Россия покажет G8 кузькину мать


С 1 января 2014 года Россия стала председателем "большой восьмерки", куда, кроме нее, входят правительства Великобритании, Германии, Италии, Канады, США, Франции, Японии. Какие мировые и собственные интересы будем мы отстаивать на этом посту? И удастся ли Москве вообще что-то сделать, учитывая сложившийся у Запада комплекс "автократизма Путина"?

Формальных критериев членства в G8 нет, есть необходимость по той или иной проблеме посоветоваться сильным мира сего с учетом "открытой демократии, личной свободы и общественного прогресса", так гласит устав G8. Россия присоединилась к этому элитному клубу в 1998 году, превратив его из "семерки" в "восьмерку". Тогда Запад был очарован готовностью президента РФ Бориса Ельцина принять западные нормы демократии, вступить в ЕС, НАТО, следовать неолиберальной модели развития экономики. Как тогда подчеркивали западные эксперты, Россию приняли в "семерку" в качестве своеобразного "аванса".

В 2006 году Россия впервые получила председательство в G8 и провела саммит в Санкт-Петербурге. Ключевые проблемы, предложенные тогда Россией для обсуждения, — энергетическая безопасность, образование и борьба с инфекционными заболеваниями. В нынешний год повестка выглядит совершенно другой.

Основное внимание Москва планирует уделять борьбе с терроризмом, наркоугрозой и урегулированию региональных конфликтов. Также Россия намерена заниматься обеспечением мирового устойчивого экономического роста. Как видим, российская дипломатия приобрела смелость ставить задачи совершенно другого уровня. И этому способствуют ее успехи на дипломатической арене последнего года — инициатива по выходу из опаснейшей ситуации в Сирии, участие в процессе переговоров с Ираном об его отказе от обогащения урана и урегулирование сложнейшей ситуации на Украине. "Можно констатировать, что Россия в 2013 году существенно укрепила свою роль великой державы, политика которой служит стабилизации обстановки в мире", — сказал экс-премьер правительства РФ Евгений Примаков 13 января, выступая на заседании "Меркурий-клуба".

Некоторые западные аналитики ставят под сомнение эффективность работы "восьмерки". "Демократические государства (все кроме России — Ред.) "восьмерки" объединяет очень многое в сферах дипломатии, экономики и идеологии, поэтому отсутствие этого клуба не окажет влияния ни на одно из них. Вместо этого мы наблюдаем ежегодный фарс, когда группа богатых демократических государств общаются с авторитарным членом G8 (Россией) при отсутствии второй крупнейшей экономики мира — Китая", — сказал "Голосу Америки" Томас Амброзио, профессор политологии в Университете штата Северная Дакота. Он же предполагает, что в связи с антизападным курсом российского президента в этом году к нему не очень будут прислушиваться. Налицо попытка надавить на Россию, чтобы она отказалась противостоять попыткам Запада навязать миру свою толерантность, которая оборачивается вседозволенностью и потерей нравственности, и демократию, которая заканчивается войнами.

Читайте все материалы по этой теме в специальном сюжете

Однако недавнее обращение премьера Великобритании Дэвида Кэмерона к Владимиру Путину со словами о том, что он очень "рассчитывает на помощь России" в вопросе решения проблемы шотландского сепаратизма, говорит о том, что эти слова Амброзио не более чем пропагандистский трюк. "Не в интересах "восьмерки" допускать ситуацию, когда страны будут дробиться на более мелкие составные части, и элементы хаоса, и непредсказуемость в международной политике будут нарастать. Поэтому я допускаю, что какое-то политическое заявление "восьмерки" на этот счет для Кэмерона было бы некой поддержкой, сохранением территориальной целостности Великобритании", — сказал "Правде.Ру" генеральный директор Российского совета по международным делам Андрей Кортунов.

Эксперт пояснил, что программа действий G8 складывается из трех основных компонентов. Во-первых — переходящие вопросы, где важна преемственность. Вторая группа вопросов — это вопросы, которые лоббируются страной-председателем, отражают авторитет этот страны, но могут отражать авторитет и других стран тоже. И третья группа — это ситуативные вопросы, которые возникают в связи с резкими изменениями в международной ситуации, кризисами, новыми возможностями. Владимир Путин, например, после визита в Италию говорил, что миграция может стать темой обсуждения "восьмерки", заметил Андрей Кортунов.

Если исходить из поставленной РФ на первое место борьбы с терроризмом и экстремизмом и наркотрафиком, то эксперт Федерального информационного центра "Аналитика и Безопасность" Сергей Соколов считает, России прежде всего нужно наладить координацию между странами "восьмерки", поскольку явления носят международный характер. Но здесь эксперт предвидит большие трудности, поскольку Запад исповедует в этом вопросе практику двойных стандартов.

"Существуют Эмираты, существует Катар, существует еще ряд исламских стран, которые открыто нам угрожают. И эти страны в великолепных отношениях с США. Но если и мы и США заявляем, что боремся с экстремизмом, то тогда не может быть так, чтобы Саудовская Аравия нам угрожала и одновременно находилась в блестящих отношениях с США", — сказал Сергей Соколов.

С точки зрения блока экономических вопросов, Россия — одна из тех стран, которые, на удивление мировой общественности, быстрее вышла из финансового кризиса, чем ожидалось. Доказала, что она может в кризисной обстановке принимать правильные решения для себя и для мира. Это по многим позициям можно предлагать к внедрению. "Самой же России крайне интересна переориентация европейских стран в пользу пересмотра энергетической хартии, что до сих пор не удавалось сделать, — сказала "Правде. Ру" Аза Мигранян, руководитель отдела экономики Института стран СНГ. — России интересно восстановление взаимных отношений с другими государствами-экспортерами сырья, с тем, чтобы определять и более полноценно влиять на мировую конъюнктуру, на уровень цен на энергоносители. России выгодно начать промышленное и технологическое сотрудничество, и в этом смысле достаточно выгодна позиция председательствования, для того чтобы запустить проекты именно по технологическому взаимодействию с развитыми странами", — сказала Аза Мигранян.

От председательства, считает Андрей Кортунов, Россия может получить бонусы двух уровней: общеполитические, то есть статусные, "это хорошо с точки зрения пиара страны, это создает некий позитивный фон для нашей внешней политики". И бонусы конкретные, которые связаны с принятием тех или иных документов, с принятием стратегий. "У нас есть свои интересы, скажем, нас беспокоит ситуация в Афганистане, если нам удастся что-то здесь продвинуть, это будет для нас очень важным решением "восьмерки". Нас также интересуют вопросы решения кризисов, скажем, в регионах, которые примыкают к нашим границам, если удастся здесь договориться, то, конечно, для нас это будет тоже своего рода бонус", — сказал "Правде. Ру" Андрей Кортунов.

Читайте самое интересное в рубрике "Мир"

Любовь Люлько


Путин послал сигнал "большой восьмерке"
Комментарии
Комментарии
Комментарии