США и Евросоюз: Большая рыба пожирает маленькую

Каковы внутренние причины и механизмы миграционного кризиса в Европейском союзе? Как строятся взаимоотношения между США и Евросоюзом? Удастся ли Соединенным Штатам загнать Европу в экономическую кабалу? Эти и другие вопросы обсуждают главный редактор Pravda.Ru Инна Новикова и историк Андрей Фурсов. 

Миграционный кризис в Европе

— Что сейчас происходит с Европой, оказавшейся совершенно не подготовленной к такому наплыву беженцев с Востока и из Африки? Так ли все просто, как пытаются объяснить происходящее некоторые западные политики, которые утверждают, что происходящее в Европе — дело рук нескольких сот хулиганов? И чем все это грозит?

- Мы наблюдаем закат Европы, и начался он не сейчас. Он начался в результате двух самоубийственных войн, Первой мировой и Второй мировой.

- Которые вы считаете единой мировой войной.

- Да, это единая тридцатилетняя война, которая покончила с гегемонией Европы. И о том, что все окончится именно этим, предупреждали многие. Наполеон в начале 19 века говорил, что придет время, когда Европа окажется между Америкой и Россией и займет совсем другое положение в Европе. 

Была еще одна очень важная веха в провале Европы — события 1968 года, так называемая "студенческая революция", когда троечники, недоумки изгоняли из аудиторий профессуру. Сейчас эти люди стали депутатами, министрами, некоторые даже министрами своих стран, как, например, Йошка Фишер, в свое время занявший пост министра иностранных дел Германии.

Если говорить о последних событиях, то это постепенное закатывание Европы в лунку истории. Когда в 1991 году рухнул Советский Союз, Запад хорошо порезвился в Восточной Европе: выкачал оттуда капитал, решив тем самым целый ряд своих проблем. У Брейгеля-старшего есть картина — "Большие рыбы пожирают маленьких". И теперь Западной Европе грозит то же самое, что она в свое время сделала с Восточной Европой: США оказались сейчас в ситуации, когда для того, чтобы сохранить свое положение в мире, хотя бы лет на десять-пятнадцать отстрочить собственный кризис, им нужно "съесть" европейскую экономику.

И они пытаются это сделать при помощи насаждаемого ими Трансатлантического торгового сообщества. Оно, конечно, предполагает физическое сохранение Евросоюза, но в сильно ослабленном виде. И то, что происходит в Европе в последний год — я имею в виду миграционный кризис — работает на это, демонстрируя европейцам полную политическую импотенцию их политических лидеров. Это, безусловно, спланированная и очень грамотно проведенная операция.

Одновременно с этим в Европе все громче раздаются голоса в поддержку лидеров, действующих "поверх" европейских институтов. Лидеры, которые действуют поверх институтов, — это диктаторы. В этой связи вспышка интереса к "Майн кампф" Гитлера, возникшая сегодня в Европе, не случайна. Это вполне продуманная акция, подталкивающая континент к тому, чтобы там появились новые лидеры, действующие поверх общеевропейских институтов власти, и которые по замыслу американцев, подтолкнули бы Европу в Трансатлантическое сообщество.

Но здесь ситуация очень непростая. Далеко не все представители европейских правящих верхушек горят желанием войти в него. Этого не хотят, например, Виндзоры. Этого не хотят Ротшильды, поскольку у них есть свой проект, связанный с Китаем и странами БРИКС. Этого не хочет часть германской и гвельской — северо-итальянской — старой аристократии.

Другими словами, в Европе есть мощные финансовые и политические группы, не заинтересованные в том, чтобы их "съели". И единственным средством противостоять этому видится разрушение нынешнего Евросоюза, поскольку в таком состоянии "съедать" его никому не будет интересно. Так что нынешний миграционный кризис — это палка о двух концах.

- Сейчас Евросоюз не против ТТС, он прекрасно взаимодействует с США, фактически танцует под их дудку.

- Да, в политическом плане. Но делает все это, так сказать, оставаясь на расстоянии. А когда речь заходит об экономике… Крупный европейский бизнес не хочет становиться "маленькой" рыбой, чтобы ее съели рыбы "большие". Показательно, что впервые в прошлом году британская королева сказала, что надо бы поставить вопрос о том, чтобы Великобритании выйти из Евросоюза.

Евросоюз изначально был искусственным образованием, и рано или поздно, он должен был начать трещать по швам, особенно после того, как в него приняли восточноевропейские страны.

Что изначально он представлял собой? Это было старое каролингское "ядро", Империя Карла Великого: Германия, Франция, страны Бенилюкса, Северная Италия. Это и есть "ядро" Европы.

Трудно сказать, когда Евросоюз развалится де-юре, но де-факто он уже разваливается, и миграционный кризис работает именно в этом направлении. Кризис, подчеркиваю, хорошо спланированный и организованный.

- Новогодние события начались с того, что тысяче мигрантов на площади противостояли сто сорок сотрудников полиции, которые привыкли десятилетиями действовать против законопослушных граждан. Но в этот раз им противостояли люди с совершенно другим менталитетом.

- Совершенно верно. Дело в том, что европейцев, особенно немцев, в течение семидесяти лет духовно кастрировали. В 1940 году Уинстон Черчилль сказал, что Великобритания воюет не с Гитлером и даже не с национал-социализмом. Она воюет с духом Шиллера, чтобы он никогда не возродился. И нужно сказать, что они это сделали успешно. Англосаксы провели просто очень мощную социоинженерную операцию и вырастили в Германии проатлантические политические элиты.

Посмотрите на Ангелу Меркель — она сегодня говорит одно, завтра другое, как будто у нее за спиной сидит суфлер, который подсказывает ей: "Сегодня скажи то, завтра это". Она абсолютно несамостоятельный политик, на которого, с одной стороны, давит США, с другой - свой бизнес.

Духовная кастрация немцев проявляется в разных вещах, даже в том, что, как показал один опрос, 40 процентов немецких мужчин хотят быть… домохозяйками. Ясно, что такие мужчины своих женщин не защитят. Другой пример: лет десять назад в Братиславе зверствовала албанская мафия. И местное население обращалось за защитой не к местной полиции, а к русской мафии. И русская мафия решала все вопросы. К сожалению, европейцы привыкли к сытой жизни.

И сейчас там возникает очень интересная ситуация. С одной стороны — сытые, законопослушные, а по нашим меркам, трусливые местные жители. С другой стороны — молодые, агрессивные мусульмане, которые бьются за место под солнцем. Но вовсе не за то, чтобы стать "своими" и получить какую-то работу. Вообще смешно слушать Меркель, когда она говорит, что "мы их примем, чтобы они работали на страну". Какая работа? Уровень безработицы в Германии уже составляет 15 процентов. Да и не собираются мигранты никуда идти, они хотят просто получать деньги на халяву.

Возникает ситуация, которую когда-то Арнольд Тойнби описал как "Союз внешнего и внутреннего пролетариата". Только он имел в виду пролетариат не в понимании Карла Маркса, а союз низов Европы и внешних сил. История внесла свои коррективы: Европа сегодня получает "отдачу" за свои колонизаторские 100-150 лет. Сначала европейцы приезжали и выкачивали из этих стран прибыль, а теперь жители этих стран приехали в Европу, чтобы получить свое. Как говорил блаженный Августин, "наказания без вины не бывает".

Закат Европы

- Европа еще может себя спасти? Похоже, что пока таких механизмов она не видит…

— Пусть они сами думают, как себя спасать, это не наша проблема. Еще лет пятнадцать назад мне было бы очень жаль Европу. Но если у людей нет воли к жизни, к борьбе, если они запрещают у себя празднование Рождества, ношение крестиков, если разрешают гомосексуальные браки, если, как в некоторых землях Германии, легализуют публичные дома для зоофилов, - значит, туда им и дорога.

Пусть встают, бьются, вспоминают, что они европейцы и должны защищать свою идентичность и прочее, и прочее. Но я не надеюсь, что они это сделают. В Европе набирает силу другая тенденция — например, недавно молодой король Нидерландов сказал, что социальное государство в Нидерландах и вообще в Европе закончилось, теперь будет общество активного участия, в котором каждый будет сам за себя. Другими словами, каждый будет выплывать поодиночке.

- Это уже волчьи законы!

 - Нет, это получается, что социальное государство при капитализме существовало только потому, что ему была альтернатива — Советский Союз. И нужно было что-то "подкинуть" своему среднему и рабочему классу. Рухнул СССР, и теперь не надо стыдиться богатства, не надо прятаться, не надо играть в "социальность".

Плюс было очень много мифов по поводу того, что такое капитализм. Например, нас убеждали прикормленные социологи и политологи, что в эпоху капитализма горизонтальная мобильность меняется на вертикальную, что беднота может делать карьеру и двигаться вверх по социальной лестнице. В 2013 году вышло одно исследование, авторы которого проанализировали историю Англии начиная с 1180-го и заканчивая 2012 годом.

Вывод очень интересный: в течение 800 лет власть и собственность в Англии принадлежала и принадлежит по-прежнему одному проценту населения, причем в рамках этого одного процента почти все люди являются родственниками. То есть, все разговоры насчет того, что капитализм, индустриальная эпоха знаменуют собой торжество вертикальной мобильности, это абсолютный миф.

 - Но вместе с тем 99 процентов, образца 2012 года — это совсем не 99 процентов образца XI века, согласитесь…

- С одной стороны, так. Но когда мы говорим "капитализм", то очень часто имеем в виду Швецию, США, Францию. Но дело в том, что капитализм — это еще и Гаити, и Нигерия, и Филиппины. Это политическая мифология, когда подобные государства именуют деликатно "развивающимися". То все капитализм, другое дело, что у него есть свое "ядро", которое грабит периферию и полупериферию. И высокий уровень жизни "ядра" связан именно с этим.

Но сейчас Европе пришло время платить по счетам. Думаю, пройдет еще десять-пятнадцать лет, и по счетам придется платить уже США, пусть они даже сейчас и "съедят" Европу. 

Современный Запад - это денежная цивилизация

- Президент Обама думает иначе!

- Его речь перед конгрессом — сплошное "бла-бла-бла". Пока они действительно сильны. Но именно "пока". В прошлом году я читал лекции в японских университетах, и как-то разговорился с одним представителем японской политической элиты. Я напомнил ему о Хиросиме, о том, что американцы тогда очень унизили японскую элиту, даже отобрали фамильные мечи, в том числе у представителей прославленного рода Токугава и переплавили их.

Мой собеседник на это заметил: "Мы, японцы, отличаемся от вас, русских. Если вы даже потерпите поражение, то будете продолжать сопротивляться. А у нас по-другому: противник сейчас оказался сильнее? Мы будем честно ему служить, но как только он окажется слабее, тут же получит нож в спину".

- Одна знакомая из Грузии говорила мне: "Вы нас бросили в начале двухтысячных годов. А мы, маленькая слабая страна, маленькая нация, мы сами по себе не выживем. И хорошо, что американцы нас подобрали".

- Их не бросили, они сами перебежали. И другие тоже. Но мы-то другие, бегать никуда не будем. Но и позволять другим "примыкать" к нам обратно тоже. Тех, кто ушел один раз, не стоит снова "вытаскивать" на себе. Наша задача: заботиться о непроницаемости своих границ, чтобы никакой супостат их не пересек, и реализовывать в своей стране собственные идеалы социальной справедливости. Потому что великая держава, основанная на несправедливости, существовать не может.

- То есть, мы должны замкнуться в своих границах и решать свои проблемы?

- Речь не идет о том, чтобы замыкаться. Непроницаемость границ означает, что, если мы не хотим, чтобы к нам бежали мигранты, они к нам не побегут. Нынешние европейцы не могут даже обеспечить непроницаемость своих границ. У них импотентная полиция, импотентные армии и блок НАТО.

Дело в том, что современный Запад — это денежная цивилизация. За деньги можно убивать, но умирать за деньги никто не собирается. И это очень серьезная проблема, — людям не за что умирать. Отсюда появилось и мерзкое словечко "толерантность", которое означает, на самом деле, цивилизационное пораженчество. Если ты готов терпеть все, что угодно, то рано или поздно тебя заставят терпеть, что и делают сейчас мигранты, которые издеваются над полицейскими, рвут свои документы и открыто говорят: "Мне завтра новые выдадут, потому бабушка Меркель нас сама пригласила".

Но если посмотреть внимательнее на то, что происходило в последние десятилетия, то вектор дальнейшего развития событий, связанных с ситуацией на Ближнем Востоке, становится очевидным: практически все крупные организации, которые, скажем, американцы, считают террористическими, действуют с глобальным размахом. У той же "Хезболлы" уже есть ячейки в Южной Америке, Юго-Восточной Азии, Африке, даже в Германии. А ИГИЛ, или ДАИШ, это еще более крутая структура. Они и в Европе будут создавать ячейки.

- Их уже создают.

- Западная Европа становится зоной деятельности ИГИЛ, и в этом нет никакого сомнения. Они постараются выжать из Европы все, что можно.

- В плане людских ресурсов?

— Экономически. Людских ресурсов у них и у самих хватает. Да и какие в Европе людские ресурсы? Это в массе своей политически импотентное население. Они будут просто доить старушку-Европу, как корову. За счет пособий, за счет того, что европейцы будут стараться откупиться от них, увеличивая свои подачки.

Эту проблему мог бы решить авторитарный правый режим. Но нынешние европейские элиты настолько привыкли оглядываться на США, так панически боятся обвинений в нетолерантности, что едва ли что-то изменится. Проблема европейцев в том, что сейчас континенте, действительно, каждый умирает в одиночку. У нас же несколько иной взгляд на происходящее, мы понимаем, как с этим справиться. Но в помощники нас никто не зовет.

Подготовил к публикации Сергей Валентинов

Беседовала


Андрей Фурсов о гибели Европы и главном противоречии России
Комментарии
Комментарии