Я за донорство, но свои органы не отдам

Я за донорство, но свои органы не отдам. Я за донорство, но свои органы не отдам

Чуть больше недели назад Pravda.Ru писала об инициативе сенатора Белякова ввести в документах россиян отметку о согласии на посмертную трансплантацию их органов.

Анализировались и причины, заставляющие людей с осторожностью подходить к вроде бы благородному начинанию — даже после смерти послужить своим ближним, помочь им спасти здоровье, продлить жизнь. Ведь нуждающихся в пересадке донорских органов пациентов очень немало, в то время как источников этих органов, как говорится, с гулькин нос.

И вот 2 октября подоспел свежий опрос "Левада-центра", скорее всего, и проведенный как раз по следам резонансного законопроекта российского сенатора. Оказалось, что пессимистичные оценки, изложенные в вышеупомянутой статье, не какое-то сгущение красок ее автором, а отражение вполне объективной реальности с настроениями российских граждан.

Судите сами. Участникам исследования социологи задавали два вопроса.

Первый: "В настоящее время, по российскому закону, каждый гражданин может выразить как согласие, так и несогласие на изъятие органов из своего тела после смерти для трансплантации.

Скажите, вы бы дали согласие на использование своих органов после смерти для пересадки?"

Второй: "Как, по вашему мнению, лучше регистрировать решение граждан о согласии или несогласии на завещание органов в России?"

Так вот, однозначно дать согласие на использование своих органов после смерти готово лишь три процента респондентов. Правда, еще 18 процентов "скорее готовы" к этому решению. Всего получается около 21 процента.

Однако при этом всего девять процентов граждан согласны, чтобы информация об этом согласии помещалась в "открытых источниках" — техпаспортах, водительских правах и даже общедоступных практически всем желающим амбулаторных карточках. Стоит заметить, что за полтора года это число снизилось с 12 процентов в марте 2013 года.

Правда, при этом есть немалое число тех, кому все равно, где будет размещаться отметка о согласии на трансплантацию — хоть в "открытых", хоть в закрытых источниках. Таких 16 процентов.

Зато 30 процентов категорически настаивают на хранении судьбоносной информации исключительно в строго конфиденциальных местах, доступных очень ограниченному числу лиц. То есть, опасения того, что за человеком, давшим согласие на использование его органов после смерти, может начаться "охота" с целью эту смерть приблизить, дабы побыстрее пустить эти органы "по назначению", разделяет минимум треть россиян. Потому и настаивает, чтобы согласие на донорство было известно очень узкому кругу лиц.

Действительно, при таком раскладе, в случае чего, правоохранителям будет хотя бы проще найти источник "утечки информации", ставшей причиной преступления, фактического "убийства ради органов". Как бы оно ни осуществлялось: то ли организацией "несчастного случая", то ли ожиданием последнего с последующей "покупкой" у медиков "правильного" заключения о наступлении "смерти мозга"… Что, кстати, и дает право на прекращение реанимационных мероприятий ради спасения жизни пострадавшего и перевод его в категорию "условно живого" источника органов для пересадки.

Любопытно, что восемь процентов считают, что "согласие на донорство вообще не нужно фиксировать ни в какой форме". Вот и пойми, что они имели в виду. То ли сохранение наличной практики, когда для посмертной трансплантации требуется согласие минимум родных пострадавшего в том же тяжелом ДТП, то ли абсолютную "презумцию согласия", когда санкции родных и спрашивать не надо.

Еще более примечательно, что при наличии личного согласия на пересадку лишь у 21 процента опрошенных, от 55 до 63 процентов (в зависимости от интерпретации данных абзацем выше) так или иначе готовы регламентировать процесс этого согласия. Похвальная гражданская активность, что и говорить: "Сам после смерти органы сдавать не хочу — но решать за других, как это правильнее делать, буду".

Не знаю, может, я слишком старомоден, но ситуация несколько напоминает рассуждения мужиков о женской беременности, родах, праве на аборты и прочее: "Сам никогда рожать не буду, но поучить, как это правильно делать, всегда готов".

Как бы там ни было, но хотя "болельщики", в числе четверти опрошенных, и согласны ставить отметку в документах о согласии на донорство, а еще 23 процентов колеблется с ответом — всего 21 процент лично согласных на это донорство людей делает такое нововведение весьма сомнительным. Тем более, далеко не факт, что согласные с "открытой" формой согласия на пересадку "в общем" — это именно те же люди, которые сами готовы отдать свои органы после смерти. А то ведь, как говорилось выше, позиция "Сам не буду, но за других решать готов" очень живуча в обществе, и не только по вопросу трансплантации…

С другой стороны, конечно, никакого особого вреда в случае принятия законопроекта сенатора Белякова не будет. В конце концов, данные о согласии на посмертное донорство будут заноситься в права и паспорт лишь по согласию их обладателей, так что злоупотребления в этом смысле почти исключены. Зато статистика сделавших такую отметку и станет самым адекватным "социологическим опросом" относительно указанной проблемы.

Просто, с учетом того, что на такое однозначно готовы лишь три процента населения, а остальные 18 процентов — лишь с оговорками, вторая категория вряд ли сразу станет бросаться в паспортные столы делать нужную отметку. А гарантированные три процента (и все ли из них предпочтут открытую форму фиксации согласия?) — это классические "пределы статистической ошибки" в научных исследованиях. И "городить огород" для них специальным законом, наверное, не очень оправданно.

Читайте также:

Трансплантология — закрытая тема для России

Юго-Восток: Черная дыра, жрущая людей

"Все чудеса в онкологии — это работа врачей"

Биопринтер сможет напечатать любой орган

"Презумпция согласия". Не забудь умереть!

Юрий Носовский

Темы

Жертвы трансплантологов. Ими могли быть ваши близкие
Комментарии
Комментарии

Запад объявил России холодную войну. Но это не предел мечтаний США. Цель — уничтожение России. Уже рассматриваются планы по нейтрализации ядерного потенциала РФ. Способ первый — обезглавливающий удар. Второй — уничтожение пусковой установки. Об этом в эфире видеоканала Pravda.Ru — президент Академии геополитических проблем Константин Сивков.

США готовят удар по ядерному потенциалу РФ