Арктика всегда начиналась с Архангельска

Наши журналисты убедились, насколько Поморье хорошо зимой, а кризис стал для властей Архангельской области стимулом для лучшего использования ресурсов и поиска возможностей. Губернатор Игорь Орлов рассказал Pravda.Ru, в том числе об освоении Арктики, социальном и культурном потенциале и развитии древнерусского края. Но легендарные и прекрасные древности, чудеса и красоты этой необъятной земли лучше увидеть лично.

— У нас сейчас три приоритетных направления. Первое — это инвестиции. Второе — поддержка малого и среднего бизнеса — это каркас экономики, который конструирует условия экономического, налогового и социального комфорта на территории. И третье — социальные обязательства, потому что образование, здравоохранение, социальная помощь незащищенным людям должны быть обязательно. Вот три кита успеха.

— На севере все делать тяжелее. Здесь нужна очень серьезная и очень хорошо продуманная социальная программа, очень большая помощь людям просто из-за того, что это север?

— У нас люди, с точки зрения социальной помощи, не волюнтаристы. Они не капризны. Но с другой стороны, конечно, нужно сохранить помощь, например, по покупке дров пожилым людям — им тяжело в деревнях. Это особенность северных территорий. У нас есть понимание, что ветеранам нужно помогать с ремонтом, в бытовых вопросах. И мы это делаем. Потому что без этого нельзя. У нас дом — это не защита от дождя. Это сохранение от гораздо большего и жесткого воздействия природы. Мы не можем позволить себе строить картонные, щитовые дома, как на юге Америки или в других теплых местах. Здесь нужно обеспечить надлежащее тепло. Поэтому мы дотируем теплоснабжение.

Учитывая наши расстояния, дотируются перевозки. Недавно я ездил к своему коллеге губернатору Груздеву в Тулу. Выезжаю из Москвы, написано — 180 километров до Тулы. А у меня до соседнего района больше расстояние, а от центра области до Вельска — 520 километров. Самый дальний Ленский район располагается на расстоянии 1100 километров. Если ехать в Лешуконь, это пять часов езды летом, две переправы, зимой — три ледовые переправы. Это тоже трудности для жителей, соответственно, требуется дополнительная социальная поддержка. Потому что это обеспечивает жизнеспособность людей на той или иной территории. Но при этом люди не капризны. В больших столичных городах, как правило, считают, что все им должны. В глубинке люди гораздо скромнее.

У нас в этом году было ярчайшее событие мирового уровня. Из 40 стран с лишним стран приехали более 200 священников из храмов, которые носят имя Иоанна Кронштадтского, к нему на родину, в деревню Сура. А до Суры доехать — надо потрудиться как следует. Вы будете ехать часов семь с ледовыми переправами, другими трудностями. А мы привезли туда весь мир, и Патриарх туда приехал, и провели там масштабное празднество. Я с теплотой вспоминаю тех женщин, которые создали свой оргкомитет в этой деревне Сура. И готовились, создавали гостевые дома, все другие условия.

И я, когда проводил там совещание во время подготовки, спросил: "Чем нужно помочь?" Встает руководитель оргкомитета и говорит: "Вот мы все посчитали, но из-за экономической ситуации, роста цен нам не хватает 47 тысяч рублей. Если назвать эту цифру даже в Архангельске, никто не обернется. В Москве вообще никто не только не чихнет, а даже не поймет, о чем речь. А там это решение глобального вопроса приема всего мира. И они все сами готовы сделать. Им только на благое общее дело 47 тысяч рублей добавить, и все — они счастливы. Это именно то, о чем писал Федор Абрамов в "Братьях и сестрах", Рубцов и многие-многие другие, кто писал о нашей великой деревне, с ее настолько глубокой самодостаточностью, скромностью, взвешенностью. И это у нас есть.

— Сейчас Арктике уделяется особое внимание. Перед арктическими губернаторами тоже встают новые задачи. Как вы участвуете в арктических программах?

— Они у нас есть, безусловно. Между прочим, единственный регион, который осваивал Арктику и исторически всегда был арктическим, — Архангельский, конкретно город Холмогоры, потом Новохолмогоры, ставший Архангельском. Все, что было связано с арктическими территориями и Севером, Мурманом, Новой Землей, Ледовитым океаном, начиналось отсюда. Здесь точка отсчета русской Арктики.

Это залог нашего успешного будущего. Арктика будет открывать новые возможности для человечества. Сегодня есть стратегическое видение президента и правительства, создана и работает госкомиссия по Арктике. Мы, губернаторы, реализуем эти задачи на местах, должны подсказывать, продвигать, предлагать идеи, которые возникают у нас, как у живущих на этой территории. Я вспоминаю, что для колонизации Мурманского берега, где никого не было, государство платило 350 рублей мужчине с семьей, в то время когда корова стоила не больше трех рублей. А если там два мужчины в семье, то два раза по 350 давали для того, чтобы они могли там обосноваться и начать жить.

И сегодня без поддержки государства мы не сможем конкурировать по энергетике, логистике, тепловой составляющей с предпринимательским сообществом центральных и южных регионов. Поэтому я убежден, что государство, понимая этот глобальный вызов на перспективу, сегодня должно создать здесь условия для жизни и сохранения потенциала на севере. Меня слышат, я в очень хороших, конструктивных отношениях с аппаратом госкомиссии, лично с Дмитрием Рогозиным. Мы будем дальше конструировать это все, чтобы ни в коем случае не потерять, а развивать материальную базу и базу знаний, умений, опыта и т.д.

— Сейчас важный вопрос для регионов — туризм. У вас очень интересный край.

— У нас живое море, потенциал огромный. Мы предлагаем экологический, экстремальный, арктический, гастрономический, промышленный, спортивный, да и все остальные виды туризма, которые только существуют в мире. Вопрос стоит не в том, чтобы показать наши удивительные места, какие-то самобытные вещи или дать возможность отдохнуть. Вопрос — в инфраструктуре. Ведь человек, который приехал увидеть чудеса Кенозерья, Мезени, прекрасного Онежского поморья или даже испытать экстрим, должен вернуться в теплый гостиничный номер. А у нас с этим большие проблемы.

Сейчас, конечно, это меняется, создаются новые объекты. Их так много, что минут сорок надо перечислять, где я был и что видел. Мы сегодня делаем все, чтобы открыть эти знания абсолютно всем, всему миру. У нас круизы заходят сюда, 11 судов мы приняли. Мы поощряем экстремальный туризм на автомобилях по нашим нехоженым дорогам. Все это находит свое отражение. Есть туризм для студентов и школьников на космодром. Доорганизовываем маршруты в Северодвинск, чтобы можно было посмотреть на атомные подводные лодки. Мы обязательно будем развивать туризм, потому что он является инструментом возрождения территорий.

Слава Богу, что европейцы ввели санкции. Я им благодарен за это. Подольше бы они их продлевали и создавали себе трудности. Я всю Европу проехал, когда жил в Калининграде. Наша деревня Кимжа, с удивительной Одигитриевской церковью, сложенной без единого гвоздя, в историко-туристическом плане ничем не уступает Праге, с ее знаменитым собором. Но гостиницы рядом нет, и пиво не продают, предлагают совсем другие напитки. А место просто сказочное. Нужно приложить усилия, чтобы его открыть миру.

Потому что я уверен, фильм Кончаловского "Белые ночи почтальона Алексея Тряпицына" про наше Кенозерье занял второе место на Венецианском фестивале не только из-за удивительной игры непрофессиональных артистов, но и потому, что показали это просто фантастическое место. Опять же, нет инфраструктуры, но мы занимаемся этим. Новые гостиницы и маршруты появились за последние два года. В этом году 25 лет Кенозерью, рекомендую побывать на празднествах. Вы откроете для себя удивительный мир.

Интервью к публикации подготовил Юрий Кондратьев

Беседовала

Инна Новикова

Комментарии
Комментарии