Мировая революция начнется с краха семьи


В последнее время в семейной политике западных стран происходят серьезные, можно даже сказать, глобальные изменения. Какие силы за ними стоят, чего они добиваются, и как это затронет Россию? Об этом рассказал Алексей Комов, президент аналитического центра "СемейнаяПолитикаРФ", а также представитель Всемирного конгресса семей в России и СНГ.

— Все чаще мы слышим странные, мягко говоря, новости: то из официальных документов убрали такие слова, как "отец" и "мать", объявив их неполиткорректными и заменив на суррогаты "родитель 1", "родитель 2". Теперь уже говорят, что нужно убрать слова "муж" и "жена" — по той же самой причине. В шведских детских садах отменили местоимения "он" и "она" под предлогом того, что дети якобы сами должны определять в дальнейшем, к какому полу они хотят принадлежать.

Неограниченную власть получили службы опеки, которые могут без решения суда забрать детей из семьи. Причем в качестве повода все чаще используется загадочная формулировка "непонимание эмоциональных нужд ребенка", которую можно трактовать как угодно широко.

В общем, любому человеку, даже совершенно далекому от международной политики, понятно, что вокруг темы семьи сегодня что-то происходит. Что-то странное и, мягко говоря, не очень хорошее.

Поэтому мой первый вопрос будет такой: действительно ли институту семьи сегодня что-то угрожает? И от чего его нужно защищать?

— Да, действительно, существование самого института семьи сегодня находится под угрозой, и мы это можем наблюдать и на Западе, и в нашей стране — в средствах массовой информации, и в повседневной жизни.

На самом деле институт семьи играет ключевую роль в жизни общества, и невозможно решить практически ни одну из глобальных проблем — будь то в сфере экономики, демографии, даже политики, не говоря уж о преступности, алкоголизме и наркомании, — если основу общества не будут составлять крепкие, здоровые семьи.

Сегодня мы наблюдаем немало тревожных симптомов, направленных на разрушение семьи. И проблема в том, что они исходят от авторитетных международных организаций. В частности, в ООН, в ЮНИСЕФ, в Европейском Союзе как раз и происходят такие тревожные вещи. За последние 20 лет там очень усилилось влияние радикальных социальных идей, которые хотят практически произвести революцию в семейной политике.

Читайте также: Экономическая база для деторождения

Если прослеживать глубинные причины этих процессов, то мы придем — как ни странно это может показаться — к идеям марксизма в переработанной форме. В настоящее время я как раз пишу работу на эту тему на социологическом факультете МГУ. Тема на самом деле очень интересная, но говорится о ней очень мало. В свое время франкфуртская школа неомарксизма совместила идеи марксизма, переработанные с фрейдизмом, и перенесла революцию на уровень семьи и на уровень самого человека.

В 20-е годы в Москве состоялся съезд, на котором марксисты-революционеры анализировали, почему же мировая революция не распространилась на другие страны Европы, как это предполагалось. И они пришли к выводу, что пролетариат настолько одурманен культурой, всеми этими христианскими традициями, моралью и нравственностью, что он не понимает своих истинных классовых интересов. И поскольку он такой непонятливый, нужно ему это объяснить.

Также было заявлено, что культура носит репрессивный характер и подавляет человека. В первую очередь христианская или, скажем так, традиционная западная культура. И поэтому ее нужно выбросить, грубо говоря, на "помойку истории".

Для реализации этой идеи были предприняты очень серьезные усилия. Был такой итальянский коммунист Антонио Грамши, который сказал, что марксистам теперь не нужно брать власть напрямую, как в России — штурмовать Зимний дворец. Нужно, как он сказал, предпринять "длинный марш через институты". То есть нужно взять Министерство образования…

— Захватить, как большевики когда-то почту, телефон, телеграф?

— Не силой, а интеллектуально. Чтобы эти идеи радикальной социальной революции проникли в умы творческой интеллигенции, Министерства образования, Министерства здравоохранения, преподавателей и профессуры вузов. Голливуд очень важен, кино, книги. С их помощью в общество будут внедрены новые идеи — все эти "родитель 1", "родитель 2", полное раскрепощение всех сексуальных инстинктов.

А когда все общество будет подготовлено, и воспитано новое поколение детей, тогда уже сама власть в конце концов упадет к ногам этих социальных революционеров. И не нужно будет делать никакой революции.

В частности, был такой Георг Лукач, венгерский революционер, он возглавлял Министерство образования в правительстве Бела Куна, когда на короткий период в 20-е годы там утвердилось коммунистическое правительство. Так он был первый, кто ввел сексуальное образование в венгерских школах именно для того, чтобы ниспровергнуть как раз христианскую, семейную, традиционную мораль и нравственность и привести к революции.

Сейчас мы тоже видим аналогичные попытки. В официальных документах ООН, ЮНИСЕФ рекомендуется, например, уже с четырех лет приучать детей к тому, что все тело — большая такая эрогенная зона, с которой можно всячески экспериментировать. Дальше там идут рекомендации для шести-, восьмилетних.

Читайте также: Однополые браки раскололи Британию

В любой момент человек может менять свой пол. Такая вот радикальная гендерная революция. Если в восемь лет, например, мальчик подумал, что он хочет быть девочкой, никто не имеет права его отговаривать. Если родители начнут с ним просто разговаривать об этом, это считается уже психологическим давлением и жестоким обращением. На это он может пожаловаться на "горячую линию" ООН, где его внимательно выслушают и примут меры к родителям.

Потом этот мальчик-девочка дорос до 12-13 лет и передумал — я хочу обратно. Опять никто не может ему в этом препятствовать, поскольку это называется правом ребенка на собственную идентичность. И вот все это обсуждают вполне серьезные люди с больших трибун, а я сам являюсь послом Всемирного конгресса семей в ООН и неоднократно слышал подобное. Когда с этим сталкиваешься, просто волосы на голове встают дыбом. Но это так.

— Тогда не понятно, какие цели они преследуют, чего хотят в итоге? Чтобы вообще семьи не было?

— Когда марксизм объединили с фрейдизмом, было сказано: как буржуазия подавляет пролетариат, так и все эти моральные ограничения подавляют человеческую свободу. Нужно все это раскрепостить, и тогда будет всеобщее счастье человеческое, как они его себе представляют. На самом деле это утопия, ни на чем не основанная и противоречащая природе человека. По этой теории и семья также является инструментом подавления, то есть патриархальный муж подавляет жену, детей.

Читайте также: Поле битвы за семью — весь мир

И вот эти идеи, принявшие привкус такого радикального феминизма, под прикрытием идеи прав человека и прогресса, нашли своих адептов. А те, в свою очередь, сумели проникнуть и утвердиться в международных организациях и теперь таким образом пытаются воздействовать и на Россию.

— Мне вот что не понятно. С одной стороны, эти левые радикалы вроде бы хотят обеспечить полную свободу личности. Но в итоге чем это оборачивается? Еще большей диктатурой государства. Мы видим, что сейчас происходит в западных странах со службами опеки, которые имеют буквально ничем неограниченные права. Без решения суда вместе с полицией они могут ворваться в любой дом, в любую семью и под любым, буквально самым абсурдным, забрать детей у родителей. И отдать их в приемную семью.

"Правда.Ру" очень много писала о таких случаях с русскими женщинами, уехавшими за границу и потерявшими там своих детей. И получается, что эта якобы свобода оборачивается еще большим контролем, диктатом со стороны государства.

— Действительно, то, что вы говорите, это очень тревожные факты. И, к сожалению, есть попытки внедрить у нас эту систему так называемой ювенальной юстиции. По сути, в данном случае признается, что государство лучше знает, как воспитывать детей. И государство де-факто и является собственником детей. И оно просто как бы доверяет их родителям.

— В норвежском законе о детях так и записано, что все дети на территории страны принадлежат государству…

— …которое временно поручает просто "родителю А", "родителю Б" — могут быть однополые родители, разнополые, кто угодно, — воспитывать детей. А представитель государства может в любой момент приходить с инспекцией проверять — все ли в порядке. В целом получается такая презумпция виновности семьи. То есть у нее нет фактической автономии. И в этой ситуации авторитет отца, матери просто теряется.

Детям подробно рассказывают об их правах, что они в любой момент могут пожаловаться на родителей. Что им нельзя запрещать что-то, говорить — так не делай. Потому что ребенок может заявить, что он психологически травмирован, у него стресс. Таким образом разрушается вся семья как ячейка общества, которая зафиксирована самой природой человека. И только в семье можно воспитать нормальных людей и никакое государство никогда не может дать того, что может дать семья.

По данным нашей статистики, в результате того воспитания и той жизни, которое дети получают в государственных детских домах, 90 процентов из них попадают в тюрьму, либо становятся алкоголиками и наркоманами. Понятно, что не все работники социальных служб хотят зла. Там немало хороших людей, которые действительно заботятся о детях. Но просто сама система государственного внешнего воздействия никогда не даст той теплоты, которая есть в семье.

Читайте также: Шоковая терапия для приемных родителей

— Я читала комментарии в западной прессе по поводу случаев изъятия детей. В частности, представитель норвежской службы опеки высказывался по поводу индийской пары, у которой отняли двоих маленьких детей. Он сказал просто поразительную фразу: "Никто не сомневается, что эти родители действительно любят своих детей, но это не значит, что они будут для них хорошими воспитателями". Получается, с этой точки зрения, родительская любовь больше не имеет никакого значения? И главное — правильное воспитание, какое нужно государству?

— К сожалению, можно сказать, что это является опасной частью такого феномена, как "социализм" — в самом его негативном смысле. Есть такой исследователь — Игорь Шафаревич, который еще в 70-е годы написал книгу "Социализм как явление мировой истории". Интересно, что идею книги ему подсказал Солженицын.

Так вот, там показано, что феномен социализма проходит через всю историю человечества. Мы можем наблюдать его в Древнем Вавилоне, в Древнем Египте, где также были общественные работы, строились пирамиды, ирригационные каналы.

Составная часть этого явления — тотальный контроль государства. Именно оно решает, к примеру, что все мальчики, родившиеся в 71-м году, будут дровосеками. Все девочки, родившиеся в 72-м, будут сельскохозяйственными работницами. И вот таким образом регламентируется вся жизнь. Каким-то категориям людей позволено иметь семью, каким-то не позволено.

И дальше, преломляясь через ереси Средневековья, эпоху Просвещения, Французскую революцию и до Карла Маркса, у которого эти идеи приняли уже псевдонаучные одежды, хотя по сути это просто вера. То есть одна и та же идея проходит через всю историю человечества. На Западе сегодня эти идеи поддерживают правительства многих стран. И у нас появляются движения новых левых, которые сейчас с красными флагами ходят.

Главная идея такого "социализма" — государство имеет право вторгаться в семью, забирать детей. Именно оно все решает. Но это противоречит фундаментальной природе человека и любое государственное вмешательство приводит к формальному подходу.

Данные социологической статистики совершенно точно говорят, что любое нарушение естественной семьи — брака мужчины и женщины, любые отклонения: гражданские сожительства, неполные семьи, однополые союзы тем более, — негативно влияют как на детей, так и на взрослых. Идет повышение вероятности самоубийств, депрессий, наркомании, разрушение физического и психического здоровья.

Читайте также: Русские — худшие родители в Норвегии?

— А как у нас в России обстоят дела с семейной политикой? Потому что Россия тоже часть глобального пространства, и мы не можем избежать влияния, тем более если оно исходит от таких структур, как Совет Европы, ООН.

— У нас происходят, в общем, те же самые процессы, что и во всем мире. Просто они к нам позже приходят. Поэтому мы создали специальный проект — аналитический центр "СемейнаяПолитикаРФ", чтобы анализировать все законодательство, что касается семьи, в России и за рубежом. Мы готовим очень подробные аналитические обзоры, которые можно посмотреть на нашем сайте.

Главная задача — доносить до ключевых людей: до депутатов Государственной Думы, Совета Федерации, администрации президента, министерств, ведомств, — какие опасные тенденции стоят за теми или иными законами или международными конвенциями, к которым нам предлагается присоединиться.

В частности, на Всемирном конгрессе семей в Мадриде мы представили наш подробный анализ на тему, почему мы считаем многие положения Конвенции по правам ребенка ООН не отвечающими реальным интересам России.

Очень часто этот Комитет по правам ребенка ООН превышает свои полномочия, вмешиваясь во внутреннюю политику суверенных государств. Структуры ООН пытаются диктовать странам, что им необходимо предпринимать в сфере семейной политике. Например, не имея на то никаких полномочий, они обязывают страны Латинской Америки, Африки, Азии — вводить законы, легализующие аборты. Также сегодня продвигается идея — разрешить детям напрямую жаловаться в ООН на свое государство, которое не выполняет их права

В целом происходит некий крен. Очень сильно выпячиваются права ребенка, которые тоже должныбыть. Так же, как никто не спорит, что с жестоким обращением надо бороться. Но одновременно никак не защищаются интересы и права вообще семьи в целом и родителей.

— Получается, что родители априори виноваты.

— Да, такая подозрительность по отношению к семье. И получается такой дисбаланс правовой: права ребенка слишком усилены, а права родителей и семьи в целом занижены.

Одновременно в информационном пространстве формируется неправильный образ семьи. Вообще, на эти вопросы надо в комплексе смотреть. Семейную политику нельзя решать только на уровне законов, хотя это очень важно и мы стараемся тоже в этом направлении работать.

Читайте также: Родители некомпетентны. Пожалуюсь в ООН

Очень важна также атмосфера в СМИ, в кино, на телевидении, в обществе. Какой там создается образ семьи. Я часто присутствую на заседаниях в Совете Федерации, в Думе, в Общественной палате. И очень часто выступление того или иного докладчика начинается с очередного обвинения родителей. Приводятся душераздирающие примеры — эти, с позволения сказать, родители убили, съели, закопали ребенка…

Идет явное нагнетание. А главный вывод — только государство может защитить детей. Но что в итоге получается? Зачем мне создавать семью, рожать тем более нескольких детей, если есть риск, что у меня их отберут? И вообще, семья — это опасно. Потому что пьяный папа бьет маму постоянно. Зачем рисковать. Тем более, что жизнь прекрасна, пей кока-колу, радуйся, зачем тебе такие проблемы.

Но мы знаем, как у нас сегодня обстоят дела с демографией. Для простого воспроизводства населения необходимо 2,1 ребенка на женщину. У нас этот показатель, например, в Москве — 1,4, практически в два раза меньше.

А самый главный фактор, и об этом говорят социологические данные — это желаемое число детей. То есть это не материальное положение, как считается. Это тоже важно — материнский капитал, пособия. Но это не главное. А главное — это желаемое число детей, которое формируется в детстве.

И в первую очередь под влиянием СМИ. Данные статистики говорят, что ребенок до достижения 17 лет потребляет в общей сложности 65 тысяч часов масс-медиа влияния — телевидение, интернет, компьютер, кино и так далее. Это в шесть раз больше, чем он проводит в школе, в 30 раз больше, чем со своими родителями. Средний американский отец проводит в день со своим ребенком восемь минут. Получается, что реально главными воспитателями детей нового поколения и молодых родителей сегодня являются СМИ.

— А как западное общество относится к этим новым тенденциям? Есть ли какое-то противодействие этому со стороны, скажем так, приверженцев традиционных ценностей?

— Да, безусловно, есть очень мощное противодействие и в Америке, и в Европе. Существуют сотни организаций, в которые входят миллионы людей, являющихся сторонниками традиционной, естественной семьи — как брака между мужчиной и женщиной без каких-либо современных интерпретаций. Крупнейшей из этих общественных организаций, такой координационной платформой является Всемирный конгресс семей. На майском конгрессе в Мадриде присутствовали 3 000 человек из 80 стран мира.

Что интересно, сама идея проведения таких периодических слетов родилась в России, в Москве, когда Анатолий Иванович Антонов, преподаватель социологии в МГУ, известный ученый и защитник семьи, в 90-е годы встречался с Алланом Карлсоном, который сегодня является президентом Всемирного конгресса семей. Аллан также известный ученый, написавший множество книг в защиту семьи.

Читайте также: Пеленки вызвали дипломатический скандал

— Кто входит во Всемирный конгресс семей?

— Могут входить любые организации. Вот как наша организация — "СемейнаяПолитикаРФ" и Фонд поддержки семьи и демографии во имя святых Петра и Февронии, которые являются официальными партнерами Всемирного конгресса семей. Там также представлены очень мощные правозащитные организации, защищающие интересы семьи от неправомерного вмешательства. У нас в Петербурге тоже есть Межрегиональная общественная организация "За права семьи", оказывающая юридическое содействие тем, кто борется за сохранение традиционных семейных ценностей…

— Кстати, это очень важный момент: защищать свою позицию не просто криками, эмоциями, а бороться с противниками семьи их же оружием — юридическим. Как это можно сделать?

— Нужно грамотно строить свою линию защиты, аргументацию в суде. На нашей стороне подавляющее большинство российских и международных документов. Декларация прав человека ООН говорит о том, что семья является базовой ячейкой общества, которая подлежит защите. И Конституция Российской Федерации, и Семейный кодекс. То есть у нас масса на самом деле аргументов, которые просто надо уметь грамотно выстраивать.

— В весеннюю сессию Госдума планирует рассмотреть новый закон, непосредственно касающийся семьи — о социальном патронате. К чему нам следует быть готовыми?

— Мы выступали в Общественной палате по закону о соцпатронате. Судя по этому документу, для того, чтобы защитить семьи, в первую очередь многодетные, государство собирается 252 тысяч рублей в год платить на одного соцработника, включая его зарплату и накладные расходы. При этом самим семьям — ноль.

То есть нам говорят, что это сделано во имя семьи. Вот мы сейчас выйдем и спросим семьи — вы хотите получить 250 тысяч? На эти деньги вы сами можете нанять себе помощника, бэби-ситтера. Или купить фруктов там, овощей.

У нас одна из причин семейного неблагополучия — это бедность. 80 процентов многодетных семей находятся за чертой бедности. Президент ставит задачу сократить за ближайшие годы на 20 процентов количество государственных чиновников. И при этом мы наращиваем штаты соцработников, чтобы приставить их к семьям для контроля. Может, среди них будут и хорошие люди, я не знаю…

— Ну это уж как кому повезет…

— Я думаю, что там тоже немало хороших людей, ну как во всем обществе. Как и в семьях. Но в целом, вместо того, чтобы решать проблему, мы плодим бюрократию, под которую будут выделяться новые бюджеты. Вместо того, чтобы непосредственно самой семье помочь.

— На самом деле какая-то помощь опеки нужна неблагополучным семьям…

— Но одновременно должен быть баланс: не только контролировать семью: сколько соков в холодильнике, в какой одежде дети ходят. Это тоже важно, но должна быть еще и реальная помощь семье со стороны государства.

Мы не исповедуем какой-то, скажем так, экстремальной позиции, у нас все основывается на фактах и мы за разумный подход. Просто нельзя выпячивать искусственно какой-то один аспект и "демонизировать" образ семьи. У нас все-таки большинство семей — это хорошие семьи.

— А, кстати, по поводу "демонизации" семьи. В Совете Федерации при обсуждении программы "Россия без сирот" говорилось про телефон доверия для детей, куда они могут звонить с жалобами в том числе на жестокое обращение. Так вот, за год на телефон поступило более полутора миллионов звонков. Из них только 12 830 по поводу жестокого обращения в семье. То есть менее одного процента. Получается, у нас не такая уж страшная ситуация с жестоким обращением с детьми в семьях, если такой небольшой процент жалоб на телефон доверия.

— Безусловно, этот вопрос очень сильно перекошен. Сколько таких случаев на все семьи? Почему именно вот эти случаи берутся? Понятно, что все время торпедируя эту тему, ее выпячивая, можно оправдывать повышение бюджетов, принятие новых законов, раздувание новых штатов.

Но давайте подумаем на секунду об интересах всей России. Всех семей. У нас сокращается, ну как минимум на четверть миллиона население в год, делается больше миллиона 200 тысяч абортов. Сложная ситуация с разводами, рождением вне брака и так далее. У нас страна вымирает. Это вопрос государственной безопасности. И первой необходимости. А мы, получается, создаем такую атмосферу, что рожать детей просто страшно.

— Алексей Юрьевич, в конце нашей беседы, наверное, стоит отметить, что эта тема касается буквально каждого человека. Потому что все мы являемся частью той или иной семьи — своей или родителей. Поэтому остаться безучастными тут никому не удастся.

— На самом деле часто люди не осознают этого, но наше завтра формируется сегодня в семье. И то, каким наше общество будет — обществом преступников или прекрасных людей, которые помогают ближнему — зависит от того, как воспитываются дети в семье. Поэтому это касается всех, и вот эти законы, которые мы обсуждали, также касаются всех.

В следующем году Всемирный конгресс семей пройдет в Сиднее в Австралии, а в 2014 году в Москве — в Кремле. Символично, что он состоится в 20-ю годовщину международного года семьи ООН. Это будет слет всех здоровых сил планеты, которые как раз объединены. Нас много — это миллионы, можно даже сказать, миллиарды людей. И в этом наша надежда.

Читайте самое интересное в рубрике "Общество"

Комментарии
Комментарии