Елисеевы. Основатели "храма обжорства"


Не только столичные жители знали, где расположен Гастроном №1 в СССР. Кстати, официально после революции 1917 года он так и назывался, но в обиходе и партийцы, и беспартийные граждане СССР называли его "Елисеевским". Род старейшего в России Торгового дома братьев Елисеевых закончился за три года до революционной смуты, но память о нем жива.

Историческое здание на Тверской улице, последним поколениям по большей части знакомое своей снедью и напитками, само по себе интересно. В сегодняшней стране продуктового изобилия можно вспомнить и о духовной пище, как в литературном салоне Зинаиды Волконской собирались известные художники, поэты и публицисты. Здесь читали свои стихи А. С. Пушкин, Е. А. Баратынский, Д. В. Веневитинов, П. А. Вяземский, А. Мицкевич.
В конце 1890-х годов дом на Тверской приобрел петербургский купец, миллионщик Григорий Елисеев, торговец вином и колониальными товарами, владелец крупнейшего в России гастронома на Невском проспекте в Санкт-Петербурге. Здесь открылся "Магазин Елисеева и погреба русских и иностранных вин". Открывали "Елисеевский" торжественно, с молебном, который служили специально приглашенные священник с диаконом.
Первым в роду Елисеевых, о котором хоть что-то известно доподлинно, был крепостной крестьянин графа Шереметева Елисей Касаткин. В ревизской сказке он значится жителем и работником деревни Новоселки Родионовской волости Ярославского уезда. Сын его Петр Касаткин в домовой книге записан как графский садовник. Страшно далеки были первые Елисеевы (собственно, еще и не Елисеевы даже) от кубышек с деньгами, зато плоть от плоти и кость от кости народной.
Собственно первым попал в историю — не только рода Елисеевых, сколько вообще в историю — Петр Касаткин. В сочельник 1812 года садовник приятно удивил графских гостей свежей лесной земляникой. Щедрый барин даровал вырастившему в теплице ягоды садовнику свободу от крепостной неволи. В начале 1813 года 36-летний Петр и все его семейство (жена Мария и трое сыновей — 12-летний Сережа, 8-летний Гриша и 6-летний Степа) получили вольную и сто рублей подъемных. В том же году Касаткины уехали в столицу.
В Санкт-Петербурге у них были знакомые. У них Касаткины и остановились на первое время. Петр приобрел лоток и мешок апельсинов. С непривычными для северян фруктами он появился на Невском проспекте. К осени коробейник собрал достаточно денег, чтобы снять лавку на Невском для торговли "на скромных началах… сырыми продуктами жарких поясов Земли". Дела шли в гору, иначе как бы Петр сумел выкупить из крепости родного братца Гришу. К концу второго десятилетия XIX века братья сколотили солидный капитал и записались в сословие купеческое. В честь славной памяти родного бати стали Петр с Григорием называться отныне Елисеевыми.
Читайте также: "Вишневый сад" рода Демидовых

И последний штрих к основателю рода Елисеевых. Прежде чем скончаться в 1825 году, Петр Елисеевич с братом успел купить собственный дом и открыть первый свой магазин колониальных товаров. Апельсины и прочие заморские фрукты братья Елисеевы грузили бочками на острове Мадейра. Там Петр ознакомился с процессом производства мадеры. Пока петербуржцы распробовали вкус этого крепкого напитка, купец успел совершить еще три экспедиции — во французский Бордо, испанский Херес и португальский Опорто. К "скромным началам" торговли фруктами добавилась нескромная виноторговля. Лавка Елисеевых была главным виноторговым центром Северной Пальмиры.

Собственно товарищество "Братья Елисеевы" возникло только в 1858 году, уже после кончины не только отца, матушки, но и старшего брата. Григорий (1804-92) и Степан (1806-79) Елисеевы вели дело уже не по-старинке, а масштабно, закупая лучшие виноградные урожаи всех лучших европейских винных регионов. В 1874 году "за долголетний полезный труд на благо Отечества" товарищество удостоилось высочайшей милости именоваться "поставщиками двора Его Императорского Величества" и размещать на своих вывесках и этикетках знаки государственной символики Российской империи. Кроме престижа это звание в те времена было своего рода защитой от контрафакта. За подделку чужой продукции купец мог отделаться штрафом, а за незаконную печать двуглавого орла — угодить на каторгу.

Петр Степанович Елисеев недолгое время пробыл в семейном бизнесе и вскоре стал членом совета "Русского для внешней торговли банка", созданного при участии товарищества Елисеевых еще в 1871 году. После женитьбы на Любови Дмитриевне Полежаевой он стал одним из совладельцев московского Торгового дома "Братья Полежаевы" — крупнейшего экспортера русской пшеницы.

Его сын Степан Петрович. Ну, как тут не вспомнить восклицание юмориста Аркадия Аверченко, касательно германских правителей 18-го века: "Пусть кто-нибудь попробует запомнить эту тарабарщину: великому курфюрсту бранденбургскому Фридриху Вильгельму наследовал сын его просто Фридрих. Этому Фридриху наследовал опять Фридрих Вильгельм. Кажется, на этом можно бы и остановиться. Но нет! Фридриху Вильгельму наследует опять Фридрих!" Запутаться в петрах степановичах и степанах петровичах также просто как и в вильгельмах с фридрихами. А ведь не белая кость, а торговцы и банкиры — зато какие!

Степан Петрович Елисеев (1857-1935) — действительный статский советник, вице-президент "Русского для внешней торговли банка", председатель правления общества "Русский Ллойд" — первым из рода Елисеевых получил потомственное дворянство. В 1908 году он стал принадлежать к привилегированному классу "ввиду исключительного пожертвования 1 104 тыс. руб. на строительство, оборудование и обеспечение Дома призрения бедных им. С. П. Елисеева".

Торжественное открытие "Магазина Елисеева и погреба русских и иностранных вин" состоялось летом 1901 года. Благодаря этому, по определению В. А. Гиляровского, "храму обжорства" в нашей памяти осталось имя Елисеевых. 22 октября 1913 года правление Торгового товарищества "Братья Елисеевы" пышно отпраздновало столетие торговой деятельности, а спустя год фирма прекратила свое существование. 1 октября 1914 года покончила с собой жена Григория Григорьевича Елисеева Мария Андреевна. Ходили слухи, что она повесилась на собственной косе. Муж изменял ей с замужней женщиной, которая была на двадцать лет моложе Григория.

Читайте также: Уральская эпопея рода Демидовых

Не прошло и месяца после похорон, как Григорий Елисеев обвенчался с только что получившей развод Верой Федоровной Васильевой. Это был шокинг. Старшие дети отказались от отца и прервали с ним всякое общение. Только 14-летнюю дочь Марию отец держал под замком. Гулять она выходила лишь под присмотром охраны, чтобы не сбежала. В начале 1915 года в экипаж, в котором возвращалась домой из гимназии Мария, врезался лихач. Тупоголовые охранники бросились разбираться с ним, а из дома напротив выбежали трое молодцов, подхвативших девочку под локти и спрятавших в доме. К появившимся на месте происшествия полицейским Маша вышла вместе с адвокатом и заявила, что не желает жить под одной крышей с отцом: "Из-за мамы". Прошла еще пара месяцев и Елисеев с женой уехал во Францию. Там он и умер в 1942 году.

Мария Григорьевна осталась в России и скончалась в конце 1960-х годов. Наиболее яркая судьба выпала на долю организатора побега сестры Маши из-под отцовского надзора Сергея Григорьевича. Ко времени февральской революции 1917 года он уже был известным японоведом, дипломатом и приват-доцентом Петроградского университета. Когда к власти пришли большевики, он на лодке переплыл в Финляндию, оттуда переместился сначала во Францию, где в Сорбонне преподавал японский язык, потом в США, получив профессорскую должность в Гарварде. Сергей Григорьевич Елисеев официально считается основателем американской школы японоведения. Смерть примирила отца и сына. В 1975 году Григорий был похоронен рядом с отцом на парижском кладбище Сент-Женевьев-де-Буа.

Читайте самое интересное в рубрике "Общество"

 

Комментарии
Комментарии