Чиновники опеки пугают усыновителей детьми


Фото: интернет-проект "Усыновление в России"

Пока власти думают, как мотивировать российских граждан усыновлять сирот, жительница Оренбурга Анна Межова решила действовать самостоятельно. Пройдя сама нелегкий путь приемного родителя, она поняла, что все хорошие меры "сверху", стимулирующие усыновление, так и рискуют остаться на бумаге. Потенциальные усыновители могут о них попросту не узнать.

Несколько лет назад Анна, ожидавшая ребенка, попала в больницу. Пока она лежала на сохранении, в ее палате каждый день менялись очередные соседки, пришедшие на аборт. "Я с ужасом наблюдала этот бесконечный конвейер молодых женщин, желающих избавиться от своего ребенка", — вспоминает она. Тогда и возникла идея — создать организацию, которая бы занималась профилактикой абортов. Так появилось волонтерское движение "Сохраняя жизнь".

"Но очень скоро пришло понимание: а что дальше? Ну, убеждаем мы будущих мам оставить ребенка. А они потом отказываются от него в роддоме и малыш попадает в детдом", — говорит Анна. Тогда волонтеры пошли в дома малютки и детские дома. По словам Анны, нынешняя ситуация в государственных учреждениях, где находятся дети, оставшиеся без попечительства родителей, в корне отличается от той, что была там еще несколько лет назад. Их материальное обеспечение стало на порядок лучше. В оренбургском доме малютки, например, сделали прекрасный ремонт, стоит дорогая мебель, висят дизайнерские шторы, полно развивающих игрушек. Нет главного — мам у детей. Агитировать других людей усыновить сироту было бы трудно, если сам не прошел этот путь. И Анна с мужем решили, что их сыну нужна сестренка, и пошли в местную опеку к специалисту по усыновлению.

"Перед этим я почитала законы. Мы были уверены, что подходим по всем параметрам, и не сомневались, что все пройдет гладко. Но в опеке нас ждал настоящий холодный душ. Специалист по усыновлению придиралась буквально ко всему. Что состоим в официальном браке всего год, а до этого жили в гражданском. Что муж моложе меня — "вот он вас бросит с детьми и найдет себе молодую".

И даже то, что я индивидуальный предприниматель, по логике чиновницы оказалось против меня: "будете сидеть с ребенком и не сможете работать", — рассказывает Анна. Когда эти аргументы не возымели действия на супругов, в ход пошла "тяжелая артиллерия". "Да зачем вам ребенок из детского дома, они же все от наркоманов и алкоголиков", — пугала "добросердечная" чиновница. Но и эти доводы не возымели действия — поездив за эти годы по детским домам, Анна прекрасно знала, что там немало вполне здоровых детей.

"И тогда чиновница сказала прямо: вы не подходите как родители, если вы подадите документы, мы вам откажем". После такого общения у большинства потенциальных усыновителей просто бы руки опустились. Но Анна с мужем пошли в другую дверь — к специалисту по опеке. "Удивительно, насколько важен человеческий фактор. На этот раз нам встретилась совершенно замечательная женщина: все нам объяснила, помогла с документами", — говорит Анна.

Читайте также: Из челябинского сироты сделали Ваньку Жукова

Но трудности на этом отнюдь не закончились. Выбирать ребенка нужно было по фотографии в базе данных, на которых из-за плохого качества с трудом можно было различить черты лица. На некоторых вообще сфотографирован затылок ребенка — видимо, пришли, когда дети спали, пощелкали кое-как и на этом сочли свою задачу выполненной. Помимо этого в анкете содержалась еще и информация о диагнозах, правда, закодированная. Какие конкретно заболевания обозначают эти коды, в опеке сказать не могли. И вот по этим данным приемным родителям приходилось делать свой выбор.

"Мы выбрали одну девочку, а когда приехали в детский дом, оказалось, что там совсем другой ребенок, чем на фотографии. Я попросила местных работников разрешения посмотреть детей, мне отказали. Говорят, выбирайте другого по фотографии и приезжайте в приемный день раз в неделю. А это значит, что каждый раз ты толком не знаешь, кого выбираешь. Но при этом если ты не забираешь ребенка, тебе нужно писать отказ от него. А это очень тяжело морально — как будто у тебя перед этим человечком уже есть какие-то обязательства".

В общем, не было бы у Анны младшей дочки, если бы не помощь друзей по интернету: "Мне посоветовали обратиться в соседнюю Челябинскую область. Там никаких проблем не возникло: и фотографии детей в базе данных прекрасного качества, и в анкетах все понятно. Вот так мы и нашли свою девочку. Сейчас я смотрю на ее фотографии в детском доме и вижу как она изменилась, попав в семью — как будто другой человек. Раньше она даже плакала беззвучно: просто слезы текли по лицу и все. А главное — исчезла затравленность во взгляде".

Преодолев все мытарства и препятствия на пути приемного родителя, Анна решила, что ее опыт может быть полезен. И вскоре опять появилась в местной опеке: "Я им предложила сделать профессиональные фотографии детей в базе данных. При этом мне не нужны были их имена или анкеты, я бы все бесплатно сделала. Мне просто хотелось, чтобы другие родители, которые решат взять сироту, не мучились бы также, как я. Но в опеке и местном департаменте образования ответили категорическим отказом".Тогда Анна предложила другой ход: давайте вместе подготовим информацию о детях, которых можно усыновить или взять под опеку, и разместим ее в прессе. Опять отказ — "никому это не нужно и не интересно".

Местному телевидению, кстати, также полтора года пришлось уговаривать чиновников согласиться на такую передачу для потенциальных приемных родителей. Вот в чем главная проблема, по мнению Анны Межовой, столкнувшейся и с безразличием чиновников и с их явным нежеланием выполнять указания федеральных властей. "Когда я нашла постановление правительства, рекомендующее местным чиновникам искать пути эффективного взаимодействия с волонтерами, и попыталась сослаться на него, на меня посмотрели так, будто я сама его и написала".Анна абсолютно уверена: никакие правильные и хорошие меры сверху не окажут своего действия, если людям не будет о них известно.

"Я общалась со многими семьями, которые хотели бы взять ребенка из детского дома. Но кого-то напугали своими ужасами чиновники, кто-то не уверен, что сможет собрать все справки. А большинство даже не знают, что есть разные формы семейного устройства детей: и усыновление, и опека, и патронат. Для кого-то это даже могло бы стать своего рода работой".

Читайте также: Приемные дети спасают сельские школы

Ни в прессе, ни на ТВ нет положительных примеров и рассказов о счастливых семьях с приемными детьми. Большинство семей предпочитают этот факт скрывать, как будто стыдясь чего-то. И это тоже многое говорит об отношении к этой теме в обществе. В общем, сейчас Анна Межова больше не борется с равнодушием чиновников. Она создает свой благотворительный фонд, который должен стать своего рода информационным центром для потенциальных приемных родителей. Ей же самой предстоит очередной этап борьбы за свою дочку — на этот раз за ее удочерение. Нужно заново собрать все документы и убедить опеку, что они с мужем достойны стать официальными родителями девочки. Анна верит, что у нее все получится.

Читайте самое интересное в рубрике "Общество"

Светлана Сметанина

Комментарии
Комментарии
Комментарии
длинный нос "Двойная война" США с Россией и Китаем: расчет на слабость Москвы в Северной Атлантике
длинный нос "Двойная война" США с Россией и Китаем: расчет на слабость Москвы в Северной Атлантике
длинный нос "Двойная война" США с Россией и Китаем: расчет на слабость Москвы в Северной Атлантике
Alex Kotov "Миллионы русских сидят за мешок картошки"
длинный нос Демократы уверены, что Россия хочет подтасовать итоги выборов в США
Сергей Кравцов(Mail.Ru) "Двойная война" США с Россией и Китаем: расчет на слабость Москвы в Северной Атлантике
Сергей Кравцов(Mail.Ru) В Москве неизвестные на автобусе Hyundai похитили девушку
ренат джабаров Секс-скандал в ВВС США: "Такого еще не было"
Google_103613878521569645509 Вероника Крашенинникова: Важные посылы миру Путин даст и вне Генассамблеи
Керосин Витамин Джон Маккейн станет другом Путина