Юрий Лоза: Люди забыли, что такое "бардак"

В гостях у Pravda. Ru популярный советский и российский певец, композитор, а сегодня уже и не менее известный автор заметок и комментариев в блогосфере Юрий Лоза. Главный редактор Pravda. Ru Инна Новикова и музыкант Юрий Лоза беседуют о спорных моментах в истории России, сталинской эпохе и победе в Великой Отечественной войне.

Сталин в истории

— Бытует мнение, что интеллигент всегда против власти…

— Мы сами все это проходили уже. Хорошо, поломаем все, этих под суд. А кого посадим на их место? Люди забыли, что такое "бардак"? Такое у нас уже было в 1917 году, и страна тут же начала разваливаться.

Экономическое образование дает мне возможность пролонгировано смотреть на результаты исторических процессов. И на историю нашей страны я смотрю с позиции экономиста. Когда мне говорят, что Русь задыхалась под татаро-монгольским игом, я просто начинаю рассуждать, анализировать.

И получается, что если даже смотреть на официальную историю, картина получается совсем иной. Никаких стонов там близко не было. Да, князья вели междоусобные войны, но купола церквей при этом покрывали золотом. И из Руси никто в Европу не бежал.

Историки не пускают в свою науку ни математиков, ни экономистов, сказали: "Вы ничего не понимаете". Я говорю: давайте проверим с точки зрения геодезии, давайте проверим с точки зрения экономики, математики, чего угодно и разберемся, почему историческая наука такая корявая, кривая, косая?

— Вы говорили, что ненавидите Сталина.

— В природе, как и в человеческом обществе, нет ничего совершенного. Не существует однозначно отрицательного персонажа. Сталин, безусловно, делал для страны и положительное, и отрицательное. Но так относиться к людям, которыми ты управляешь…

Знаете, есть такой общественный народный проект "Бессмертный барак". Он зародился в России в целях сохранения памяти о советском периоде репрессий, голода, депортаций народов, массовых расстрелах по спискам. Сообщество волонтеров и историков занимается поисковой деятельностью. Это розыск фотографий, архивных документов, сохранение воспоминаний от самих репрессированных и их родственников. Так были найдены мои родственники, расстрелянные по свердловским делам.

— Вы из Свердловска?

— Да, я родился в Свердловске. Там погибли оба моих деда. Отыскал информацию и по деду, он был расстрелян на третий день после вынесения приговора.

— А в документах написано за что?

— Враг народа. Дело было сфабриковано. Под расстрел попали оба деда. Моя бабушка по отцу восемь лет дробила камни под Карагандой. После своего возвращения она прожила всего год. Отец носил ее в туалет на руках, потому что сама она не могла туда дойти.

Из четырех моих дедов и бабушек были репрессированы трое. Позднее все они были реабилитированы и признаны невиновными. Разве это нормальный лидер страны, если он позволяет троих из четырех расстрелять, уничтожить? А потом сказать: "Ты знаешь, был неправ".

Можно сейчас, конечно, вспомнить о масштабных достижениях советской эпохи в области той же индустриализации. Но давайте вспомним, кто строил тот же Беломорский канал. Его возводили зэки. А кто эти зэки? Это мои деды, которые были репрессированы ни за что. Поэтому для меня лично Сталин — сволочь и гад. Он всю страну перевернул и подмял под себя. Да, мы одержали победу в Великой Отечественной войне. Но я считаю, что произошло это вопреки, а не благодаря Сталину.

Где найти историческую правду?

— Все относительно. Информация доходит до нас в пересказах самых разных людей и об одном и том же могут написать по-разному. Возьмите нашу прессу — левую, правую, либеральную, патриотическую, об одном и том же они напишут диаметрально противоположно.

— И я о том же. Составляйте свою собственную картину мира, отталкиваясь от тех данных, которые у вас есть. И попытайтесь все-таки использовать голые, сухие факты. Я беру своих четырех бабушек и дедушек, трое из них были репрессированы. Руководствуясь этой статистикой, умноженной на всю страну, я делаю вывод, что три четверти населения пострадало от Сталина. Это больше, чем половина, понимаете?

— Вы считаете, что ваша семья была типичной?

— Да, считаю ее типичной.

— Но, например, никто из моих родственников от репрессий не пострадал. Правда, они не занимали высоких должностей, в деревне жили. Один из дедов умер еще до моего рождения. Второй, по материнской линии, прошел всю войну и вернулся домой.

— Они пострадали, может быть, не напрямую, а косвенно. Война не должна была идти четыре года. Мы были сильнее Германии в разы.

— На основании чего вы это говорите?

— Германия вела боевые действия на два фронта, разбросала свои войска повсюду. Воевала вплоть до Африки. Мы находились на своей территории, только что прошли хорошую школу в Финляндии, подготовили определенное количество кадров, готовились к серьезным, большим действиям на территории Европы. Мы, в принципе, были готовы к войне.

Ужасное командование в начале войны — это катастрофически плохо. Большинство толковых военных специалистов были либо репрессированы, либо расстреляны на тот момент.

Мой дед по отцу был хорошим военным, толковым специалистом. Молодой, инициативный майор. За что он был расстрелян? Да просто так. Будь он живой, то повоевал бы. Ведь дед кадровый военный, знавший, как воевать. Это не ополченцы, которых набирали по школам.

Подготовил к публикации Сергей Валентинов

Беседовала

Инна Новикова

Комментарии
Комментарии