Хрущев и Сталин: Гномик против великана

Ровно 60 лет тому назад в Москве проходил ХХ съезд КПСС. Самым заметным событием этих февральских дней 1956 года стали не громкие славословия с высокой трибуны, а кулуарный секретный доклад с осуждением культа личности Сталина. Критика культа личности прозвучала на закрытом заседании ЦК КПСС по окончании съезда.

Смотрите фоторепортаж

Находясь не у дел, Никита Хрущев надиктовал свои воспоминания, которые передал за рубеж. Будучи всесильным генсеком, первый секретарь ЦК КПСС отдавал приказ выкручивать руки Борису Пастернаку, чтобы тот отказался от Нобелевской премии по литературе, и потопить в крови восстание в Новочеркасске. Хрущев записал около 300 часов, где среди разнообразной брехни, первым сравнил преступления Сталина с преступлениями Гитлера и Муссолини.

На вопросы Правды. Ру отвечает кандидат исторических наук, доцент кафедры истории социально-политических учений факультета политологии Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова Кирилл Андерсон.

Отреклись от Сталина, а не от сталинизма

Критика культа личности прозвучала на закрытом заседании ЦК КПСС по окончании съезда. Эта половинчатость (сказать и не договорить; сказать не всем, а избранным) вызвана боязнью "тени" Сталина — всего три года минуло с его смерти — или страх за себя, тоже ведь в крови измазаны?

— Это традиция Политбюро говорить о решении каких-то важных вопросов по возможности тихо, не афишируя. XX съезд был немножечко конфузным, потому что зарубежные братские компартии не были предупреждены о том, что будет попытка как-то пересмотреть взгляд на Сталина. И для них это было неожиданностью малоприятной.

В дни приезда они продолжали упоминать Сталина в похвальных выражениях, но неожиданно все изменилось. Второй момент, наверное, более важный: речь, собственно, шла о недостатках Сталина, а не о недостатках сталинской системы. То есть было в какой-то степени развенчание Сталина, но сама система сталинизма, которая опиралась на гиперболическую роль государства и на всевластие бюрократического аппарата, в общем-то, оставалась.

В действиях Хрущева было очень много приемов и методов сталинской эпохи. Несколько отрекаясь от Сталина, не отрекались от сталинизма по большому счету, поэтому не стали устраивать большое шоу.

— В пору перестройки некоторые "горячие головы" из СССР спрашивали китайских коммунистов, почему они не развенчивают после смерти председателя Мао его культ? На что получили ответ: вы же тоже (на тот момент в 1980-е годы) не поднимаете руку на Ленина, а для Китая Мао Цзедун — Ленин и Сталин в одном лице. Если бы Сталин был бы такой фигурой для советских коммунистов, последовало бы тогда его развенчание или пришлось бы отложить до перестройки и гласности?

— Китайцы — народ очень осторожный, осмотрительный. Поэтому они определили сколько процентов из поступков Мао Цзедуна были хорошими, сколько плохими. У нас же несколько иначе, у нас привыкли бросаться из огня да в полымя, из крайности в крайность. В принципе, если бы процесс отказа от сталинского наследия шел более постепенно и был бы менее декоративным, наверное, удалось бы сохранить больший авторитет партии. К

итайцы никогда не спешат. Мао Цзедун остается для них громким именем, творцом Китайской Народной Республики, но они отказываются от маоизма, оставляя при этом имидж Мао. У нас же произошло по-другому: у нас сталинизм в какой-то степени сохранился при отвержении имени Сталина. Обратная ситуация, но мы же пока еще не китайцы.

Борьба за власть и хрущевская "оттепель"

— Насколько борьба за власть среди тогдашней советской верхушки способствовала появлению закрытого доклада с развенчанием Сталина?

— Частично шла борьба за власть, частично надо было отрешиться от ошибок, промахов, просчетов, которые были допущены в прошлом. Это определенная традиция: всегда, когда приходит новый начальник, он сметает пыль с кресла своего предшественника. Потому что он получает хозяйство не в лучшем состоянии, ему надо как-то объяснить, почему он не сможет, что у него будет трудная задача сделать то, что не сделал, в чем ошибался его предшественник.

Это традиция бюрократического аппарата: когда пришел, надо сначала очернить предшественника. После этого ты выглядишь героем и уже можешь выполнять не все обещания, которые расточал.

— Почему вскоре после смещения Хрущева произошел отход от политики "оттепели"?

— Вот здесь уже больше идет вопрос о борьбе за власть. Здесь были междоусобные конфликты в самом Политбюро. Видимо, оттепель зашла дальше, чем определялась, и снова возникла идея сильной власти. Такой переход от псевдо- или полудемократии к сильной власти. И плюс к этому надо было показать, что Хрущев в чем-то не прав, в том числе и в этом. То есть это отход от хрущевских принципов, отход от Хрущева.

— Период после ХХ съезда — "оттепель" способствовал появлению в СССР диссидентов, но не их движение разрушило страну, а сама партийная верхушка. Насколько это результат того съезда?

— Вы знаете, победа революции — это показатель не силы революционеров, а слабости власти. Диссидентство было и в сталинские времена. Течение существовало других формах и не называлось диссидентством. Сопротивление сталинскому режиму, сопротивление режиму советскому существовало во все годы Советской власти, причем иногда принимая причудливые формы. Не диссиденты разрушили, а элита оказалась неспособна к управлению. Как и распад Российской империи был во многом результатом просчетов Николая II и его манеры правления, точно так же и распад Советского Союза был во многом результатом просчетов Горбачева. Революция — это признак слабости элиты.

Беседовала Марина Архипова

Интервью к публикации подготовил

Игорь Буккер


Иосиф Сталин: 62 года любви и ненависти
Комментарии
Комментарии

Для российских "критиков режима" гораздо важнее подавать ситуацию вокруг российской олимпийской сборной именно как политическую. Ну то есть еще одно подтверждение "давления Запада", которое только "нарастает". Что противоречит заявлениям западных чиновников и журналистов - мол, мы исключительно за чистоту спорта. А политическую карту как раз Кремль разыгрывает, внимание отвлекает.

Олимпиада и "крах режима": Каспаров выдал тайну Запада