. Переговоры с ними вести можно, надо выслушивать их точку зрения, но принимать их слова и заверения на веру нельзя.

Саудиты, к слову, в ответ за непоставку С-300 в Иран обещали закупить российского оружия то ли на 11, то ли на 13 миллиардов долларов, сейчас не суть важно. В итоге не купили ничего, приобрели символическую партию какого-то автоматического оружия на несколько миллионов долларов и умыли руки. Сейчас мы слышим от Саудовской Аравии обещания каких-то бешеных инвестиций, но ничего реального-то как не было, так и нет. То же самое касается Катара. Хотят участвовать в каком-нибудь бизнесе в России — ради Бога, пускай инвестируют. Но разменивать политическую победу в Сирии на бизнес-проекты мы не должны, и, надеюсь, не будем.

Посулить гости с Востока, в конце концов, могут многое, но мы предпочитаем конкретику. И пока не будет конкретики, катарцы могут хоть объездиться в Россию, — мы и только мы сами будем решать, что нам выгодно в Сирии, а что не выгодно. Руководствуясь исключительно собственными национальными интересами.

— Тем более что мы прекрасно знаем, что и Катар, и Саудовская Аравия — это главные спонсоры ИГИЛ.

— Весь мир это знает. Но разговаривать с ними в любом случае надо, хотя Катар зачастую ведет себя откровенно по-хамски. Это такой газовый карлик, у которого голова пошла кругом от переизбытка долларов. Мы будем спокойно с ними разговаривать, но не разменивая на посулы и экономические преференции собственные успехи в Сирии. Этого не будет.

Интервью к публикации подготовил Сергей Валентинов

Читайте статью на английской версии Pravda.Ru

Беседовала

Инна Новикова


Игорь Коротченко о военных итогах 2015-го и прогнозах на 2016-й
Комментарии
Комментарии

Поддержка политики президента Владимира Путина наблюдается и среди представителей российской элиты - к такому выводу неожиданно для себя пришли исследователи американского колледжа Гамильтон (Нью-Йорк).

США поражены: Российская элита отворачивается от Запада
Комментарии
Spassky Kochan Следователи проверят учителей Волгограда из-за порновечеринки на выпускном
Евгений Кутузов Неизвестный летающий объект снова "терроризирует" самолеты на Дальнем Востоке
ivan ivanov(Одноклассники) Ирина Волынец: ЕГЭ - американский "тест на идиотизм"
Борис Изотов Арестованы украинцы, захватившие Ерофеева и Александрова
Сергей Кравцов(Mail.Ru) Индия опередит Россию в космосе?
Юрий Котов(vkontakte) МИД Польши объяснил, зачем Европе американские системы ПРО
Sergey Machehin ПАСЕ без России, зато с Савченко
Юрий Котов(vkontakte) США поражены: Российская элита отворачивается от Запада
иван огнев Вдоль по Ленинскому: Полиция взялась за золотую молодежь
Александр Семёнов(Mail.Ru) Следователи проверят учителей Волгограда из-за порновечеринки на выпускном