Сбитый "Су-24" вписался в план Вашингтона

Сбитый над территорией Сирии бомбардировщик "Су-24" - главная тема последних дней. Что руководило турками, когда они целились по самолету ВВС России? Какое отношение к этой истории имеет Вашингтон? Каких шагов следует ожидать от России и НАТО? На эти вопросы ответил доктор политических наук , профессор МГУ им. М.В. Ломоносова Андрей Манойло.

Авиационный зонтик над бензовозами ИГИЛ

— Сегодня главная волнующая тема — это причины и последствия нападения Турции на российский самолет. Вы оцениваете эту атаку на российский бомбардировщик "Су-24" как нападение на Россию?

Это, безусловно, агрессия, которая планировалась заранее, планировалась на двух уровнях, как минимум: на уровне турецком, причем Турция преследовала совершенно очевидные цели, ее мотивы абсолютно понятны, и на уровне Вашингтона, без которого ни одна атака турецкого самолета в этом регионе в принципе невозможна. Потому что Турция — член НАТО, Турция — это некий передовой их отряд, который готов к любой провокации, готовый действовать дерзко против любого врага НАТО.

И я уверен, что турецкая сторона, когда она планировала атаку на российский самолет, действительно преследовала свои цели, а Вашингтон эту игру угадал, просчитал, и встроил ее в те планы, которые он разворачивает во всем регионе. И цель этих планов Вашингтона — это, конечно, вытеснение РФ из Сирии и вообще из ближневосточного региона и перехват той стратегической инициативы, которую Россия у него перед этим перехватила благодаря началу своей операции.

Мотивы же турков предельно просты. Я полагаю, что этот инцидент в определенной степени стал неизбежен с того момента, когда российской авиации была поставлена задача свободного поиска караванов бензовозов, с помощью которых ИГИЛ поставляет нефть на территорию Турции. Причем ИГИЛ продает нефть по демпинговой цене, по 20 долларов за баррель. И определенные турецкие круги, в первую очередь президент Турции, его ближайшее окружение и, как говорят, его семья получают колоссальные сверхприбыли от покупки той нефти, которую добывают террористы на территории Сирии и Ирака.

И обратите внимание, что на протяжении всех нескольких лет проведения Соединенными Штатами и их союзниками операции против ИГ ни одна ракета, ни одна бомба не упала на эти бензовозы. То есть США и их союзники охраняли этот нелегальный бизнес Турции. Вашингтону было выгодно, чтобы ИГ постоянно дестабилизировало ситуацию, Вашингтону невыгодно было, чтобы террористов ликвидировали, и на территории Сирии и Ирака установился бы мир.

Скорее всего, Эрдоган, посовещавшись предварительно с Вашингтоном, отдал приказ своим военно-воздушным силам обеспечивать воздушное прикрытие этих караванов, так называемый авиационный зонтик, когда с воздуха эти караваны на последней стадии их движения к сирийско-турецкой границе прикрывались турецкими истребителями. Вот, скорей всего, на такой зонтик наши самолеты и наткнулись.

— Хорошо, а какова цель этой акции? Напугать Россию?

— Что касается Турции — да, это проверка России на прочность. Хватит ли твердости у российского руководства не просто продолжать операцию в этом регионе, но ее еще и наращивать. Турция, безусловно, добивается введения над Сирией бесполетной зоны, и именно на это Турция пытается подтолкнуть Североатлантический альянс, потому что если пошли подобного рода инциденты, мотив очевиден — надо запретить полеты. Но надо понимать, что если будет введена бесполетная зона, то остановится наступление сирийских войск, у ИГ появится возможность передохнуть, восстановить свои силы, получить пополнение из турецких же лагерей и получить новое оружие, восстановятся, конечно, маршруты транзита нефти.

И, помимо всего прочего, ведь все мы прекрасно помним, что ливийский сценарий тоже начинался с введения бесполетной зоны. А у американцев голубая мечта — провернуть в Сирии ливийский сценарий по той же схеме, которая привела к свержению режима Каддафи.

Турция сама себя вывела с территории Сирии

— Но сейчас мы там делаем бесполетную зону, и мы предупреждаем, что любой турецкий самолет, который залетит в территориальное пространство Сирии, будет сбиваться.

— Так и есть. Мы делаем эту бесполетную зону для турецких истребителей — не для натовских, потому что с Соединенными Штатами и теми государствами, которые проводят на территории Сирии контртеррористическую операцию, у нас есть отдельные протоколы взаимодействия. Сбив российский самолет, Турция фактически сама себя вывела из этого протокола, который регламентирует взаимодействие военно-воздушных сил различных государств, воюющих против ИГ на территории Сирии. Этот протокол в отношении Турции уже не действует де- факто.

— Какая-то странная ситуация получается: мы с одними государствами — членами НАТО - сотрудничаем, с другими государствами — членами НАТО - не сотрудничаем. Не растет ли на Западе недовольство позицией Турции? Или там все просчитано?

— Мне представляется, что со стороны Запада здесь, по крайней мере, две позиции. Вашингтон очень доволен, поэтому он в тени сидит, потирая руки. Та операция, которую Вашингтон готовил, произошла. Штатникам было важно вытеснить Россию любой ценой с сирийского театра военных действий, и в этом отношении они прекрасно просчитали ситуацию. Они прекрасно знали, что Турция рано или поздно совершит подобный удар, и они сидели и ждали, когда это произойдет, а затем попытались столкнуть Россию даже не с Турцией, а с НАТО.

Эрдоган был очень смелым, когда планировал провокацию против России, потому что он думал, что Россию это напугает, а когда это произошло, он сам перепугался до смерти и тут же побежал к Североатлантическому альянсу с просьбой о защите. Американцы знали, что он так поступит. Они думали, что НАТО сейчас под давлением США снова заявит о том, что они должны прийти на помощь Турции, и произойдет уже столкновение России и НАТО.

Американцы при этом как бы ни при чем, потому что, хотя они в НАТО и входят, но они постараются функции своих европейских сателлитов вывести на первую линию этого столкновения. В итоге и Европа ослабнет, американцам это на руку, и у России появятся проблемы, и Турция станет разменной картой, в результате режим Эрдогана падет, что американцам тоже на руку.

Судя по конференции, которую тут же созвал Североатлантический альянс, после заявления генерального секретаря, у натовцев были очень кислые лица, потому что европейских генералов, скорее всего, никто не предупредил об этом, и они быстро сообразили, что Турция их колоссально подставила.

Поэтому они довольно вяло заявили, что они поддерживают версию Турции, которую она предложила, о том, что самолет российский залетел на территорию Турции, а это акт агрессии в данных условиях. То есть согласились с этой шитой белыми нитками даже не версией, а мифом неким, потому что как они могли поступить?

— Мне кажется, здесь позиция Франции сыграла свою роль, потому что теракты напугали французов очень сильно. И они, конечно, понимают, кто борется с ИГИЛ в Сирии, понимают, что не Эрдоган союзник, а Россия союзник. Великобритания тоже повернулась к России.

— Поэтому американцы, по всей видимости, и сделали этот поворот с самолетом, потому что развернулся даже Кэмерон, Олланд, и все остальные сейчас европейские союзники переключились на Россию.

— Нам, с этой точки зрения, мне кажется, надо как-то риторику изменить в общении с европейскими партнерами, как их называет наше руководство.

— До тех пор, пока они не изменят свою риторику, нам, видимо, тоже менять свою риторику преждевременно. Давайте вспомним историю о подводной лодке "в степях Украины". Вблизи Великобритании, Шотландии снова нашли подводную лодку буквально несколько дней назад, и англичане начали ее активно искать. А кто помогал в поисках этой подводной лодки? Авиация Франции и Канады. Тот же самый Олланд, который сейчас говорит, что Россия — лучший друг, и только Россия может сейчас защитить, тоже бросил свою авиацию на поиск российской мифической подводной лодки в водах Шотландии. Это говорит о том, что европейская политика неравномерна.

— Инцидент с российским бомбардировщиком случился через два дня после того, как Украина неожиданно ввела энергоблокаду Крыма. С вашей точки зрения, это тоже, в общем-то, спущенное указание из Вашингтона, и не является ли вот эти два события звеньями одной цепи, давление на Путина для того, чтобы посмотреть, как он будет реагировать.

— Я думаю, это звенья одной цепи, это два взаимосвязанных события, и вообще сирийский конфликт и украинский конфликт, даже несмотря на то, что Украина сейчас в тени, нельзя рассматривать в отдельности. Это две точки приложения дестабилизирующей внешней политики Вашингтона, это два звена одной и той же комбинации, которую Вашингтон разыгрывает.

Украина сейчас в тени, заморожена, но проблема там не разрешена, и это не означает, что она перестала быть болевой точкой для России и перестала быть тем инструментом, который Вашингтон придержал до времени для того, чтобы подождать, как будет развиваться ситуация в Сирии.

И если она вдруг начнет развиваться в кризисном варианте, ударить еще и с этой стороны. Здесь идет некий пасьянс, который американцы разыгрывают.

Санкции в отношении Турции

— Сейчас, я так полагаю, будет комплекс специальных экономических мер против Турции. У нас есть закон 2006 года, который позволяет вводить санкции против Турции. Как далеко мы в них зайдем? Что мы отменим?

— "Турецкий поток" и атомная электростанция — это, скорей всего, проекты, которые сейчас будут завершены. Для нас "Турецкий поток" и так был убыточным. Это было скорее политическое решение, нежели экономическое. Более того, мы вложили в него колоссальные деньги, а Турция получила прибыль с этих вложений.

"Турецкий поток" изначально был провальным с точки зрения экономики. Это было всем понятно. Но мы решали целый ряд геополитических задач. Мы поддерживали Турцию, потом выяснилось, что с помощью этого же потока, этого же хаба, мы будем поддерживать Грецию на пике любви с Грецией. А сейчас вообще вернулись к прагматичному пониманию ситуации, что этот поток надо остановить и зафиксировать убытки. Я думаю, что пока вопросы будет решать "Северный поток".

— Наши авиаудары в Сирии не решают главной задачи — взятие под контроль территории, завоеванной исламистами. То есть сирийская армия достаточно слаба, чтобы это осуществить. Как будет решаться эта проблема?

— Я думаю, что в фазе наземной операции она ни в коем случае решаться не должна. Хотя не секрет, что группировка именно наземная российских войск наращивается в районе баз. Но ввязываться в наземную операцию чрезвычайно для России опасно. Это, по всей видимости, то, что американцы и хотят. Потому что у них и тактика такая — они с одной стороны заинтересованы, чтобы Россия убралась из Сирии, а с другой стороны очень хотят, чтобы Россия там увязла полностью.

Я думаю, что наши стратеги, полководцы и политики прекрасно понимают все эти риски. Не пойдут на это. Ударов авиационных достаточно. Потому что сирийская армия действительно слаба. Но вместе с Сирией воюет так называемый корпус добровольцев. Этот корпус приличный по силе.

— Я бы хотела услышать ваш прогноз по дальнейшему развитию событий в Сирии.

— С уверенностью я могу сказать о том, что сирийская война — это надолго. Она не прекратится ни завтра, ни через неделю, ни через три недели, ни через пять. Россия, которая вошла в этот конфликт, должна готовиться к долгой затяжной войне.

Но также важно понимать, что Россия отстаивает свои национальные интересы в Сирии. Поэтому, когда задается вопрос, а зачем мы полезли в Сирию, и нужно ли это нам, мне представляется, что эта драка была неизбежной. И неизбежна именно на сирийской площадке.

И в этом отношении правильно сказал президент о том, что если знаешь, что на тебя готовится нападение, нанеси удар первым. Вот мы нанесли и получили первоначальное преимущество в этом деле. Далее я полагаю, что если Россия и Сирия будут действовать так же, как они действуют сейчас, для интернационала исламистов наступят плохие времена в военном плане.

Подготовила к публикации Мария Сныткова

Беседовала

Любовь Люлько


"НАТО в лице Турции сбила российский Су-24"
Комментарии
Комментарии