На Западе победил откровенный либеральный сатанизм

Очень серьезное и получившее далеко неоднозначную оценку событие — встреча Патриарха Кирилла с Папой Франциском. Для одних это стало радостью, дающей большие надежды всему миру, для других — страшным предзнаменованием краха религий и конца времен. Истина, как обычно, посередине? И что в этих оценках все-таки имеет право на существование? Свое мнение в эфире видеостудии Pravda.Ru высказал православный публицист Виктор Саулкин, обозреватель радио "Радонеж", член Императорского Православного Палестинского Общества.

Смотрите фоторепортаж: Встреча Патриарха Кирилла и Папы Франциска 

— Животрепещущая новость будет обсуждаться с восторгом и трепетом еще достаточно долго. Но факт, что эта встреча практически никого не оставила равнодушным, это действительно очень значимое событие. Важная для всего мира встреча вызвала тревогу, чуть ли не панику, и в православной среде. Есть даже такие возмущенные оценки, что Патриарх целованием с Папой предал Православие. Каково ваше мнение, вас встреча не резанула, вы не подскочили со стула?

— Не подскочил, но тревога определенная появилась. Конечно, это и не событие тысячелетия, как оценили некоторые. Встречу в Гаване надо вписать в события, которые происходят в мире в последнее время. Мы видим, что Россию втягивают в войну, и вместе с этим идет слом однополярного мира. Причем слом однополярного мира идет давно уже, где-то с 2007 года, когда Владимир Путин заявил, что эта система, где волк ест ягненка, только потому что он силен, не может существовать.

Сейчас мы видим, что именно Россия — главное препятствие на пути этого однополярного мира. Збигнев Бжезинский после крушения Советского Союза сказал, что остался самый главный игрок — Православие. Это его слова, они известны всем. Потому что Православие представляет собой духовную альтернативу этому глобальному миропорядку. Когда говорят, что у нас в стране не было идеологии все 25 лет, это не так. У нас насаждалась идеология, которая восторжествовала на Западе, — идеология Золотого тельца. А поклонение Золотому тельцу, конечно, не терпит не только Православие, оно не совместимо даже с секуляризированным западным христианством.

Пока был Советский Союз, мы думали, что на христианском Западе на каждом столике, тумбочке лежит Евангелие. А потом выяснилось, что Советский Союз и удерживал мир от полного порабощения идеологией Золотого тельца. Как только рухнула советская держава, посчитали, что с Россией покончено. Разделили историческую Россию, уничтожили "оборонку", армию… И тут же на Западе восторжествовал просто откровенный либеральный сатанизм.

В католической Италии суд принимает решение вынести распятия из школы. Это вообще уму не постижимо. Во Франции миллионы людей выходят на улицы, протестуя против однополых браков, но их не слушают. Запад стремительно катится не просто к краху — там восторжествовал либеральный сатанизм. И, кстати, когда мы говорим об исламском экстремизме ИГИЛ, то мы должны понимать, кто этот ИГИЛ создал и для чего его создавали…

— Встреча как раз и ставила задачи противодействия этим явлениям. Патриарх также объяснил, что настал тот момент, когда надо устранить накопившиеся достаточно серьезные проблемы. За время долгой истории кровь и страдания пролегли между западными и восточными христианами… Сейчас мир действительно подкатился к точке, когда нужно всем выступить против расхристианивания и даже уже просто расчеловечивания. Нужно вести диалог и противостоять этому нечеловеческому валу. Как вы считаете, это и было центральным лейтмотивом встречи?

— Во-первых, мы понимаем, что встретился Патриарх как глава Церкви восточных христиан, всех восточных христиан. Кстати, неверующие светские журналисты это восприняли буквально. Они не знают, сколько у нас поместных Православных церквей. Они не знают, что у нас нет единого главы всего Православия, мы исповедуем Единую Святую соборно-апостольскую Церковь…

— А для них — вроде бы как западный Папа и восточный Папа…

— Хотя наш святейший Патриарх в церковном поминании идет не на первом месте, а первым читается Вселенский Патриарх, что уже конечно является анахронизмом явным. Потому что так называемый Вселенский Патриарх Варфоломей, у которого всего два-три храма остаются в Стамбуле, известен всем как прислужник ЦРУ. Его уже и называют Патриархом Стамбульским. И тут неожиданно выяснилось, что Москва и есть центр Вселенского Православия.

Кстати, вскоре после Победы в Великой Отечественной войне, в 1948 году, в Москве прошло Всеправославное совещание, которое можно называть собором даже с большим основанием, чем тот, который на Крите сейчас соберется. Москва уже уверенно выступает как Третий Рим. И сейчас наш святейший Патриарх протягивает руку помощи гибнущей западно-христианской цивилизации. Для православного человека очень важно сохранять следование истине, чистоте церкви, куда мы приходим как во врачебницу и наши раны врачуем. Для православного человека речь идет о спасении души. Поэтому и у нас на Руси готовы стоять до смерти, только бы не нарушить чистоту.

— На Западе же все шире открывается окно Овертона. И до нас сквозняк доходит. Это явление применимо и к церковной жизни. Сначала допускаешь отход совсем чуть-чуть, потом еще здесь сократим, тут поменяем…

— Об этом писал еще преподобный Амвросий Оптинский в XIX веке. А западная цивилизация достигла таких материальных высот, потому что у них, особенно у протестантов, поклонение мамоне является главным. Они считают, что определяется, угоден человек Богу или нет, по количеству денег.

— Теперь эта цивилизация уперлась в тупик…

— Она не просто уперлась в тупик, а исчезает на наших глазах, и все западные христиане это понимают. Американские публицисты пишут, как на глазах поколение христианское, белая Америка, просто исчезает, как айсберг тает в теплых водах. В Европе мы видим последний акт гибели западно-христианской цивилизации. Потому что миллионы беженцев, которые туда из исламских стран направлены, должны уничтожить прежний мир. Они должны изменить состав населения и не только халифат построить, а просто уничтожить эту западно-христианскую цивилизацию.

Это началось еще с Великой Французской революции, когда были погромы церквей, в Соборе Парижской Богоматери блудница сидела на престоле, уничтожали именно христианскую Францию. Отклонения от благодати, от истины привели к тому, что сначала католики от Единой Святой Соборной Церкви откололись, а потом от Рима стали откалываться лютеране, протестанты… С полным основанием старые католики считают, что кардинал Лефевр, имел все основания говорить, что Католическая церковь предала Христа еще на Втором Ватиканском Соборе. Мы видим массу тому примеров.

— Католическая церковь сначала изменила канонам общей христианской Церкви, а потом изменила и свои новые каноны. Что у нас вообще с ними общего?

— Общее у нас — все-таки вера в Христа Спасителя, Евангелие, потому что они его не исказили. У католиков также есть непрерывная апостольская преемственность, и у нас — общее почитание Пресвятой Богородицы. Хотя у них оно искажено догматами о непорочном зачатии и некоторыми другими вещами. Но оторвавшись от благодати единой, они раскололись на множество сообществ. Сейчас даже невозможно подсчитать, сколько сект, которые себя называют там Церквями. Мы видим к чему это привело — венчают однополые браки, какие-то лесбиянки-епископши появляются… Всемирный совет церквей так называемый — это уже просто сборище нечестивых. Православные это понимают.

— Но мы участвуем…

— Да, мы участвуем, но мы же прерываем общение с теми, которые уж совсем нарушили каноны, а участвуем для того, чтобы свидетельствовать о Христе.

— Патриарха сам Папа и все неформально именовали как бы главой Вселенского Православия. Нет ли здесь ловушки очень хитрой, рассчитанной на гордыню?

— Я не думаю. Во-первых, у нас же папизма нет. Любой Патриарх может ошибаться. Мы молимся все-таки, у нас же в Церкви послушание любви, не дисциплина, а послушание любви, как в семье. Было когда-то такое же послушание любви вообще в государстве — Царя называли Царь-батюшка, была симфония между Церковью и государством.

И надо понимать, что такое Ватикан. Папы всегда претендуют на земную власть, чуть ли не ставят себя богом на земле. Еще Государь Иван Васильевич Грозный когда-то дал такой ответ папскому легату Антонио Поссевино. После этого тот и запустил клевету о якобы убийстве сына царевича Иоанна. Все очень точно об этих притязаниях на земную власть Папы сказано, и именно это уклонение в ересь и привело западную цивилизацию к своей гибели.

Иезуитов переиграть невозможно. Я думаю, что Патриарх такой цели и не ставил. Задача, мне кажется, в том, что Патриарх Кирилл выступал как государственный деятель. Некоторые говорят, ну как Патриарх может быть государственным деятелем? А митрополит Алексей, святитель московский, чьи мощи в Богоявленском соборе, Елоховском, воспитатель и крестный отец Дмитрия Донского. А Патриарх Гермоген… Кстати, с восшествием на патриарший престол, интронизацией, на всех богослужениях в Успенском соборе, Патриарх Кирилл первым делом идет и молится сугубо у мощей священномученика Патриарха Гермогена.

Сейчас во многих католических храмах можно видеть Владимирскую икону Божьей матери. А встреча происходит при Казанской, и дарят Казанскую. Потому что под ней были победы над ляхами в 1612-м, над двунадесятью языками в 1812-м, и в Великую Отечественную войну. Мне показалось, что лукавые и льстивые латиняне, как мы их называли всегда, хотели смутить православный народ совместным богослужением. Но Патриарх Кирилл вообще католиков знает лучше, чем мы все. Он церковный дипломат, знает все их уловки и очень четко понимает. Вот глава униатов греко-католиков Святослав Шевчук и на Украине вообще объявили зраду, снова паника… Они были в шоке от этого.

В подписанном дипломатическом документе Папа признает крах западно-христианской цивилизации. Вслед за чем говорится о том, что идет наступление на христианские ценности на Западе, христиане на Западе фактически в подполье, их давят, их права нарушают, проводится планомерное уничтожение христианской цивилизации на Западе. И на этом фоне идет великое возрождение веры в России и восточноевропейских странах. Причины для тревоги у нас есть, конечно, но нет причин для паники.

Наша Церковь имеет огромный Собор новомучеников, исповедников российских, к которым наши современники присоединяются, оптинские новомученики, убитые сатанистом, отец Анатолий Чистоусов, воин Евгений Родионов и многие другие. Церковь, которая имеет такое сокровище нетленное, обязательно все соблазны пройдет и устоит. Поэтому Русская церковь и возрождается. На Западе храмы продают под казино, отдают мусульманам, а у нас тысячи храмов строится и народом постепенно наполняется. Молиться надо всем святым земли российской и надеяться на милость и покров Царицы небесной. Слава Богу!

Интервью к публикации подготовил Юрий Кондратьев

Беседовал

Андрей Самохин


Изменил ли Патриарх православию, целуясь с папой Римским?
Комментарии
Комментарии