Классическая музыка - мост между народами

Как напряженные политические отношения между Россией и рядом стран отражаются на представителях высокого искусства, корреспондент Pravda.Ru узнала у руководителя всемирно известного коллектива "Трио имени Рахманинова", пианиста, заслуженного артиста России Виктора Ямпольского и лауреата международных конкурсов, виолончелистки Натальи Савиновой.

— Культура, спорт всегда были категориями, объединяющими страны, народы. Но сейчас что-то происходит странное — составляются стоп-листы из имен артистов и музыкантов, решивших выступить в соседней стране. Как вы считаете, произошло ли что-то серьезное и необратимое в мировой культурной сфере?

Виктор Ямпольский: Слава Богу, мы этих тенденций пока на практике не видим. Что касается камерной музыки, высокого искусства и т.д., это продолжает объединять, что отчетливо видно по нашим проектам. Только в этом году, казалось бы, такой кризисный год, разные политические сложности между странами, а у нас с Европой был проект, связанный с австрийской культурой — год культуры России в Австрии и Австрии в России, это такие "культурные сезоны". И этот проект поддержали обе страны — не только одна российская или одна австрийская. Там участвовали министерство культуры России, и министерство культуры Австрии, и даже такие компании, как "Газпром" и его австрийский партнер, компания OMV, крупная энергетическая компания.

Они все помогли нам создать нечто интересное в нашей области, связанное с двумя странами. Мы привозили австрийских музыкантов в Россию, провезли их по регионам, выступили в Москве, в Петербурге с мастер-классами, с концертами, а потом мы сами отправились в Австрию и там сыграли несколько концертов в серьезных залах, в красивых местах, например, в Зальцбурге, в знаменитом "Моцартеуме", в Вене и т.д. И это финансировалось с обеих сторон, и не было никаких политических проблем.

— Вам приходилось когда-то выступать в каких-то горячих точках?

— В горячих нет, но, например, мы играли в экзотических местах. Нас как-то пригласили в Индонезию на праздник Независимости, и приглашение было от администрации президента Индонезии. Мы играли в президентском дворце, недалеко от Джакарты. Там была очень непривычная обстановка — люди в национальных одеждах, министры в каких-то шапочках, как звездочеты.

Но, тем не менее, классическая музыка прокладывает мосты, и она, как это ни странно, понятна народам, которые с ней в принципе никак не связаны в культурном отношении.

У нас недавно закончились концерты в Китае, в Китае мы часто выступаем, но в этот раз там оказался еще журналист из "Московского комсомольца", и я ему помогал с переводом. Китайский музыкант говорит по-немецки, и я переводил с немецкого на русский, и был такой вопрос: "Почему в Китае сейчас наблюдается бум классической музыки?" Там колоссальное количество детей учится музыке, именно европейской, учатся играть на рояле, на скрипке. Они уже добились высочайшего уровня исполнительской школы. И на этот вопрос ответ был такой: это вопрос статуса. То есть, когда человек получает европейское образование, в том числе в области искусства, музыки, считается, что он перешел в статус обеспеченных, культурных и интересных людей.

— А расскажите, пожалуйста, о музыкантах, которых вы приглашаете выступать в Россию.

— У нас есть абонемент, в котором мы представляем выдающихся исполнителей из других стран. На прошлом концерте у нас был швейцарский валторнист, наш старый партнер, хотя он молодой парень еще. Он один из лучших европейских валторнистов.

А в этот раз мы пригласили альтиста, Кристиана Ойлера. Он австриец, живет в Мюнхене и преподает в Граце — это такой австрийский город, там есть консерватория. Он один из самых известных европейских камерных музыкантов на альте. Мы с ним играли фортепианные квартеты Моцарта, Бетховена и Брамса. Название сложное, но музыка потрясающая совершенно, она не оставляет равнодушным никого.

Я считаю, вообще камерная музыка — это вершина музыки. Так же, как поэзия. Есть романы длинные, а есть гениальные стихи. Вот камерная музыка — это, скорее, потрясающая поэзия. Она не всем, может быть, близка, но те, кто чувствует это, они уже без этого не могут.

— А были какие-то трудности с приглашением Кристиана Ойлера в Россию? Санкции музыканты чувствуют?

— Хороший вопрос. Я разговаривал, на самом деле, с генеральным консулом в Мюнхене, они нам обещали помочь сделать ему все быстро и хорошо. Обычно с музыкантами таких проблем не возникает.

Наталья Савинова: Надо вообще сказать, что с санкциями количество музыкантов, наших коллег, желающих приехать в Россию, по-моему, только увеличивается. Как многие киноактеры просят гражданство, так и с концертами, причем вопрос денег не в первую очередь ставится. Может быть, они вообще просто приехать хотят.

— Хотят быть выше всего, что происходит?

— Им интересна наша страна изначально, с нашей культурой, с нашей музыкой. И мы им, наверное, интересны, они с нами хотят тоже играть.

В.Я.: Я надеюсь, что наше правительство будет понимать и дальше, что, в принципе, если Россия в экономике или чем-то еще не ведущая страна, то в культуре она еще остается в ряду самых ведущих стран. И пока это так, все равно Россия будет великим государством.

Вот если мы это утратим, тогда уже наша песенка плохая. Пока что России удается удерживаться на этом уровне, и она привлекает людей именно своей культурой, поэтому никакие санкции, никакие трудности экономические не помешают. Даже если я скажу своим партнерам, которых мы приглашаем, что в этот раз вы денег вообще не заработаете, они все равно приедут.

— Кто помогает вам с финансированием гастролей? Ездить по всей стране сейчас не просто, а тем более, за границу.

— У нас есть несколько источников финансирования. Самый главный источник — это государство, которое все-таки культуру продолжает финансировать.

Наш педагогический проект, когда мы выдающихся исполнителей из-за рубежа привозим в российские регионы, финансируется из двух корзин — часть дает министерство культуры, а часть дает государственная компания "Газпром". Это продолжается на протяжении многих лет.

Я думал, что нам скажут, что у нас деньги кончились, но пока, слава Богу, все идет. И опять же, мы с Европой теперь не очень дружим, но европейских музыкантов мы все-таки приглашаем, отчасти за деньги нашего государства. Они понимают, что нельзя изолироваться от мира, в культурной сфере по крайней мере.

Помогают нам и зарубежные партнеры — мы едем в Швейцарию в феврале. Там у нас спонсор — это почетный консул РФ в Лозанне, он швейцарец, крупный бизнесмен, и он нам выделил денег на это турне. Отчасти — он, отчасти — просто приглашающие концертные организации. Швейцария — наша творческая вторая родина, потому что это первая страна, в которую мы приехали с трио на гастроли много лет назад. И с тех пор не было ни одного года, когда бы мы в Швейцарии не выступали.

— Вы часто приглашаете какие-то ансамбли совместно играть. Скажите, в постоянно меняющемся составе играть трудно? Почему вы избрали такой путь?

— Нам дает это, во-первых, расширение репертуара.

Н.С.: И во-вторых, глоток свежего воздуха.

В.Я.: Да, мы учимся друг у друга. Мы приглашали выдающихся людей. Например, Куссмауль — гениальный альтист, один из величайших музыкантов нашего времени. Мы с ним уже лет пять плотно сотрудничали, много играли вместе, слушали, как он преподает. Это повышает наш уровень.

И таких много было людей. Хольцмайер, потрясающий баритон из Вены, мы с ним много программ сделали, "Зимний путь" я с ним играл. То есть это неоценимая вещь, нельзя вариться в собственном соку. Поэтому для нас это не просто не трудно — это легко, это хорошо.

— А вы скорее за аутентичное исполнение классики, за индивидуальную подачу или за то, чтобы все сочеталось?

Н.С.: Можно долго спорить, рассуждать на тему, что лучше. Кто-то скажет, что это вопрос вкуса, но мне кажется, что мерило все-таки — это чувство меры. Конечно, от индивидуальности никуда не уйдешь. И определенный уровень культуры должен быть, определенные книжки ты должен прочитать и что-то в них понять — Библия, Гете, стихи какие-то. Без этого просто не о чем разговаривать, но мерило — это чувство меры и чувство сцены, потому что когда ты выходишь на сцену - это как лакмусовая бумажка, идет проверка истинности.

Интервью подготовила к публикации Мария Сныткова

Беседовала

Татьяна Трактина


Любовь к классике: вопрос культуры или престижа?
Комментарии
Комментарии

Поддержка политики президента Владимира Путина наблюдается и среди представителей российской элиты - к такому выводу неожиданно для себя пришли исследователи американского колледжа Гамильтон (Нью-Йорк).

США поражены: Российская элита отворачивается от Запада

Поддержка политики президента Владимира Путина наблюдается и среди представителей российской элиты - к такому выводу неожиданно для себя пришли исследователи американского колледжа Гамильтон (Нью-Йорк).

США поражены: Российская элита отворачивается от Запада

Поддержка политики президента Владимира Путина наблюдается и среди представителей российской элиты - к такому выводу неожиданно для себя пришли исследователи американского колледжа Гамильтон (Нью-Йорк).

США поражены: Российская элита отворачивается от Запада
Комментарии