ЦРУ против ГРУ: в бой идут экстрасенсы


Впервые пришли экстрасенсы на службу в ЦРУ в 70-е годы. Им удалось не только рассекретить данные о новейшем советском оружии, но и вскрыть нашу резидентуру на Западе. Американцы были уверены — СССР никогда не сможет ответить тем же. Но их ждало разочарование. О том, как создавалась секретная советская программа "Мозговых войн", рассказывает ее руководитель, генерал-лейтенант запаса, заслуженный военный специалист, доктор технических и философских наук Алексей Савин.

История пси-войн ведет отсчет со Второй мировой войны, когда немцы получили возможность проводить массовые эксперименты над узниками концлагерей. Целью этих опытов было решение трех главных задач. Первое, достижение максимальных физических возможностей организма в экстремальных условиях. Второе, поиск эликсира гениальности, с помощью которого любого человека можно было бы превратить в супермена. И третье, разработка психотехник для воздействия на сознание других людей.

После войны все разработки вместе с учеными были перевезены в США. И в 50-70-е годы там происходит настоящий бум экспериментов по насильственному контролю за сознанием. Это программы "Артишок", "Синяя птица", "МК-Ультра". В этих опытах принимали участие не только научно-исследовательские центры, но и даже тюрьмы и госпитали.

Но потом в ЦРУ решили идти другим путем — использовать экстрасенсов. Так появилась программа "Звездные врата". По всему миру искали людей со сверхспособностями.

— Сколько таких людей было задействовано в программе, и в чем состояла их основная задача?

— Если говорить об американских операторах — около 50 человек. По всему миру, я предполагаю, несколько тысяч.

Главная задача программы — сбор разведсведений по Советскому Союзу. Поскольку они могли по карте спокойно определять, где и какой объект строится, его технические характеристики — либо новый самолет, либо новая стратегическая подводная лодка. В первую очередь люди занимались этим вопросом. Вторая задача — контрразведка. Выявление наших разведчиков — для того, чтобы очистить свои ряды. Поскольку они могли просто по списку дать характеристику любому человеку. И конечно, вопросы, связанные с определением замыслов руководства нашей страны или военного руководства — они тоже стояли в первых строках и были одной из основных работ.

— А какие можно привести примеры наиболее успешных результатов, что им удалось добиться?

— Их ведущий экстрасенс — Джозеф МакМонигл расписал до деталей наш Семипалатинский ядерный полигон, пользуясь исключительно космическими снимками и топографической картой. Он расписал, в каком корпусе какие работы проводятся, какие идут исследования, что там спрятано, где секретная аппаратура, где руководство этого полигона.

МакМонигл назывался у них агент 001 — главный боевой экстрасенс. Он это качество приобрел во Вьетнаме, когда был тяжело ранен — после состояния клинической смерти у него открылись эти способности.

Читайте также: Спецназ ГРУ: побеждал всех, проиграл Сердюкову

— Он просто смотрел на топографический снимок местности, настраивался и получал конкретную информацию, что именно находится в этих зданиях?

— У него возникали образы, он их зарисовывал, а потом уже расписывал содержание. Таким же образом он расписал факт строительства нашей новой подводной лодки, даже указал время, когда она будет спущена на воду. Американцы не поленились, поставили свой спутник над этим местом, и он зарегистрировал факт спуска лодки именно в указанное экстрасенсом время. Он описал и лодку и характеристики двигательной установки, состав вооружений — какие ракеты там установлены.

Сейчас МакМонигл на пенсии, но тоже большую работу выполняет — ищет пропавших людей в основном в Японии и весьма успешно. Тогда для нас это было непонятно. Все искали предателей, шпионов внутри своих структур. А оказалось, здесь совсем другое.

— Вам удалось познакомиться с создателями программы "Звездные врата". Как это произошло?

— После того, как специалисты США и Великобритании получили ряд впечатляющих практических результатов, Горбачев потребовал выяснить, что это за секретная программа и создать нечто столь же эффективное. Шел 1989-й год и как раз были популярны лозунги разрядки и сотрудничества. Вот на этой волне мы и пригласили наших американских коллег в Москву. Одно дело собирать бумажки, другое — поговорить с живыми людьми. Мне было очень важно посмотреть в глаза врагам.

— Но они-то почему согласились приехать?

— Они считали нас не просто недалекими людьми, а были уверены, что мы находимся в каменном веке. Это было явное презрение с их стороны и еще какое — нескрываемое. Поэтому они рассказывали все, что их просили. Были уверены, что никогда мы их не догоним.

— С чего начался поиск вашего ответа на американскую программу "Звездные врата"?

— Я поехал к Наталье Петровне Бехтеревой, тогдашнему руководителю Ленинградского Института мозга. Как известно, ее дед — профессор Владимир Бехтерев — еще в 20-е годы интересовался проблемой развития сверхспособностей. Он был дружен с дрессировщиком Дуровым — вместе они проводили эксперименты над животными по передаче мыслей на расстоянии. И Наталья Бехтерева интересовалась этими вопросами.

Она первая сказала, что если мы пойдем по пути американцев — искать талантливых людей, применять их в деле, мы будем все время отставать. Тем более, мы в первую очередь хотели использовать этих людей для решения военных задач, задач контрразведки, государственного управления. Это секретные вопросы. Чтобы допустить этих людей до секретных документов, требуется очень большое время. А потом видно было — экстрасенсы сегодня работают хорошо, завтра не очень. Не очень высокая стабильность. У той же Ванги иногда здорово получалось, а иногда плохо.

Решено было искать не экстрасенсов, а понять природу этих явлений. Бехтерева подобрала очень сильных ученых — около 200 человек со всего Советского Союза. Она искала только гениев. Это были и кибернетики, и математики, и физики и психологи — в общем, очень хорошая команда. Наталья Бехтерева сказала: если мы до природы таких вещей докопаемся, не будет никаких провалов. Мы будем готовить таких людей, каких в природе просто не бывает. Идеальных.

Я, конечно, не очень вначале поверил. Но потом, когда прочитал литературу, понял, что в основном одиночки этим делом занимались. А чтобы индустрия государственная занялась этой проблемой, не было такого. И я поверил. И как ни странно, вопреки нашим ожиданиям, уже через полтора года с природой этих феноменальных способностей мы разобрались. Нашли способ, как из человека со средними способностями сделать гения.

Читайте также: "Военные выходили на связь с инопланетянами"

— Получается, что мозг любого человека можно настроить на получение некой информации?

— Совершенно верно. Сделать настройку. Сначала надо сбалансировать левое и правое полушария. Как только они начинают согласованно гармонично работать, что вообще природой нам не дано, в процессы автоматически начинает включаться подкорка. И тут точные подстройки, такая энергоинформационная "микрохирургия" включается и все — человек гений. Получает информацию с высокой достоверностью, в большом диапазоне.

— Выходит, что некоторые люди — те же знаменитые экстрасенсы — они изначально рождаются с правильной настройкой мозга? Или что-то в их жизни этому способствует — как внезапная потеря зрения у Ванги?

— Да, но нас это не устраивало. И Бехтерева нам объяснила, и мы все согласились — надо сделать идеальную настройку. То, что природа человеку в принципе не дает. Хотя по логике развития человек должен был дойти до этого идеального состояния. Но погоня за комфортом, в том числе за мысленным комфортом, сильно притупило наше восприятие. Мы сами ставим перед собой барьеры. Наш социум сразу с детства вгоняет нас в рамки — этого нельзя, за это побьют, за то поругают. Вот эти ограничения мешают, безусловно, развитию мозга.

— Каким образом происходит правильная настройка мозга?

— Изначально мы ставили задачу, чтобы не применялся ни гипноз, ни методы ввода в измененное состояние сознания, никаких уколов, никаких таблеток или трав не было. Человек может воздействовать на воду? Может. Может воздействовать на цветок — говорить с ним по-доброму. Так и здесь идет чисто ментальное воздействие на человека. Вот мы беседуем и в течение этого часа все уже настроены. Беседа строится таким образом, чтобы человек не ощущал себя дискомфортно. Чтобы сидел и спокойно слушал. Когда он спокойно слушает, он восприимчив ко всему. И вот в нашем Институте военной медицины такая методика официально была закреплена. Мы создали и кафедру обучения офицеров на базе Монинской Военно-Воздушной академии имени Ю. А. Гагарина, которая работала с 1992 по 2012 год. И готовили офицеров — для штабов, для разведки, для контрразведки.

— В чем заключалась их работа?

— Что особенно важно для штабиста при подготовке операции? Знать — о чем думает враг. Каковы его замыслы, каков состав сил и средств — самолетов, танков, автомашин привлекается. Направление удара. Он должен чувствовать и понимать, где у них скрытые объекты, по которым надо ударить авиацией, артиллерией. Участвовали при допросе военнопленных — врет или не врет, а что он еще думает такое, что мы не знаем. Вот это он должен уметь.

— То есть получается, люди, подготовленные по вашей методике, буквально могли читать мысли?

— Практически. Многие из этих офицеров работали во время военных действий в Чечне. В первую очередь нам надо было определять склады противника, нахождение штабов и самих бандформирований.

— В 1994 году вы вновь встретились с создателями программы "Звездные врата". Как прошла ваша вторая встреча?

— Они были ошеломлены. Мы начали с того, что описали причину убийства Кеннеди и все детали того дня. В открытом доступе этих подробностей не было. На них это произвело впечатление. Потом они стали задавать вопросы, и наши ребята на них отвечали. Например, такой вопрос: я подумал о неком человеке, дайте его характеристику. Они ребята тертые и знали, какие вопросы задавать. Но наши справились блестяще. Американцы были просто потрясены.

— Получается, ту работу, на которую они потратили несколько десятков лет, вы сделали за два года?

— И даже превзошли. Мы понимали, что они растеряны. Они нас зауважали и с той поры у нас сложились отношения. Не скажу, чтобы дружеские, но такие нормальные взаимоотношения. Мы стали с ними общаться, а потом, когда все вышли на пенсию, мы как-то вместе собрались — я их пригласил в Москву. У них родилась идея — давайте напишем сценарий фильма и сделаем классный художественный фильм, с Голливудом договоримся. Ну, а мы предложили — давайте для начала книжку напишем совместную, посмотрим, что получится. В апреле должна выйти вторая более подробная редакция нашей совместной книги "Пси-войны: Россия и Америка".

— Вы как-то рассказывали, что вашим операторам удавалось выходить на некие сущности из других миров.

— Мы такую задачу не ставили. Это как хобби получилось — вроде параллельной программы. Мы получили ключи доступа к другим цивилизациям. Но эта работа была с одной стороны интересной, а с другой — второстепенной для нас.

— Эта цивилизация, которая вышла на общение, какова ее роль в жизни землян? Она контролирует нас, присматривает?

— Их задача — мониторинг. Не вмешиваться, а мониторить ситуацию. Собирать информацию. Наша задача была, как я ее видел — войти в информационный контакт, чтобы они что-то рассказали о своей этике, цивилизации. Как воспитание, как образование идет, государственное управление. Что-то по технологиям.

— Это человекообразная цивилизация?

— Вообще они в принципе трансформеры, они могли принимать любой вид. Те операторы, которые с ними общались, говорили, что они вроде бы как мы, а с другой стороны и не мы. И по глазам видно — не мы. И почти полное отсутствие эмоций, хотя очень доброжелательны, вели разговор с улыбкой, но эмоции отсутствовали. Им показалось, что они не такие телесные, как мы.

Мы не стремились развивать это направление. Боялись, что доложишь об этом начальству и заставят все бросить и только этим заниматься. И этому захочется с ними пообщаться, и тому… А как они на это дело все посмотрят?

Одно дело, что они уступили настойчивым просьбам наших операторов и пошли на контакт, но как дальше будет, никто не знал. К тому же на мне лежал груз ответственности за пси-программу и забывать об этом я не имел права.

— Сегодня пси-войны перешли на информационный уровень. Похоже, что современные "маги" делают упор на воздействие сразу на большие массы людей — пытаются заставить их мыслить в нужном направлении?

— Они ищут способы воздействия через информационные каналы — телевидение, интернет, радио. Потому что человеческий мозг восприимчив. И если подобрать коды определенные, можно оказать некое воздействие. Но все равно, я считаю, еще много времени пройдет, пока они до этих кодов доберутся.

На самом деле это должна быть очень высокоинтеллектуальная вещь, которая бы заставила нас думать по-другому. Пока добиться этого с помощью какого-то прибора — задачка нерешаемая. Да, можно ввести человека в неуравновешенное состояние. Но должен быть еще один человек, который при этом делал бы соответствующее внушение.

— Даже на примерах "оранжевых" революций мы видим, что при всей силе воздействия со стороны результаты не всегда бывают предсказуемыми.

— Совершенно верно — методы туповатые. Они вызывают реакцию какую-то острую. А чтобы интеллектуально, тонко, чтобы не было заметно со стороны, что идет воздействие, пока ни у нас, ни у них это не получается.

— Значит, пока все эти страшилки, что нас программируют или зомбируют с помощью информационных каналов — они из области фантастики?

— Здесь не надо забывать, что каждый человек при рождении связан с внетелесным миром. В обиходе этих сущностей называют ангелами-хранителями. Вот эти сущности — они привязаны к каждому из нас. И минуя их — просто в тупую на нас воздействовать — не получается. Нужно сначала с ними договориться, чтобы они разрешили человека перекодировать. А как с ними договориться, пока у американцев нет такой технологии.

— А как насчет страшилок, что воздействие на человека идет через современные гаджеты?

— Это не страшилки. Однозначно. Если дать сигнал и усилить его мощность, что тоже можно сделать довольно-таки просто, то идет воздействие на мозг. Причем разрушающее. Без всякого кодирования — просто разрушение мозга. Человеческий мозг вообще-то очень нежен. Уже после 30 лет начинают отмирать нейроны. А если еще такую штуку включить, то не надо водку пить и наркотики применять. Разовая команда со спутника, они включились и просто убивают мозг. Плавят. Сбиваются информационные процессы в мозге, и может быть все что угодно — и опухоль, и заболевания крови.

— А как тогда человеку защищаться и вообще — это реально?

— На ходу не хотелось бы придумывать. Должна быть система безопасности в области подобного воздействия. Должен быть принят закон о сертификации таких средств, о контроле за безопасностью их работы. Необходима профилактика, чтобы человек через какое-то время проверялся — энцефалограмму мозга снимал. Человек должен знать правила самоконтроля — это как мыть руки перед едой. Хотя бы сократить до необходимого минимума общение по телефону.

— А возможно ли отследить, что с какого-то спутника происходит нежелательное воздействие?

— В принципе возможно. Хотя затраты огромные. Но современные технологии позволяют отследить этот импульс смерти. Технически задачка решаемая. И проще создать государственную систему защиты всех людей, чем конкретной личности.

Сейчас люди беззащитны. Можно встроить специальный чип в телефонный аппарат. Он будет замаскирован под какую-то деталь. Прошла команда со спутника — и все, идет мощное негативное воздействие.

По моей информации, работа над темой защиты ведется. Мое общение со специалистами в области радиотехники позволяет сделать вывод, что люди занимаются этой проблемой.

— Вы как-то упоминали, что по вашей методике ведется работа не только со взрослыми, но и с детьми.

— Эта методика позволяет в раннем детстве раскрыть необычные способности детей. Их надо научить учиться, дать суперпамять, заставить мозг работать как следует. И через два-три года обучения ребенок в самом деле становится гением и все будет проходить быстрее. А главное, у него будет внутренняя установка — я все могу. Появляется ощущение безграничности своих возможностей, понимание, что можно сделать невозможное.

В следующем году в Монино открывается Первый кадетский Президентский корпус, указ уже подписан. Мы хотим там программу такую сделать — по развитию гармоничных талантливых разносторонних личностей. Не только для Вооруженных Сил, но и для гражданских сфер деятельности.

Светлана Сметанина

Темы
Комментарии
Комментарии

Поддержка политики президента Владимира Путина наблюдается и среди представителей российской элиты - к такому выводу неожиданно для себя пришли исследователи американского колледжа Гамильтон (Нью-Йорк).

США поражены: Российская элита отворачивается от Запада
Комментарии