Например: Большой Кавказ

Фоторепортажи

Общество » Семья » Воспитание

"Чёрный дельфин" - кладбище для бандитов

21.10.2003
 

Если бы обитатели учреждения ЮК-25/6, прозванного "Черным дельфином", смогли участвовать в голосовании по поводу применения смертной казни, большинство из них голосовало бы "за". То есть за смертный приговор самим себе.
Те, кто находится внутри этого краснокирпичного здания постройки еще екатерининских времен, когда здесь уже была пожизненная каторга, никогда не видели скульптур тех самых дельфинов из фонтанов, которые и дали этому страшному заведению такое поэтическое название. Как только нога пожизненно заключенного касается соль-илецкой земли, на голову ему накидывают холщовый мешок. Делается это и для безопасности самих заключенных. Прибывающий контингент — самые страшные убийцы, лишившие жизни не одну сотню людей, — людоеды, насильники, террористы. Олег Рыльков надругался, например, над 37 девочками, которым было восемь-девять лет. "Представляете, что с такими сделали бы в обыкновенной зоне? — говорят тюремщики. — За секунду разорвали бы в клочья". Здесь не исключают возможности кровной мести: при желании тюремный двор можно увидеть из окон близлежащих домов, а значит, и застрелить врага. Поэтому мешок нужен, чтобы было непонятно кого ведут. Сквозь строй охранников с бешено лающими и рвущимися с поводков овчарками заключенные в наручниках бегом прибывают в свою последнюю обитель.

Расстреливать в России перестали с 1996 г., когда был введен мораторий на смертную казнь. Говорят, с ведением суда присяжных мораторий будет отменен. Многие люди, работавшие в системе исправления наказаний, были сторонниками смертной казни. Сейчас они считают, что смерть — слишком легкое наказание.

На сегодняшний день в России насчитывается свыше трех с половиной тысяч человек, приговоренных к пожизненному заключению. Но даже если сейчас снова введут смертную казнь, она их не коснется — закон не имеет обратной силы.

"Черный дельфин" сегодня самая большая специализированная тюрьма для смертников. Она рассчитана примерно на тысячу человек. Обитает в ней наполовину меньше. На стене у двери возле каждой камеры фотографии и список их обитателей. Камера размером три или четыре квадратных метра представляет собой своеобразную клеть: решетки отделяют заключенных от наружной двери и от окна.

Четыре прикрученных к полу кровати-"шконки" - по две двухъярусных с каждой стороны, умывальник и унитаз. На кроватях безукоризненные параллелепипеды одеял. По нескольку часов в день уходит у обитателей камер на достижение этого результата. Из окна неба не видно. Смертники видят его только из тюремного дворика, куда их выводят с завязанными глазами. В течение дня никто не имеет права сесть на кровать, иначе наказание резиновой дубинкой и штрафной изолятор.

Салман Радуев, один из самых известных постояльцев ЮК 25/6 в прошлом, пытался поначалу игнорировать тюремные правила, однако очень скоро стал таким же, как все. Сидеть в камере можно только на прикрученной к полу железной табуретке. За таким же столом можно читать книги из библиотеки и писать письма родным. Есть здесь местное радио, по которому выступают представители разных конфессий. Заключенные слушают всех. Два раза в год разрешается свидание с родными — тоже в клетке. Но многие родственники давно отказались от извергов. В том, что их подопечные именно такими и являются, ни у кого из работающих здесь сотрудников сомнений нет. "Это поначалу их жалко, — говорят они, — а когда узнаешь, что на счету у них по шесть, восемь и больше загубленных человеческих жизней, жалость исчезает".

Если незаметно заглянуть в дверной "глазок" камеры, можно увидеть, как живет этот замкнутый мирок: кто-то неподвижно глядит на полоску света из окна, в котором не видно неба, кто-то отстраненно шагает от стены до стены, кто-то сидит на табурете. Стоит звякнуть ключу или окошку для подачи пищи, все принимают "исходную позицию", именуемую в местном обиходе "позой КУ": на уровне колен с размаху ударяются в ближайшую стенку затылком, закрывают глаза и открывают рот. Руки поднимают при этом вверх и растопыривают пальцы. При команде "Доклад" дежурный по камере скороговоркой рапортует: фамилии, статьи и кто за какие преступления сидит. Чем быстрее и внятнее доклад, тем меньше сокамерникам стоять в этой страшно неудобной позе.

Один из самых известных обитателей "Черного дельфина" "моджахед" Салаудин Темирбулатов, известный под кличкой Тракторист. Видеокадры, на которых бывший дудаевский полковник казнит русского солдата, обошли весь мир. В колонии говорят, что чеченский бандит — едва ли не самый дисциплинированный арестант и совсем не похож на головореза.

Теоретически через 25 лет отсидки может быть рассмотрен вопрос о помиловании отдельных заключенных. Практически это невозможно в условиях строжайшего режима и туберкулеза.

Канадский ученый Джон Силье вывел общее действие стресса на организм человека — так называемую кривую Силье. По этой кривой здесь проходят все. Первый год человек живет познанием новых условий и себя в этих условиях. Потом три года идет период стабилизации, в это время человек похож на робота, он выполняет команды, не задумываясь. Дальше заключенный или продолжает быть роботом, или быстро угасает — и умственно, и физически. Воспаляются лимфатические узлы, изъязвляется желудочно-кишечный тракт, отказывают надпочечники.

Наверное, поэтому многие из смертников-заключенных вместо прошения о помиловании просят для себя смертной казни. Хотя бы в виде исключения.

Андрей Колесников
Источник:
Вечерний Оренбург

Поделись прочитанным:


Популярные галереи

Самое читаемое на сайте

      
      Система Orphus