Третий рейх: любовь во время чумы

Третий рейх: любовь во время чумы. Третий рейх, Вторая мировая война, Гитлер, нацизм

Третий рейх, идеология нацизма сломали миллионы человеческих судеб. Но были и счастливчики, которые смогли не только выжить в этом аду, но и обрести свое счастье. Такова история любви журналистки Кэте Шмид и известного альпиниста Германа Хёрлина. Этот союз был изначально обречен в Третьем рейхе, но личный адъютант Гитлера помог влюбленной паре.

На ежегодном съезде НСДАП, состоявшемся в Нюрнберге в 1935 году, нацисты приняли новые законы ("для защиты германской крови и германского брака"), которые законодательно закрепили положения их расовой идеологии. Немецким евреям и еврейкам запретили вступление в брак, а также иметь сексуальные отношения с людьми "германской или родственной крови".

Одно из наиболее употребительных понятий времен Третьего рейха Halbjude — буквально: полу-еврей — не было юридическим термином. Оно не было узаконено ни соответствующими Нюрнбергскими расовыми законами (Nürnberger Rassengesetze), ни другими сопутствующими постановлениями. На практике к "полуевреям" в нацистской Германии относились те, бабушки и дедушки которых были евреями. Законодательно принципиально различались между собой две группы: "евреи" (Juden) и "еврейские метисы" (jüdischen Mischlingen). К "подлинным евреям" относились также и состоящие в браке в евреями.

Журналистка одного частного издания Кэте Шмид (Käthe Schmid) была замужем за евреем Вилли Шмидом (Willi Schmid), который пал случайной жертвой эсэсовцев во время знаменитой резни, известной в истории как "ночь длинных ножей". Это произошло 30 июня 1934 года, примерно в это время состоялось восхождение группы немецких альпинистов на один из трех самых опасных восьмитысячников в Гималаях. Восхождение на гору Нангапарбат (8125 м), в переводе Nanga-Parbat означает "Голая гора", было второй экспедицией после неудачного подъема совместной американо-немецкой экспедиции 1932 года.

Новой экспедиции в Берлине придавали огромное значение. Она должна была стать триумфом несгибаемости тевтонского духа и проходила под девизом "Смерть или Честь". Ее участники должны были водрузить на вершине "крыши мира" стяг со свастикой. Тогдашние немецкие газеты писали о ней, словно передавая сводки с фронта. Договорились до того, что окрестили гималайский восьмитысячник "судьбоносной горой немцев" — Schicksalsberg der Deutschen.

Вторая экспедиция оказалась ближе к победному финалу, нежели первая, но достигнув высоты 7850 метров, они попали в эпицентр снежного бурана. В результате от истощения и обморожений погибло 10 немецких альпинистов, включая руководителя группы, и 8 проводников-шерпов.

Когда известие о катастрофе в Гималаях пришло в фатерланд, Кэт обратилась в Германский и Австрийский клубы альпинистов с тем, чтобы они указали на эксперта, который мог бы прокомментировать ситуацию. Жребий выпал Герману Хёрлину (Hermann Hoerlin), на тот момент знаменитому скалолазу и члену комитета управления союзом. Собственно, он должен был сам принять участие в этой несчастной экспедиции, но поскольку незадолго до этого скончался его отец, вынужден был отказаться и, вероятно, сохранил свою жизнь.

12 июля 1938 года Кэт вышла замуж за Германа Хёрлина. Супруги эмигрировали в США, где Кэт произвела на свет дочку по имени Беттина. Спустя десятилетия уже старушка опубликовала книгу, в которой воспроизведено около пятисот писем ее родителей, написанных с 1934 по 1938 годы. Недавно ее издали на немецком языке под названием: Courage. Im Schatten des Nanga Parbat 1934 — "Смелость. В тени экспедиции на гору Нангапарбат в 1934 году".

Кэт и Герман страстно влюбились друг в друга. "Моей матери эмоционально это далось непросто, так как она все еще чувствовала себя очень связанной со своим незадолго до этого умершем мужем", — сказала в интервью немецкому журналу Focus Беттина Хёрлин. Во многом они были разными людьми. Кэт жила в крупном городе Мюнхене, любила публичную жизнь, музыку и общалась с многочисленными знаменитостями в сфере культуры, политики и экономики. Герман говорил с неистребимым швабским диалектом, с головой выдававшим в нем сельского парня, поставил несколько мировых рекордов в скалолазании и делал карьеру физика.

Их письма свидетельствуют об обоюдной страсти влюбленных друг в друга людей. "Почему судьба так пугающе бросила меня к тебе? — вопрошала Кэт. — То, что я не могу дышать без того, чтобы не смешивать свое дыхание с твоим и чтобы твое сердце не стучало во мне как мое собственное… всем тем, что мое, я должна свидетельствовать, что люблю тебя". Не менее красноречивы письма Германа: "Я горю, не сгорая… у меня ничего нет, кроме этой тоски… уйми мою кровь, словно тысячи ночей мне было слишком мало".

До рождения настоящего чувства между ними, мало кто из окружающих подозревал, что Кэт Шмид была в нацистском государстве "полу-еврейкой". Для Германа Хёрлина это могло обернуться нешуточной проблемой. По крайней мере в нацистской Германии у пары не было никакого будущего.

В 1937 году Кэт вместе со своими тремя детьми от первого брака переселилась в австрийский Зальцбург. В это время Герман работал в городе Дессау на международную компанию Agfa, занимающуюся производством товаров для создания, обработки и воспроизведения изображений и имеющую сеть филиалов по всему миру, и изыскивал возможность получить хоть какую-то должность в Соединенных Штатах.

Чтобы Кэт смогла уехать вместе с ним, они должны были сочетаться браком в Германии. Однако Нюрнбергские законы строго запрещали "смешанные браки", к каковым относилась женитьба на "полу-еврейках". По иронии судьбы им помог личный адъютант Гитлера Фриц Видеман (Fritz Wiedemann).

Уже не в первый раз случалось Видеману помогать Кэт. Сначала он добился, чтобы вдова получила компенсацию за своего по случайности убитого супруга Вилли Шмида. С этой целью Кэт встречалась с адъютантом фюрера в частных служебных помещениях Гитлера. И получила от Рейха финансовое пособие на убиенного мужа.

Хотя на тот момент Видеман еще не знал, что мать Кэт была еврейкой, но и когда узнал об этом, то ничего не помешало его готовности помочь молодой вдове. Он советовал Кэт покинуть Германию и один раз встретился с Германом, которому помог найти работу в Америке. Благодаря содействию Видемана, любящая пара смогла получить в порядке исключения официальное разрешение на брак "полу-еврейки" и "арийца". Невиданное дело в нацистской Германии.

По какой причине адъютант Гитлера решил помочь "полу-еврейке" Кэт, многие годы поддерживал ее и добился разрешения на ее брак с арийцем, об этом теперь можно только только догадываться. Беттина Хёрлин предполагает, что, вероятно, Видеман хотел исправить несправедливость, которая ранее уже случилась с нею. Имея в виду трагическое убийство ее первого мужа. "Кроме того, он не избегал общества красивых женщин и восхищался моей матерью, — добавляет она. — Без сомнения он поддался ее шарму".

Тем не менее дочка облагодетельствованной женщины находит действия Видемана накануне Второй мировой войны "очень странными". Действительно, Фриц Видеман на страницах книги Беттины появляется как один из самых противоречивых персонажей гитлеровской Германии. Во время Первой мировой войны офицер Фриц Видеман был начальником ефрейтора Адольфа Гитлера и ходатайствовал о присвоении своему подчиненному "Железного креста".

В начале 1920-х годов Гитлер предложил Видеману взять на себя руководство штурмовыми отрядами (СА). Но тот отказался. В 1933 году Видеман по собственной инициативе попросил фюрера о помощи, когда попал в тяжелую экономическую ситуацию. Сначала Видеман был адъютантом Рудольфа Гесса, а в начале 1935 года — самого Гитлера. Он по-новому организовал его администрацию и позже принимал также участие в важных зарубежных миссиях.

Видеман вознесся на политический Олимп Третьего рейха и принадлежал к влиятельным деятелям нацистского режима, но, кажется, несколько дистанцируясь от большинства из них. И тут дело не только в помощи овдовевшей "полу-еврейки" Кэте Шмид. "Состоя в браке, этот отец троих детей имел интрижку с разведенной еврейкой, принцессой Стефани фон Гогенлое (Stephanie von Hohenlohe), — сообщает Беттина Хёрлин. — Один из самых доверенных лиц Гитлера, принадлежавший к высшим иерархам Третьего рейха, нарушал те законы — Нюрнбергские расовые законы — какие издал фюрер".

В результате дошло до спора между Гитлером со своим адъютантом. Очевидно, Видеман не соглашался со все больше агрессивным военным курсом диктатора. В начале 1939 года его послали генеральным консулом в далекий Сан-Франциско. В Новом свете он встречался с британским секретным агентом Уильямом Виземаном (William Wiseman), которому сообщил об операции "Морской лев" (Unternehmen Seelöwe) — планировавшейся Гитлером десантной операции по высадке на Британские острова в 1940 году. Шашни Видемана с британской разведкой могли стоить ему головы, если бы стали известны гестапо. Однако в 1941 году его перевели в Китай, где он проторчал до самой победы над гитлеровской Германией. Здесь после войны его арестовали союзники, а в 1948 году освободили.

Чета Хёрлинов, которым столь настойчиво помогал Видеман, через несколько недель после своей свадьбы сели на пароход в Нью-Йорк. Менее чем через год у них родилась дочь Беттина. Преодолев первоначальные трудности обустройства на новом месте, молодожены решили остаться в США. О буднях существования при нацистском режиме своим детям они рассказывали до обидного мало. "Они хотели защитить нас от этих мучительных воспоминаний", — полагает их дочь Беттина. Воротами в совершенно неизвестное прошлое родителей явились их письма, которые она нашла после их смерти.

Читайте также:

Запад раскрывает все секреты Гитлера

Кто предал СССР перед лицом фашизма

Третий рейх сгубили глупость и жадность


Борис Балашов: "Гитлер обещал обломать нам зубы под Кенигсбергом"
Комментарии
Комментарии