Трансплантология - закрытая тема для России

Трансплантология - закрытая тема для России. Трансплантология - закрытая тема для России

Проблема либерализации вопроса о трансплантации донорских органов в России то и дело поднимается. При этом сторонники таких послаблений сетуют на "черствость" и "закостенелость" большинства россиян, которые не очень-то жаждут либеральных законов о донорстве. Но в менталитете ли россиян дело? И чего боятся простые граждане?

Недавно член Совета Федерации Антон Беляков внес в Государственную Думу законопроект, должный, по его мнению, решить проблему с недостатком донорских органов для нуждающихся в их пересадке пациентов. С этой целью, по мнению сенатора, граждане, не возражающие против использования их органов после смерти для этой цели, могут сделать соответствующую запись в паспорт или водительские права.

Ведь, как считает Антон Владимирович, хотя "презумция согласия" на такую пересадку и так наличествует в российском законодательстве — но де-факто, для завершения процедуры все равно необходимо согласие родных потенциального донора. Что и приводит к самому низкому по сравнению с другими странами показателю трансплантаций — в среднем они делаются всего шести из тысячи нуждающихся пациентов.

А вот в ряде штатов США и стран Евросоюза, где в документах граждан проставляются сделанные ими при жизни отметки о согласии на использование их органов, врачи могут приступать к операции, не тратя драгоценного времени. Что, конечно, резко повышает шансы на изъятие у умершего человека наиболее "качественных" органов для последующей пересадки.

Можно заметить, что автор законопроекта не просто политик, решивший попробовать себя в области медицинского законотворчества. Антон Беляков — дипломированнный врач-педиатр, со стажем практической работы, правда, не работавший после ухода в Заксобрание по специальности больше 10 лет.

Тем не менее, оптимизм сенатора относительно того, что его предложение в случае принятие "откроет зеленый свет трансплантологии в России" выглядит чересчур оптимистичным, по целому ряду причин.

Читайте также: "Презумпция согласия". Не забудь умереть!

Начнем с того, что и ныне закон не запрещает ни одному совершеннолетнему россиянину сделать прижизненное распоряжение о том, что в случае смерти он дает разрешение на пересадку своих органов нуждающимся больным. Например, в виде нотариально заверенного документа, который можно носить при себе вложенным в те же права. Некоторое время назад также немало говорилось о создании общероссийской электронной базы данных таких потенциальных доноров — правда, процесс, похоже, еще в стадии разработки.

Может, кто-то думает, что народ не спешит объявлять себя "посмертными волонтерами", не желая бюрократической волокиты? Ну так запись в паспорте или правах, надо думать, тоже будет делать не сам владелец шариковой ручкой, а уполномоченные органы специальной печатью.

Кстати говоря, та же нотариальная бумага может быть аннулирована в любой момент, если гражданин передумает делать благородные посмертные жесты, а вот с правами такой "реверс" будет сделать труднее. Во всяком случае, без пачкотни или замены серьезного документа, что влетит в еще больший расход времени и денег.

Так что, в настоящий момент никаких юридических препятствий для добровольного посмертного донорства в России не существует. Тем не менее, как правильно заметил Антон Беляков, особой популярностью оно не пользуется — как в тех же США или Европе.

И дело тут совсем не в лени или какой-то избыточной "душевной черствости". Дело чаще всего в элементарной боязни злоупотреблений. В первую очередь того, что в случае, например, тяжелого ДТП и мозговой комы человека, заранее согласившегося стать донором, могут признать "безнадежным" и зафиксировать у него факт "смерти мозга" куда быстрее и оперативнее, чем у того, кто донором стать не согласен.

Читайте также: "Черные трансплантологи" шагают по СНГ

Усиливают эти опасения и слишком уж явное несоответствие в доходах врачей США и ЕС с их российскими коллегами. Американский анестезиолог-реаниматолог получает около 300 тысяч долларов в год. А вот российские медики тоже прочно входят в "десятку" — только не лидеров, а аутсайдеров рынка труда. Хотя, разумеется, их материальное положение с каждым годом улучшается.

Вышеизложенное — отнюдь не призыв немедленно и любой ценой вводить в российских больницах американские зарплаты. Тем более, что "ценой" такой роскоши стала настолько дорогая медицина, что в США несколько десятков миллионов человек не могут пользоваться ее услугами.

Но факт остается фактом. На черном рынке человеческий орган, в зависимости от степени "дефицита", стоит от 50 до 150 тысяч долларов. Причем, "гонорар" участвующим в чаще всего незаконной деятельности врачам, естественно, составляет лишь часть указанной суммы.

Тем не менее, американскому эскулапу просто не имеет даже чисто экономического смысла реагировать на посулы "благодарности" за нужное заключение о наступлении смерти потенциального донора. Потому что в случае огласки он потеряет как минимум высокооплачиваемую работу.

А вот всегда ли такую стойкость смогут проявить российские врачи с их зарплатами? Тем более, моральный кодекс, моральные принципы у всех разные.

Читайте также: Кто готов поделиться почками и печенью?

А уж если "генетический паспорт" потенциального донора будет заранее внесен в электронные базы данных, конфиденциальность которых при нынешнем уровне хакерства и коррупции весьма сомнительна, не начнется ли за таким человеком настоящая "охота"? Особенно, если на кону будет стоять жизнь родственника, скажем так, очень богатого человека.

Так что, при всем уважении к озабоченности сенатором Беляковым проблемой низкого уровня трансплантаций в России, его инициатива ввести разрешающие донорство отметки на документах сама по себе вряд ли улучшит ситуацию. Для этого нужно успешно решать куда более серьезные проблемы.

 

Юрий Носовский

Темы

Жертвы трансплантологов. Ими могли быть ваши близкие
Комментарии
Комментарии

Президент Украины Петр Порошенко заявил, что России стоит изменить свою конституцию так, чтобы дать автономию крымскому народу. Украинский лидер внезапно вспомнил и "право нации на самоопределение".

Так пусть он не достанется никому: Порошенко рассказал, что делать с Крымом