Частный детектив: Мы не следим за неверными женами

Частный детектив: Мы не следим за неверными женами. частный детектив, частное детективное агенство

Работа частных детективов и частных детективных агентств окружена ореолом тайны и романтики. Как говорится, спасибо кинематографу и книгам! В реальной жизни все немного по-другому, но не менее интересно. О частном сыске, работе детективов, расследованиях рассказал Pravda. Ru глава International Security Services Георгий Кожар.

Частные детективы ни за кем не следят 

 - Георгий, как давно существует ваша компания? Чем конкретно вы занимаетесь?

 - Компания существует с 1999 года, у нее самая высокая лицензия в штате Нью-Йорк. Это означает, что мы имеем право предоставлять весь комплекс услуг: по частному сыску, охране индивидуальных лиц, недвижимости и бизнесов, подготовке и обучению директоров пожарной безопасности и охранников.

Cотрудники компании сдают наисложнейший экзамен, позволяющий трудится в данной области. Не все сотрудники полиции, прослужившие в США двадцать лет, сдают этот экзамен и получают лицензию.

— Какие услуги самые востребованные? Кто чаще обращается? С какой проблемой?

— Начнем с тех, кто собирается переехать на постоянное местожительство в Америку и имеет одностороннюю информацию о своем избраннике.

Например, женщина знает, что ее жених бизнесмен и ведет в США успешную деятельность. Ведь она тоже переедет к нему не с пустыми руками, продав всю недвижимость и свой бизнес в России. И чтобы не было печального прозрения или разочарования, мы проверяем соответствует ли информация действительности.

И также по запросам клиентов из Америки мы проверяем насколько точные сведения дают их будущие партнерши в России. Работаем с бизнесменами, с теми, кто пытается строить бизнес на бывшей территории Советского Союза и часто сталкивается с мошенничеством или вымогательством.

 - В детективных романах часто пишут о том, как мужья нанимают детективов, чтобы проследить за своими женами. Как часто к вам обращаются с такими заказами?

Это не совсем правильный вопрос, тут никто ни за кем не следит. Наша работа начинается тогда, когда супруги, как правило, знают, что они не будут вместе и им есть что делить. То есть моя работа начинается тогда, когда супругу нужны дополнительные факты в данный отрезок времени для принятия решения и для показаний в суде. И эта тенденция не увеличивается, потому что, например, жена, работающая обслугой в баре, или муж — таксист, живущие в съемной квартире, не будут приглашать частного детектива, так как им нечего делить, кроме своих оков. А люди, нажившие совместно свои первые миллионы долларов, все-таки стараются разойтись тихо, мирно, не привлекая общественность.

Частный детектив не должен играть в опасные игры

— Бывает ли такое, что вы не справляетесь с поставленной задачей?

 - Начнем с того, что во время подписания контракта человек приходит ко мне за ожидаемым результатом, но если результат будет не таким, каким ожидал заказчик, это не означает, что сотрудники моей компании не работали. Заказчик ждет от меня подтверждения своих догадок, но подыгрывать ему за деньги я не могу, потому что от моих показаний порой зависит судьба людей. И играть в такие игры весьма опасно.

Многие легковерные граждане готовы платить огромные деньги без конкретики и подтверждения окончательного факта. Не скрою, что есть коллеги по цеху, работающие, как говорил в одном известном мультфильме попугай Кеша, не выходя из бассейна.

Не буду называть фамилию одного частного детектива, годами специализирующегося на доверчивых старушках. Он знает, что и когда им говорить, как подыграть, и они несут ему любые деньги. Такие мошенники от частного сыска научились ловко уходить от ответственности, но это до поры до времени.

— В Нью-Йорке у вас много конкурентов?

 - Я работаю на этническую комьюнити. В том объеме, в каком работает наша компания, никто не работает, поэтому на этническом рынке конкурентов практически не осталось. Работать в нашей этнической общности очень сложно. Чтобы понять специфику наших людей, нужно уехать, например, в Африку или в Америку и пожить с ними долгое время. Русскоговорящий контингент сложный, поэтому большинство детективных агентств вынуждены были закрыться.

 - Какие инновационные технологии используете в своей деятельности?

В Америке все очень быстро меняется. Если ты остановился и перестал расти, то, образно говоря, тебе уже в спину "дышат" двадцать молодых, амбициозных и голодных специалистов. Если в розыскной сфере работают старые проверенные методы и они достаточно раскручены, от них не отказываемся. Но тем не менее постоянно приходится придумывать новые идеи и направления.

 - Какими критериями вы руководствуетесь при подборе сотрудников? Могут ли бывшие российские оперативники рассчитывать на вакансии в вашем агентстве?

Начнем с тех, кого я не беру: не беру специалиста который говорит, что я все знаю… Сколько я не пытался работать с бывшими милиционерами из Москвы, у них не получается работать в Америке. Люди, которые половину жизни проработали под защитой государства, чаще всего не могут работать как частное лицо, а если быть точным, они работают топорно и не хотят учиться.

Если человек готов учиться, забыв, что он был в Москве известным опером и "крышевал" теневой бизнес, то с таким человеком мы можем сработаться и добиться конкретного результата. Но если он считает, что его гениальность в Америке не оценена, то с таким специалистом мы не работаем.

Человека нельзя научить, если у него нет мотивации самому что-то освоить, должны быть предпосылки и склонности к данной работе. Когда ко мне приходят новички на ту или иную специальность и я вижу, что потенциальный претендент не годится для данной деятельности, отказываю человеку. Многие удивляются, почему? Ведь за обучение платят деньги.

Мне интересны не только его деньги, мне важно, чтобы человек потом сказал, что меня в этой школе всему научили. Я ценю свое время и свою репутацию, и если вижу, что соискатель не готов к такому роду деятельности, не будет работать и не сдаст экзамены, предпочту не тратить на него свое время.

Но если вижу, что будущий специалист способен, хочет работать и имеет все склонности к частно-розыскному делу, беру на курсы бесплатно. И ни разу еще не обманулся.

Бывшие полицейские редко становятся хорошими детективами

— Сказать по правде, ваша нелестная оценка работы российской полиции не очень приятна.

 - Никого не хочу обижать, но термин российский полицейский — это совершенно другое понятие ведения деятельности, потому что технология и результат, которые нужны в Америке, не понятны в России.

Чаще всего сотрудники российской полиции нацелены не на результат, а на процесс, за который хотят получать большие деньги. Я понимаю, что служить в полиции в России чрезвычайно трудно, так как сам в свое время прошел этот сложный путь и знаю, что опера и детективы буквально связаны по рукам.

Я много раз пытался сотрудничать с частными детективами из Москвы, но, к сожалению, правовое поле не дает возможности полноценно работать.

Мое мнение как специалиста: если российским частным детективам дать некоторые полномочия и возможность оперативно влиять на ситуацию, от них будет колоссальная эффективность.

Частные детективы снизят прессинг на правоохранительные органы — это профессиональный сбор информации, наблюдение, поиск пропавших людей и многое другое, чем российская полиция не может скрупулезно и детально заниматься в силу своей ежедневной загруженности. Не нужно ничего не изобретать, возьмите на вооружение опыт зарубежных коллег. Результативность работы и отдача будут огромными.

— А можно ли сравнить российскую полицию и американскую полицию? Кто действует мягче, кто жестче, кто связан по рукам? Скажем, на примере конфликта с чернокожим подростком в Фергюсоне.

 - Оценивать я не берусь, какое существует различие, но если брать во внимание случай в Фергюсоне, всколыхнувший всю американскую общественность, то начнем с того, что афроамериканский подросток был ростом 183 см и весом 120 кг. Он обкурился марихуаны, ограбил магазин, шел по проезжей части, мешал движению и представлял явную опасность для общества.

В моем понимании подросток — это парень 15-16 лет. Пострадавший Браун был призывного возраста, когда уже вполне можно отвечать за свои поступки.

В Нью-Йорке полицейский может тебя арестовать, если ты совершил преступление (и дальше — внимание!) и если он резонно решил для себя, что ты представляешь опасность для общества.

Ты не так на него посмотрел, у тебя оттопыривается карман, в котором возможно находится оружие… Это веская причина для того, чтобы тебя задержать, проверить документы и обыскать. Полисмен не должен ждать, когда человек зайдет в школу и начнет палить из пистолета в людей.

Если полицейский сказал: "Остановиться и стоять!" — значит нужно остановиться и стоять. Это служба не предусматривает заигрывания с населением. Служба существует для того, чтобы выполнять предписания закона и остаться живым после столкновения с преступником.

В любой стране полицейские — это государевы люди, они должны правильно исполнять закон и защищать ваши жизни. Поэтому в рамках закона я за жесткие методы. В таких мегаполисах, как Нью-Йорк или Москва полицейские не должны быть "лапочками".

Читайте также:

Частный детектив голливудских звезд получил 15-летний срок

В кого превратился Шерлок Холмс

И частный детектив под кроватью...


"Утечек информации в интернете не избежать"
Комментарии
Комментарии