Смертность от простуд. Посчитали - прослезились

Вице-премьер Ольга Голодец провела всероссийское селекторное совещание, посвященное ходу прививочной кампании. Согласно имеющимся планам, предполагается вакцинировать противогриппозными вакцинами отечественного производства около 52 миллионов россиян. Как сообщили СМИ, Ольга Юрьевна накануне совещания сама сделала себе прививку, также отечественным препаратом, тем самым показав пример согражданам, заодно продемонстрировав надежность и безопасность российской вакцины.

"По заболеваниям, которые связаны напрямую с гриппом и ОРЗ, в прошлом году мы потеряли 4268 человек. Это только напрямую установленная связь", — сказала вице-премьер, при этом, правда, уточнив, что в это число не входят случаи летальных исходов, вызванные осложнениями после перенесенных ОРЗ и гриппа.

Что ж, уточнение, возможно, и правильное. Только уж очень сбивает с толку заметная разница в цифрах. Ведь еще в мае, выступая на сходном совещании, Ольга Голодец приводила несколько другие данные.

"В эту зиму у нас произошел серьезный всплеск смертности. Сейчас проходят исследования специалистов, и коллеги связывают смертность не с текущим ростом сердечно-сосудистых заболеваний, а с осложнениями от пневмоний и ОРЗ, которые вызваны неграмотностью населения и нежеланием прививаться. В течение полугода мы потеряли от ОРЗ, пневмонии и осложнений, связанных с этими заболеваниями, 70 тысяч человек. Это очень большая цифра", — сказала тогда "куратор" российской гуманитарной сферы.

Можно заметить, что "майские" данные сообщают о смертности всего за полгода. То есть, указанные 70 тысяч можно смело умножать. Может, и не ровно в два раза (все-таки в теплое время заболеваемость и смертность от простудных заболеваний идет вниз), но все равно, общая цифра наверняка будет колебаться около ста тысяч погибших россиян. Это притом, что всего за 2014 год в России умерло почти два миллиона человек.

Без сомнения, пятипроцентная смертность от "каких-то там простуд", кои большинство граждан и серьезной болезнью-то не считают, остря фразами "грипп с лечением и без лечения проходит за три дня", — это очень серьезно. И наверняка заставляет задуматься таких "пофигистов" о том, что эти настроения сильно смахивают на "русскую рулетку".

То есть, такой процент смертности мог бы заставить задуматься… Но в конце сентября Ольга Голодец озвучила совсем другую цифру — четыре "с хвостиком" тысячи умерших от ОРЗ за весь прошлый год. А это уже совсем другой уровень опасности. К примеру, от туберкулеза в России за тот же период умерло 14 тысяч больных, от СПИДа — около 25 тысяч, приблизительно столько же разбилось и в ДТП.

Четыре тысяч на этом фоне — ну, это почти что сравнимо с риском встретиться на прогулке с инопланетянами или "поймать" шаровую молнию. От последних в России, кстати, по некоторым данным, погибает около 500 человек ежегодно. А еще сотня человек гибнет от упавших с карнизов домов сосулек.

Но это ж, наверное, не повод каждому надевать перед выходом на улицу специальный антиэлектроразрядный костюм или нахлобучивать на голову строительную каску? Так неужто чиновники надеются, что всего-то четыре тысячи смертей в год смогут заставить 52 миллиона россиян, запланированных к прививкам от ОРЗ, в массовом порядке бежать в поликлиники и прививочные пункты для проведения заветной вакцинации?

А если надежды на такую заинтересованность не очень велики, зачем было вообще озвучивать последнюю цифру, отличающуюся в 17 раз от предыдущих 70 тысяч? Пусть даже и с малопонятным для неспециалистов добавлением "прямо установленной связи" их смерти — с заражением вирусами.

На самом деле, "простая простуда" может оказаться куда более опасной, чем принято считать. Особенно если ее переносить на ногах, да еще не обращаться к врачу. Третий-пятый день ОРВИ обычно критический: больной либо действительно начинает выздоравливать, либо у него начинают развиваться уже бактериальные осложнения со стороны дыхательных путей — бронхиты и воспаления легких.

От последнего, в общем, можно и преспокойно умереть, если не начать вовремя принимать антибиотики или иметь ряд других болезней, ухудшающих прогноз. Например, сердечно-сосудистых. А для лиц пожилого возраста, особенно редко встающих с постели, которым и так угрожает "застойная пневмония", пневмония, еще и вирусно-бактериальная, смертельно опасна.

Через пару недель после вроде бы выздоровления, у человека может начаться, например, инфекционно-аллергический миокардит, воспаление мышцы сердца или сходное поражение почек. И если все это вовремя не диагностировать, исход может быть и очень печальным.

При этом в больницах в качестве "причины смерти", скорее всего, ОРЗ не будет даже упоминаться. Так уж приучили медиков еще с советских времен: "От гриппа наши люди умирать не должны!" Да и от много другого, что портит медицинскую статистику, в том числе на международном уровне, тоже.

А потому на постсоветском пространстве пациенты умирают, в основном, от "ишемической болезни сердца" или, еще проще, "хронической сердечной недостаточности". И, главное, формально все правильно: пока сердце бьется, человек живет. Перестает биться — умирает. А что явилось первопричиной такой остановки — разве так уж важно?

Складывается впечатление, что в течение прошлого года в российском здравоохранении, наверное, впервые за почти сотню лет произошел колоссальный прорыв: докторам разрешили ставить реальные причины смерти хотя бы в отношении умерших от ОРЗ и его осложнений. Надеемся, что после такой честности главвврачей и главных специалистов не "песочат" на всех совещаниях в областных и республиканских минздравах с ритуальным вопросом-заклинанием: "Да как же вы это допустили?!"

И даже вице-премьер Ольга Голодец в мае имела мужество озвучить истинное положение вещей, которое лучше, чем любые "социальные рекламы" подвигало население серьезно относиться к простудным заболеваниям. Не обязательно даже в плане прививок: с началом повышения температуры просто лечь в постель и вызвать на дом участкового врача — это тоже огромный вклад в предотвращение потенциального летального исхода.

Но вот прошло четыре месяца, и цифры смертности от ОРЗ стали намного менее шокирущими, чтобы не сказать — убаюкивающими. Неужто руководители российской медицины сами испугались своей честности в учете статистики умерших от гриппа и другой подобной дряни? Решили "дать задний ход", для начала добавляя к резко снизившимся показателям летальности примечание "с учетом только прямой связи"? А что потом — "непрямую связь" вообще перестанут учитывать? И, как долгие десятилетия до 2014 года, снова начнутся форменные "истязания" рядовых врачей и руководителей среднего звена за то, что они посмели показать истинную картину реальной смертности от простудных заболеваний?

Мне очень хотелось бы, чтобы описанные абзацем выше опасения оказались беспочвенными. А вице-премьеру Ольге Голодец, которая по основному образованию экономист, а не врач, помощники просто подсунули не самую удачную цифру для всеобщего оглашения. Но, вообще, такие "оговорки по Фрейду" поневоле заставляют задумываться о не самых оптимистических вещах…

Читайте также:

За отказ от прививок уже наказывают

Какая бактерия укусила американских ученых

Америку может убить обычная корь


"Эпидемия кори создана в США искусственно"
Комментарии
Комментарии
Комментарии
Надежда Павлова Западные СМИ поражены: В США растет число поклонников Путина
Анатолий Кузьмин(vkontakte) Зачем Клинтон нанимала молодого необразованного сисадмина?
Святик Гордиенко Религия умрет, прогнозируют ученые
Sergey Khomenko Политолог: Другой альтернативы, кроме как быть с Россией, у Украины нет
Рамиля Конжукова Газ за неуплату может быть отключен раньше
Oleg Kirichenko Политолог: Другой альтернативы, кроме как быть с Россией, у Украины нет
Oleg Kirichenko Политолог: Другой альтернативы, кроме как быть с Россией, у Украины нет
Oleg Kirichenko Политолог: Другой альтернативы, кроме как быть с Россией, у Украины нет
Oleg Kirichenko Политолог: Другой альтернативы, кроме как быть с Россией, у Украины нет
Игорь Столяров Отставка — минимум, который заслужили руководители силовых структур