Не Иоанн Грозный, а Иоанн Тишайший


В Сети разгорелись нешуточные страсти. Людей поссорила история. Точнее, статистические данные загубленных душ человеческих. Спорщики доказывали, что Иоанн Грозный убил меньше народа, чем Генрих VIII. Рюриковича и Тюдора уже неоднократно сравнивали. Мол, жили почти в одно время, жен едва ли не равное количество имели, с религиозными деятелями спорили.

Автор этих строк не претендует на звание профессионального историка. Во-вторых, он не утверждает истину в последней инстанции. И, наконец, никого не пытается и — главное — даже не хочет переубедить. Среди его достоинств: любовь к истории, возможность читать тексты не только на русском языке и, может быть, самое важное — желание во всем разобраться без дураков.

Известный советский историк Натан Эйдельман, мягко говоря, не жаловавший отечественных властителей, примечал разницу между их Генрихами и нашими Ваньками, в пользу русских самодержцев: "Жестокие, подозрительные, властные Иван III, Василий III, Иван Грозный. Но и "вселенский паук" Людовик XI ничуть не добрее — весьма щедр на казни, пытки; Генрих VIII Английский многими тираническими действиями и намерениями напоминает Ивана Грозного (принявшего титул царя как раз в год смерти английского "коллеги"); да и число жен у двух тиранов почти совпадает — шесть у Генриха, семь у Ивана… Грозный, заметим, по крайней мере своих цариц не казнил, иногда отсылал в монастырь; Генрих же сделал плаху элементом семейной жизни".

К этой выдержке из перестроечной книги Натана Яковлевича "Революция сверху" в России", добавим, что сэр Уинстон Черчилль и президент США Рузвельт также не отличались "вегетарианством" в сравнении с их коллегой по международным переговорам "дядюшкой Джо". Разве что меньшим количеством репрессий вообще и по отношению к собственному народу в частности, нежели это допускал товарищ Сталин. Подтверждение тому можно найти без преувеличения в кровожадных мемуарах британского премьера, занятой им позиции в вопросе обеспечения безопасности мирных лондонцев, когда расшифровка германской "Энигмы" указала на бомбардировку, но сэр Уинстон отказался спасать соотечественников ценой выдачи гостайны. И немцы долгое время оставались в неведении, что их коды англичане с легкостью читают. Мистер президент Рузвельт сознательно допустил трагедию Перл-Харбора, чтобы заставить своих подданных воевать с союзником нацистской Германии — милитаристской Японией.

Читайте также: Мельница мифов: загадки боярыни Морозовой

Гибель американских морячков никого не оставила равнодушным — янки с горячностью бросились в бой! Это насчет преемственности кровожадности у западных правителей. А то привыкли сравнивать Сталина и Гитлера. На своих красавчиков посмотрите! Нашего царя-батюшку принято величать "Грозным", а их супостат никакого прозвища не удосужился. Ну хоть какое-нибудь погоняло можно было этому душегубу придумать?

По логике, если "Грозный", следовательно, злой мучитель. Но логика, братцы, подводит. Вот с легкой руки замечательного русского дореволюционного историка Василия Ключевского царь Алексей Михайлович Романов удостоился звания "Тишайшего". В людех умиротворение при этаком нике. Согласитесь, что его сына Петра Первого можно скорее назвать Великим, нежели подобным прозвищем. Хотя на самом деле и первый Романов на троне — Михаил Федорович, и его сын Алексей Михайлович и следующий за ними внук и сын Петр Алексеевич — собственно Петр I, все в официальных документах титуловались "тишайшими". Однако у потомков прозвище "Тишайший" прочно закрепилось исключительно за одним Алексеем Михайловичем. За тридцать лет правления этого государя Россия пережила Соляной и Медный бунты в Москве, восстания в Новгороде и Пскове, крестьянскую войну под руководством Стеньки Разина, войны с Польшей и Швецией и страшная катастрофа в русской истории — церковный раскол. Вот и получается: век "бунташный", а царь — "тишайший".

Поэтому, к черту прозвище! Грозный, как пишет в своем словаре Даль: "встарь, например, о царях: мужественный, величественный, повелительный и держащий врагов в страхе, а народ в повиновении". Короче, смуты угрожали основам государства при любой власти, только вот "грозные" цари с ними худо-бедно, но справлялись, а "тишайшие" — еще неизвестно…. Поэтому любые прозвища пусть нас больше не смущают. Думается, на сравнение Ивана Васильевича с Генрихом Английским подвигли постоянные упреки иностранцев, обвиняющих русских в жестокости. В ответ мы указываем на беспрецедентное количество жертв Варфоломеевской ночи, правления Генриха VIII и, теперь чуть пореже, на костры инквизиции. Вопрос не только в том, что точное количество жертв подсчитать невозможно. И даже не в том, что убийство одного человека — это преступление, а массовое убийство — всего лишь статистика. То есть дело не в математической точности и не в морали.

Нам хочется оправдаться перед Западом (как-будто мы виноваты?!) и доказать, что на самом деле мы такие же жестоковыйные как и они. Одно из самых одиозных государственных созданий Ивана Грозного — "кромешное" воинство, опричники. А что мы про них знаем и, главное, от кого. От двух "бывших" опричников, тевтонцев Таубе и Крузе. Во-первых, как у нас принято говорить, бывших не бывает. Неважно кого, шпионов, разведчиков, военных и т. д. Во-вторых, эти ландскнехты вовремя смылись за бугор, где продали свои записки о варварской Московии. Такой "товар" не портится вот уж, почитай, почти пять столетий.

Книг, в которых Россия или русские описаны с любовью, можно по пальцам перечесть. Ушаты дерьма, напротив, выливаются в неограниченных количествах. Хуже всего, если пропаганда сделана умело, как у маркиза де Кюстина, или редкий (что еще не делает его правдивым) источник, как писания немецких опричников Таубе и Крузе. Не мудрено, что и нам порой хочется оправдаться. Крайне мало источников по эпохе Грозного, уже любители истории плачут по потерянной библиотеке Ивана Васильевича, поэтому определенной ценностью обладают воспоминанию служивших грозному царю опричников из иноземцев. В наше время с ними каждый может ознакомиться без проблем.

Читайте также: Елизавета I и Дадли: любовь с детства

Вот только несколько замечаний. "Немцы" из опричников в своих сочинениях особо обращали внимание на худородность новых царских слуг. Честно сказать, по какой причине это делалось мы не знаем. Зато известно, божий помазанник Иван Грозный не уважал выскочек низкого происхождения на престоле. Послов не родовитого шведского короля Густава Вазы, который до того как получить корону "торговал волами" (по свидетельству Н. М. Карамзина в "Истории государства Российского"), Грозный приказал арестовать, поскольку те "уродственным обычаем наши степени величества раздражили". Может быть, мстила "немчура" за что-то московскому царю.

Тут-то крыть нечем за неимением источников. Одни догадки. Зато есть чем похвастать в веках и нашему Ване и ихнему Генриху. Женолюб Генрих из-за очередной бабенки рассорился в конец с папой римским и с той поры в Альбионе существует особая англиканская церковь. Давно истлели кости самого короля и его жены, позже казненной, а вот церковь до сих пор при делах. При Иване Грозном казачки Ермака Тимофеевича присоединили к Московии Сибирь. Позже Романовы и генсеки увеличили территорию империи до 1/6 части суши. Что-то навсегда ушло, уплыло. А вот доставшаяся нам при Грозном Сибирь лучше любого дара. Ну невозможно к Ивану Васильевичу относиться плохо, ведь он: "Боже, до чего на нашего Буншу похож!"

Читайте самое актуальное в рубрике "Общество"

Комментарии
Комментарии