Терроризм по-испански, или Бомба в букете цветов

Сегодня словом "терроризм" никого не удивишь. На станциях по громкой связи объявляют — "не трогайте забытых вещей", в магазинах — тоже объявляют, в автобусах все то же самое. И вот уже многие говорят, что вот раньше было не так. Но "а как было раньше?" Какие страны в начале ХХ века были самые "террористические"? И надо заметить, что ответ на этот вопрос многих удивит.

Покушение на короля

На первое место тут следует поставить Испанию, которая после проигранной испано-американской войны растеряла все свое былое могущество вкупе с потерянным флотом. Там самым активнейшим образом действовали анархисты-террористы, убившие трех премьер-министров подряд! А затем в мае 1906 года сам король Испании Альфонсо XIII с женой уцелел просто чудом, когда в его свадебный кортеж террористы бросили бомбу.

А было так, что бракосочетание испанского короля народ страны горячо приветствовал. Ну, в то время (да и потом) бракосочетание монарха повсеместно народом воспринималось как событие национального масштаба, да, в принципе, так оно и было.

И вот пять часов пополудни, в Мадриде, в королевском дворце, был подписан в присутствии высокопоставленных свидетелей брачный договор короля Альфонса с принцессой Евгенией Баттенбергской, — отныне королевой Викторией. Вслед за этим состоялась торжественная процессия — и вот в то время, когда экипаж, в котором следовала королевская чета, остановился перед одним из домов на улице Кали Майор, откуда-то сверху, из окна верхнего этажа этого дома, был брошен в королевский экипаж букет цветов. При своем падении букет произвел ужасающий взрыв: в цветах была спрятана динамитная бомба!

Адский снаряд упал с правой стороны экипажа, между его передними колесами и последней парой лошадей. Сила взрыва миновала короля, сидевшего со своей молодой супругой в глуби экипажа. Но кучер и две лошади были убиты на месте; оказались убитыми также четыре солдата, стоявших вдоль тротуара, и две женщины, находившиеся в толпе. Было также много раненых. Но король и королева остались целы и невредимы.

Анархист из Каталонии Матсо Моралес

Немедленно после взрыва к сильно поврежденной королевской карете подошел герцог Корнакуэлос и помог выйти новобрачным. Король и королева были потрясены неожиданной катастрофой. Несколько позднее королевская чета была окружена представителями иностранных царствующих домов, выразившими глубокое негодование по поводу покушения и поздравившими ее со счастливым избавлением от опасности.

Вот какие в ту пору были простые нравы. Нет бы тут же увести короля и королеву с места трагедии — им стали выражать поздравления. А если бы преступник действовал не один, и бомб в букетах приготовили не одну, а две-три?!

Как бы там ни было, взрыв вызвал в городе настоящую панику. На месте происшествия в течение всего дня народ толпился в таком количестве, что сотрудникам Красного Креста лишь с большим трудом удалось унести убитых и раненых при взрыве. Из толпы раздавались негодующие возгласы против преступника. Бургомистр города Мадрида обратился к населению с воззванием, выражающим общее негодование по поводу столь ужасного преступления.

Вскоре был обнаружен и виновник взрыва. Катастрофу произвел некий анархист из Каталонии Матсо Моралес. Злодеяние было задумано им заранее. Зная, где именно проследует и остановится королевская карета, он нанял в соответствующем доме комнату и поселился в ней, выжидая события. В ту минуту, когда королевский экипаж проезжал мимо, он высунулся из окна (по другим версиям, с балкона) и бросил заранее изготовленный и скрытый в букет цветков снаряд. Затем он быстро откинулся назад, переменил шляпу и, пользуясь замешательством, благополучно скрылся из дома. Вместо него сначала был арестован некий англичанин Гамильтон, чуть-было не подвергшийся суду Линча в толпе народа.

Но спустя три дня Моралеса все же разыскали. Он приехал в деревню Торрехо де-Ардес близ Мадрида и был опознан там местным трактирщиком, которому показались подозрительными внешность и поведение Моралеса. Когда последний вышел в поле, ожидая поезда, чтобы уехать в Барселону, его встретил там жандарм, получивший указания от трактирщика. Жандарм арестовал Моралеса и хотел отвести в деревню, но Моралес внезапно выхватил из кармана револьвер и убил жандарма на месте, а затем застрелился сам.

Интересно, что в разных источниках называется разное количество убитых и раненых, от 7 до 25 человек только убитыми, а раненых от 60 до 100 человек, что несомненно следует приписать активности журналистов.

Король и королева в день катастрофы проехали в сопровождении министра-президента по главным улицам города, а население их восторженно приветствовало.

Терроризм на переломе столетий

Надо отметить, что последнее десятилетие ХIХ и первое десятилетие ХХ века были отмечены множеством покушений на многих ведущих политиков Европы и Америки. Были совершены покушения на американских президентов Мак-Кинли и Гарфилда, объектом ряда неудачных покушений стал канцлер Бисмарк и даже сам кайзер Германии. В 1894 году анархисты убили президента Франции Карно, а в 1897-м — испанского премьер-министра Антонио Кановаса. В 1898 году смерть от руки убийцы настигла австро-венгерскую императрицу Элизабет, а в 1900-м — итальянского короля Умберто.

Очень часто убийцами становились анархисты, однако действовали они обычно почему-то по собственной инициативе, а своих соратников в известность не ставили. Хотя не следует забывать, что у европейского цареубийства есть давняя традиция и что, например, во Франции ранее имели место покушения на императоров Наполеона I и Наполеона III.

Современник, которого трудно заподозрить в симпатии к анархистам, по этому поводу отмечал, что "трудно приписать им участие во всех этих многочисленных злодеяниях, в том числе и в покушениях на жизнь монархов". То есть и до анархистов покушаться на тех же французских императоров люди находились…

Охота на императора

Ну, а затем терроризм распространился… у нас в России, где особую роль в организации террористических актов сыграла "Народная воля", хотя и существовала она всего лишь с января 1878 по март 1881 года. Началось с того, что один из ее членов, некто Ковальский, применил оружие во время ареста; затем Вера Засулич стреляла в генерал-губернатора Петербурга Трепова, а пиком этой странной волне террора, организованной в общем-то ведь грамотными людьми, стало убийство шефа жандармов генерала Мезенцева в августе 1878 года.

В сентябре 1879 года трибуналом "Народной воли" император-освободитель Александр II был приговорен к смерти. Хотя еще до этого на него уже покушались Каракозов и Соловьев, но сделали они это по собственной инициативе.

Потом была попытка пустить под откос царский поезд и взрыв бомбы в Зимнем дворце, не увенчавшиеся успехом. Однако царь был все же убит 1 марта 1881 года, но весь парадокс ситуации был в том, что большая часть народовольцев к тому моменту уже была арестована. Это событие явилось одновременно и апогеем, и финалом первой волны террора, и почти на два десятилетия в России в его отношении наступило затишье.

Вторая волна

Вторая волна террора в России связана с деятельностью партии эсэров — социалистов-революционеров. Все началось в 1901 году, когда молодой дворянин Карпович застрелил министра просвещения Боголепова. Дурные примеры заразительны, и вот уже в 1902 году некто Балмашев убивает министра внутренних дел Сипягина. Затем эсеры совершают три крупных убийства в 1903 году (убивают губернаторов Оболенского и Богдановича) и два в 1904-м, а в 1905 году количество совершенных ими убийств достигло пятидесяти четырех.

В 1906 году оно вырастает до восьмидесяти двух и в 1907-м — их совершается чуточку меньше — семьдесят три. Потом волна террора идет на убыль: три убийства в 1908-м, два в 1909-м и одно в 1910-м. Самым громким убийством стало убийство министра внутренних дел Плеве, которого застрелили прямо на петербургской улице в 1904 году. В 1905 году террорист Каляев убил великого князя Сергея Александровича. Ну, а последним убийством, потрясшим всю Россию, стало покушение на Столыпина в киевском оперном театре в 1911 году. Причем Столыпин был убит уже после того, как боевая организация эсеров прекратила свое существование.

Терроризм — левый, правый или национальный?

До начала Первой мировой войны мировой терроризм рассматривали исключительно как признак левизны, хотя его индивидуалистический характер плохо вписывался в общие представления о революционной деятельности. К тому же ни ирландские, ни македонские борцы за национальную независимость, ни армянские, ни бенгальские террористы, сражавшиеся за то же самое, не имели абсолютно никакого отношения к анархизму или, скажем, социализму.

Интересно, что само понятие "терроризм" и "террорист" родилось сравнительно недавно. В дополнении к cловарю Французской академии 1798 года терроризм определяется как systeme, regime de la terreur. Согласно другому французскому словарю, что вышел двумя годами раньше, якобинцы довольно часто употребляли это слово как устно, так и письменно по отношению к себе — и всегда при этом с положительным оттенком. Но после 9-го термидора слово "террорист" приобрело оскорбительный смысл и превратилось в синоним "преступника".

Отметим, что террористические действия анархистов, несмотря на всех их усилия, нигде не получили массовой поддержки населения, и после 1901 года политический террор как средство борьбы применялся ими только в двух странах: в России и Испании, где были особенно острыми политические и социальные конфликты. Но и в России количество идейных анархистов среди самих террористов было весьма незначительным.


"Терроризм — это часть мировой политической реальности"
Комментарии
Комментарии

Для российских "критиков режима" гораздо важнее подавать ситуацию вокруг российской олимпийской сборной именно как политическую. Ну, то есть, еще одно подтверждение "давления Запада", которое только "нарастает". Что противоречит заявлениям западных чиновников и журналистов - мол, мы исключительно за чистоту спорта. А политическую карту как раз Кремль разыгрывает, внимание отвлекает.

Олимпиада и "крах режима": Каспаров выдал тайну Запада