С ДАИШ реально борется только Россия

Что изменилось после терактов в небе над Синаем и в Париже — геополитически, в настроениях российского руководства и в работе спецслужб? Как будут искать террористов, взорвавших А321? Есть ли надежда, что спецслужбы Запада будут помогать России? Об этом Pravda. Ru президент ассоциации ветеранов подразделения антитеррора "Альфа" Сергей Гончаров.

"Исламское государство" (ДАИШ) объявило всему миру войну

- Что изменилось в мире после терактов в небе над Синаем и в Париже?

- Наверное, многое. При взрыве самолета A321 погибли 224 гражданина России, ни в чем не повинных людей. И вскоре произошли теракты в Париже. Это, наверное, уже говорит о том, что мы вступили в новую полосу борьбы с ИГИЛ.

Президент Франции сказал совершенно четко: это — уже война. В этой ситуации мы должны действовать именно как люди, как страна, которая вступила в войну с ИГИЛ. И это все уже прекрасно понимают.

- Эти два теракта, с вашей точки зрения, были организованы из одного центра?

- Мне часто задают этот вопрос. Один центр или не один, по большому счету, не очень важно. Есть структура, которая поставила весь мир в состояние войны, — бандитская организация ИГИЛ. Поэтому какие бы мелкие организации не брали на себя что-то, я считаю, что на сегодняшний момент ведущая вражеская сила для мирового сообщества — это ИГИЛ.

- Что-то изменилось в настроениях руководства государств, в том числе российского?

- Мне кажется, наш президент в последние дни дал четкие, ясные посылы, что мы сейчас должны делать. Первое — отомстить за ни в чем неповинных наших граждан. Найти и уничтожить тех бандитов, отморозков, которые взорвали наш самолет.

Если мы внимательно посмотрим на отклики мирового сообщества, руководителей многих стран, то увидим, что все, в том числе даже Обама, поняли, что Россия — главенствующая страна, которая реально борется с ИГИЛ. Сейчас все это поняли.

Я понимаю, что для французов, американцев, англичан — это вынужденная мера выходить с нами на взаимодействие и организовывать антитеррористическую коалицию. Но это мера — единственная, которая может спасти мировое сообщество от того, что делают эти бандиты.

Конечно, они уже просто вынуждены пойти на такое сотрудничество. Если бы в Париже этой трагедии не произошло, вряд ли руководители этих стран пошли бы с нами на какой-то контакт. Но то, что произошло, заставило их наконец-то понять, что ИГИЛ пришел к ним в дом и убивает ни в чем не повинных граждан.

Недоработка спецслужб Франции

- С вашей точки зрения, объявленная ИГИЛ война на два фронта — против России и против Запада, это самореклама, переоценка своих сил или уверенность в своих силах? На что они рассчитывают? Их кто-то покрывает?

- Когда произошли теракты в Париже, многие, в том числе и я, сразу обратили внимание на недоработку спецслужб во Франции в этом вопросе. Только после этих ужасающих событий власти стали выяснять, что же вообще происходит в Европе, и понемногу понимать, что творится сейчас, оказывается, в Париже, по всей Франции, в Бельгии, других прилегающих странах, да и вообще по всей Европе. Уже ячейки ИГИЛ там работают в полную силу.

Как сейчас откровенно говорят нам парижские службы, что порядка 15-20 человек уже были замечены, что они были в Сирии, вернулись и стали организовывать теракты, по крайней мере готовиться к ним. Это доказывает, что спецслужбы мало обращали внимание на данную ситуацию, хотя знали об этом.

И если их, как всегда курируют американцы, если американцы имели какие-то данные, меня смущает, почему они не поделились своей информацией даже со своими союзниками, и допустили то, что произошло в Париже.

- Все-таки когда мы говорим об антитеррористическом сотрудничестве, мы можем разделять два уровня: политический и профессиональный. После терактов в Бостоне многие писали, что ФСБ делилось информацией со спецслужбами США по поводу братьев Царнаевых. Но эта информация не была принята во внимание. Все-таки на профессиональном уровне идет обмен информацией, который помогает справиться с этой угрозой?

- Для западных политиков — это вынужденная ситуация. Я не думаю, что даже после этого они пойдут на какой-то высокий уровень сотрудничества, достаточный для обеспечения приемлемого уровня безопасности. Также и по многим политическим вопросам, что никто и не отрицает.

Но в то же время все прекрасно понимают, что обмен информацией между спецслужбами крайне необходим.

Надо откинуть на этот момент в сторону любые разногласия и принять единую антитеррористическую тактику и стратегию, создать коалицию, чтобы бороться с этими бандитами. Потому что Париж ясно показал, что в этой ситуации мы давно уже отстали от того, что надо было делать. Нам надо было раньше это делать.

Чеченские войны научили Россию борьбе с терроризмом

- Россия тоже отстала?

- Нет, это не Россия отстала. Отстали наши так называемые партнеры. Вот в чем проблема. В течение нескольких лет американцы пытаются бомбить ИГИЛ, французы и другие страны по одному-два самолета посылают. И они дружно докладывают, что борются с ИГИЛ.

Когда Россия вступила в борьбу, все встали на уши и поняли, что наша страна — единственная, которая реально борется с ИГИЛ. И теперь никто не хочет оставаться в стороне. Это подтолкнуло их к взаимодействию с нашими руководителями, в частности с нашим президентом.

- Взрыв самолета A321 в небе над Синаем говорит о том, что террористы не смогли организовать теракты внутри нашей страны? Поэтому они вынесли теракт за рубеж? Во Франции они организовали теракт внутри страны, посеяли там панику и хаос. Можно ли сделать вывод, что наши службы безопасности работают лучше?

- Я согласен с этим. Да, все-таки российские службы безопасности и спецслужбы, пройдя огромный опыт двух чеченских войн, конечно, извлекли уроки и научились противодействовать терроризму. Мы имеем довольно-таки серьезное преимущество, допустим, перед спецслужбами той же Франции.

Но я бы и не сказал, что у нас этого не происходит. Мы должны ожидать возможный удар в любой момент времени. Боевики постоянно предпринимают такие попытки.

Я не знаю, где это будет, но ИГИЛ не успокоится. Он сейчас угрожает уже Америке. Надо работать на опережение и жестко пресекать такие действия.

Я думаю, что наши спецслужбы к такой работе готовы и проводят ее, делают все, чтобы не допустить этого. Президент дал четкие ясные указания.

Месть России за гибель самолета A321

- Как вы считаете, сможем ли мы наказать именно тех, кто убил наших граждан в этом теракте? Наши спецслужбы самостоятельно могут это осуществить?

- По крайней мере, те бандиты, которые воевали на Северном Кавказе, 100 процентов все уничтожены. Мы доказываем этими действиями, что способны это сделать. Но в то же время ИГИЛ — это разветвленная, международная организация, которая уже свои метастазы пустила и устраивает нападения по всему миру. Поэтому я бы не стал брать на себя смелость, что только одна Россия может все это победить.

Я думаю, что без взаимодействия с нашими, пока мягко говоря, партнерами мы не обойдемся.

 - Какие у Рамзана Кадырова рычаги влияния? Почему он так влиятелен в борьбе с терроризмом, может освободить кого-нибудь из плена, результативно провести переговоры и действия? В чем его сила?

- Все-таки Чечня была основным анклавом, в котором было очень много терактов, убили его отца и многих других. Сейчас, мне кажется, что Чечня — это один из самых спокойных регионов на Северном Кавказе. Это заслуга Кадырова. Как бы к нему, кто ни относился, нельзя не признавать, что он является эффективным руководителем в этом плане. Он действительно решил эту проблему, по крайней мере, на сегодня.

Его авторитет в исламском мире довольно-таки высок. Поэтому он может делать такие заявления совершенно спокойно, отвечая за свои слова. Русскому человеку, христианину очень трудно войти в контакт, тем более стать агентом внедрения в мусульманскую, исламскую террористическую организацию. А у Кадырова, я думаю, много возможностей поработать с агентурой, которая дает ему нормальную, четкую, ясную информацию.

- НАТО в Брюсселе провело совещание по поводу борьбы с терроризмом, готовится принять меры? Надо ли нам стремиться возглавить борьбу против террористов? Или мы должны это оставить на откуп НАТО?

- Я бы не стал ничего уже отдавать на откуп НАТО. НАТО уже пробовало свои силы в борьбе с ИГИЛ. И получили круг от бублика. Поэтому в создавшейся ситуации, мне кажется, Россия — это единственная страна, которая имеет все прерогативы для того, чтобы возглавить данную антитеррористическую коалицию.

- Надо ли нам бомбить пособников террористов, структуры, которые находятся вне Сирии, допустим, в Афганистане, в Турции, где есть лагеря боевиков? Запуски ракет со стратегических бомбардировщиков — это сигнал к тому, что мы готовы это делать?

- Я думаю, что президент еще давно четко сказал, всем понравилось. — Если мы их найдем, мы замочим их и в сортире. И сейчас дал четкие указания. Поэтому все пособники, которые поддерживают ИГИЛ, совершили теракты с самолетом и в Париже, поняли, что расплата — неминуема. Я думаю, что другого ответа, кроме их уничтожения, не будет.

Также по теме:

"Предотвращать теракты очень сложно"

А321: Четыре урока для России

Подготовил к публикации Юрий Кондратьев

Беседовала


Ветеран "Альфа" о терактах в Париже и взрыве Airbus A321
Комментарии
Комментарии
Комментарии
Oksana Trufanova Председатель ОНК Москвы: "Зачем Елена Масюк лгала президенту?"
Alexandr Litvinov Ярмольник и Фоменко оправдываются за Крым и "русское быдло". ВИДЕО
Google_103613878521569645509 Ярмольник и Фоменко оправдываются за Крым и "русское быдло". ВИДЕО
Relicit Ярмольник и Фоменко оправдываются за Крым и "русское быдло". ВИДЕО
Абдусатор Махкамов Гастарбайтеры из СНГ перестали рваться в Россию
Галина Метелица Государство просят защитить детей от тюремной субкультуры
Alexey Orlov Захар Прилепин: 28 панфиловцев - миф? Тогда и Окуджава тоже
Святослава Лебедева Хабаровским живодеркам грозит многолетний тюремный срок
Святослава Лебедева Хабаровским живодеркам грозит многолетний тюремный срок
Anna Sukac Украина и Литва ответят за хамство первыми