Насилие в семье или насилие над семьей?


Нужен ли РФ специальный закон по противодействию насилию в семье? Его сторонники считают, что таким образом будет легче защищать жертв домашних тиранов. Оппоненты, напротив, уверены, что вместо защиты граждан закон может обернуться насилием со стороны государства над семьей. Противники закона полагают, что защищать жертв такого насилия надо иначе.

Прежде, чем говорить о необходимости принятия такого закона, хотелось бы понять, как сегодня обстоят дела с насилием в семье в России. И вот тут начинаются вопросы. Дело в том, что официальной статистики, четко отвечающей на этот вопрос, нет. Данные МВД, представленные в материалах к круглому столу "Противодействие насилию в семье", содержат только общие цифры по числу погибших в результате преступных посягательств (30,3 тысячи человек в 2010 году) без указания пола жертв и места совершения преступления.

После этого цифры, приведенные в докладе депутата Госдумы Татьяны Москальковой, вызывают некоторое недоумение. В частности, говорится, что "в настоящее время в России от 30 до 80 процентов умышленных убийств и причинения тяжкого вреда здоровью обусловлены семейно-бытовыми мотивами".Во-первых, настораживает разброс цифр: все-таки от 30 до 80 процентов — слишком большая разница. Но дальше ситуация становится еще более запутанной. В докладе дается ссылка на исследование некой Лысовой А. В. (место работы не указывается), которая в рамках подготовки диссертации собирала эмпирические данные и установила, что в России каждые 40 минут от последствий насилия в семье умирает женщина.

Каким образом были собраны эти "эмпирические" данные? Может, Лысова А. В. ходила по улице и получала от каждого восьмого мужчины в глаз? И как ее диссертация может заменить всю статистику МВД и отвечать за всю страну? Но тем не менее делается удручающий вывод о том, насколько "масштабна и глубока" эта проблема для российского общества. Для полноты картины добавляется тезис, что "по уровню насильственной преступности, в том числе в семье, Россия уступает только некоторым латиноамериканским и африканским странам". Ну да, чего уж там мелочиться — надо пугать по-крупному.

Читайте также: "Семейные тираны - хорошие актеры"

Между тем, официальная статистика МВД, в которой, как говорилось выше, нет разделения по признаку пола, фиксирует общее снижение числа жертв преступлений. Если в 2008 году их было 46 тысяч, то в 2010 году — 30,3 тысячи. И опять же, нигде не указывается, какая часть этих преступлений была совершена именно в семье.

"Полагаю, что под прикрытием этого закона его сторонники также пытаются добиться подписания конвенции ООН о противодействии насилию в семье. В частности, в этой конвенции вводится новое понятие гендера — как не имеющего отношения к полу, а только к социальной функции. То есть "полов" может быть гораздо больше двух. Кроме того, эта конвенция предписывает государствам-участникам вводить в школьное образование обязательный предмет о нетрадиционных гендерных ролях.

"Таким образом понятие "мужчина" и "женщина" размывается окончательно, что крайне негативно скажется на традиционной семье", — заявил в интервью "Правде.Ру" генеральный директор аналитического центра "Семейная политика. рф". По его словам, необходимость принятия такого рода законов опирается, в основном на эмоции, без учета реальных фактов: "Есть западная статистика, в которой учитываются разные виды семьи: официальный брак, гражданский, периодические встречи. Так вот, выяснилось, что в традиционной полной семье насилия против женщин и детей гораздо меньше, чем в других видах партнерских отношений. В частности, в однополых союзах насилие также встречается чаще, чем в традиционных семьях".

Кроме того, эксперт напоминает про другой немаловажный фактор: бедность повышает уровень риска насилия. Так же, как и жилищные проблемы, провоцирующие острые семейные конфликты. Но об этом в проекте закона ничего не говорится. Он о другом. Как заметила в своем выступлении член комитета ГД по вопросам семьи, женщин и детей Ирина Соколова, "надо продумать, как решить проблему закрытых дверей в квартиру и доступа туда работников полиции и социальных служб".

То есть вся суть — в обеспечении свободного доступа в квартиру? Неудивительно, что главный редактор журнала "Женщина и политика" Владимир Яценко расценил новый законопроект, как очередную попытку вмешательства государства в дела семьи: "Вместо того, чтобы решать вопрос — как создавать семью, если нет социально-экономической базы, мы даем государству дополнительные полномочия и превращаем закон в инструмент насилия над семьей".

Читайте также: Михаил Виноградов: Насильник неисправим

Сторонники закона совершенно правы, когда говорят, что полиция часто отмахивается от заявлений такого рода. Но принятие еще одного закона эту ситуацию вряд ли исправит. Это уже, скорее, проблема полиции.

"Уголовного кодекса для карательных мер сегодня более чем достаточно. Нужны профилактические меры. И главное — создание убежищ, куда жертва могла бы скрыться на время", — уверен Павел Парфентьев.

Действительно, сегодня в России всего лишь 143 кризисных центра, что для такой страны, как наша, очень мало. И зачастую эти центры не в состоянии приютить женщину, а могут оказать ей лишь консультативную помощь. Развивать сеть такого рода социальных центров — главная задача тех, кто реально заинтересован в помощи жертвам домашнего насилия. Грубое вмешательство в дела семьи может привести лишь к ее разрушению.

Читайте самое интересное в рубрике "Общество"

Светлана Сметанина

Темы
Комментарии
Комментарии
Комментарии