"Трактовки рейтингов превращаются в истерику"

Глава  Synovate  Comcon  Елена Конева
Глава Synovate Comcon Елена Конева

Предвыборная   борьба   в  России  приобретает  совсем  иные  формы  и очертания. Они сильно разнятся с тем, что было, хотя бы, несколько лет назад.  Если  раньше  кандидаты  соревновались  в  харизме, риторике и максимальном  соответствии  своих  программ  запросам  избирателя,  то теперь  популярность или «отсталость» кандидата измеряется рейтингами.

По   которым  целый  сонм  политологов, экспертов и журналистов еще до выборов   "знают"   не   только  "кто  победит",  но  и  разрабатывают политические стратегии "что делать после выборов".Что кроется за бесконечными рейтингами популярности кандидатов, как примерно можно представить себе исход предвыборной гонки и будет ли второй тур голосования?  Об  этом корреспондент  "Правды.Ру"  поговорил  с  главой компании  Synovate  Comcon  Еленой Коневой, оказавшейся  в последнее время в фокусе самого пристального внимания "по обе стороны баррикад".

- Расскажите   пожалуйста   о  причинах  появления  рейтингов  КОМКОН, вызывающих  столько  обсуждений,  дискуссий и уже ставших политическим фактором нынешней предвыборной кампании.

- На самом деле у нас есть несколько "омнибусов", которые проводятся постоянно и в которые мы можем добавить несколько вопросов (не более четырех-пяти, потому что у нас очень жестко ограничено время интервью).

Так вот, периодически мы задаем разные вопросы тем, кого опрашиваем в рамках этого традиционного опроса - например, проверяя идеи маркетинговых отделов наших клиентов или какую-то любопытную и важную информацию. Мы никогда не занимались электоральными рейтингами, но возможность добавить несколько вопросов в анкету позволяла нам узнавать интересные подробности той же социально-общественной деятельности. Например, во время трагедии в Крымске мы спрашивали у респондентов, готовы ли они стать волонтерами. Эти данные мы никогда не публиковали, мы спрашивали их для себя и они у нас так и оставались.

Сейчас же началась предвыборная кампания и выборы мэра Москвы - одно из тех значительных, ярких и вызывающих интерес событий,  возможно, последнее,  до следующей думской или президентской кампании. Я  абсолютно верящий в репрезентативность, хорошую  распределенность (по территории Москвы, дням недели, и т.п. - мы очень монотонны в этом смысле) своего инструмента, решила попробовать померять предвыборные рейтинги.

Кстати, была очень интересная история - на старте кампании, например, у (Сергея) Троицкого - Паука, сразу было три процента, у Навального - шесть процентов, а у Ирины Прохоровой, участие которой только начали обсуждать (а потом опровергли) - сразу восемь.

Мне это было интересно - кампания, в которой женщина идет на пост мэра. Дальше в какой-то момент я захотела сравнить наши данные с коллегами и увидела, что ни Левада тогда, ни ФОМ, ни ВЦИОМ в очередной раз не публиковали данных. А мы могли давать их постоянно, часто. Хотя кто-то даже шутил, что у нас данные по рейтингу кандидатов публиковались вместе с данными по леденцам.

- То  есть, нет никаких обсуждаемых в интернете грантов от той или иной стороны на эти опросы?

- Нет, мы не работаем с грантовым финансированием, мы проводим обычный ежедневный синдикативный опрос, данные которого используют наши клиенты и благодаря технической возможности мы задаем дополнительные несколько вопросов, никакой конспирологии.

- А как вы относитесь к тому огромному количеству интерпретаций в СМИ и социальных сетях, которые даются со ссылкой на ваши цифры?

- Очень часто об изменениях рейтингов говорят, исходя из интерпретаций СМИ, причем в значительной степени некорректных. Понятно, что интерпретации, все эти "падения" и "взлеты" - это хлеб прессы, они на этом получают цитируемость и читаемость, они жаждут сенсации.

Но достаточно часто неспециалисты путают одно с другим и слишком творчески подают данные. Например, пишут "рейтинг Собянина обрушился". Куда обрушился? До уровня ВЦИОМа и никуда ниже? Я использовала слово "нормализовался", но никто этого слова не услышала.

В результате все эти трактовки превращаются в откровенную истерику, причем, со всех сторон. Кандидат Левичев был первым, кто говорил, что его несправедливо занижают.  Я считаю, что честная предвыборная кампания обязательно включает в себя нормальное, адекватное отношение к профессиональным рейтингам. А то начинается нервная конспирология вокруг меня - и возникает ощущение, что ни одна из сторон не готова принимать честные рейтинги.

Что-то изменилось и сразу начинается "их купил Собянин", "они работают на Навального!". Отношение к новому измерению является показателем подлинности намерения проведения честных выборов, и если оказывается давление в разных формах на четвертое измерение, которое показывает отличающиеся цифры, то это может стать фактором негативного влияния на доверие к заявлениям Собянина, который в начале кампании совершил  жест доброй воли в адрес Навального.

- Что в этой кампании вам кажется наиболее интересным?

- Три вещи. Во-первых, это стабильность рейтинга Митрохина, который практически не колебался. Его хорошо знают, его партию знают, им доверяют, но... рейтинг был на месте.

Второе - это рост рейтинга Мельникова, который сейчас происходит. Он вряд ли вырастет больше 10-11 процентов, но он вырос существенно - причем до того еще, как мы стали называть его как кандидата от КПРФ.

Вообще, четыре кандидата проявляют слабую активность, Мельников начал  агитацию, и это дало свои результаты. Но я имею в виду конструктивную активность, не экстремистскую (типа налета на квартиру активистов).

И третье - это по данным моих коллег по социологическому цеху, что у Навального одновременно растет и позитивное, и негативное отношение, к нему неравнодушны. Пусть так называемый негативный рейтинг и выше, но позитивный за последнее время увеличивается быстрее.

Исследовательски интересно видеть борьбу пропаганд.  Рейтинги уже стали краеугольным камнем и как только появляется очередной, начинается атака "они куплены теми-этими". Люди не хотят анализировать, искать причины, а лишь пользуются цифрами в риторике "ой, это под Навального или под Собянина". Пока я испытываю разочарование:  наш короткий  опыт этих недель изучения общественного мнения и открытой публикации данных не очень позитивный.

Если говорить об оси Навальный-Собянин, то главное различие между кандидатами в том, что за Собянина будут голосовать те, кому хочется, чтобы все было как сейчас, а за Навального - те, кто хочет радикальных перемен.  Еще важно, что по всем исследованиях КОМКОН видно количество решивших идти на выборы и голосовать - это 58-59 процентов стабильно. И растет - но при этом есть импульсное голосование в последний момент и - люди, которые не определились. Мы можем только предполагать, как распределятся их голоса. Но каких-то экстраординарных распределений я, честно говоря, не ожидаю.

- Как вы оцените рейтинги от "штаба Навального"?

- Первое. Я видела только невзвешенные данные штаба, где 25 процентов и 44 процента (готовых поддержать Навального и Собянина соотвественно - прим.), которые они опубликовали. Там есть очень серьезная проблема с интерпретацией.

Надо понимать, что волонтерский опрос - это совсем не интервьюерский опрос. Мы, социологические, исследовательские компании, тратим много сил и средств на рекрутмент, на тренинги, на отслеживание каждой точки (если у какого-то интервьюера возникает какое-то необъяснимое отклонение, мы их проверяем и если видим ангажированность, то мы их отбраковываем). С волонтерами очень сложно.

Я не видела подробных отчетов, но я встречала рассказ волонтера об его участии в исследовании и он меня расстроил. Нет, все звучало нормально, пока не прозвучала критичная для опроса мысль. Нельзя сказать, что там нет профессиональных социологов, но... Человек говорит - видя людей, "по физиономии которых видно, что они не будут участвовать в выборах", он "даже особо и не приставал к ним".

Мы время от времени проводим уличные опросы, но с чем мы боремся - так это с такими вот особенностями восприятия, социальной желательностью. Мы требуем индифферентного отношения . С волонтерами этого добиться невозможо - слишком воспаленная для них ситуация. Они прекрасные ребята, "активированные", на них нет каких-то клейм (и мне важно и интересно, что с ними будет дальше), но они не могут быть нейтральными. Даже если они распределены по территории города, даже если они учитывают особенности и время (мы проводим три тайм-слота в одной точке, ловя разные потоки) - у этого опроса есть издержки.

- Какие, на ваш взгляд, перспективы у кандидатов?

- Как у любого лидера выборов,  в последние две недели рейтинг (у него) будет очень плавно снижаться, у Навального, Мельникова и Митрохина - плавно расти. Кстати, если сравнить все данные, все точки - видно, что в динамике рейтинг Навального растет в месяц на 1-1,5 процента.

Что бы я хотела официально заявить, донести, сказать.

Я не знаю, существует ли у кого-то некий мастер-план на 9 сентября. Конечно, все эти записи активистов "мы готовимся выйти" - это уже традиционное мероприятие, естественная реакция, к этому надо нормально относиться.   Бороться с такими планами бессмысленно. 

Людей, которые здраво размышляют, которые адекватны, у которых есть какой-то опыт и которые искренне верят в высокую вероятность второго тура - крайне мало. Это, скорее, относится к области их сильных пожеланий. Если не брать волонтеров Навального, то внутри этих людей не может не быть драйва "мы идем побеждать", но... даже они, думаю, для себя прекрасно понимают, что вероятность крайне мала, крайне. Давайте представим ситуацию, что нет измерений КОМКОН. Это бы осложнило политическую риторику, но все равно это не помешало бы заявлять, что все измерения ангажированы, а реально кандидат "должен набрать столько-то".

- То есть второго тура вы не предполагаете.

-Динамика уже понятна.   Да, будут какие-то цифры, рубежи, которые будут возбуждать прессу - будет плавно расти рейтинг Митрохина, Навального и Мельникова.  Надеюсь, на фоне беспрецедентной новаторской агитационной кампании, растущий рейтинг Навального ни для кого не сюрприз. Тем более, что некоторыми своими шагами власть его рейтингу помогает.  

Их ресурс - Собянин с большой корзиной рейтингов, "мягкая" часть его электората.  Я, например, думаю, что Собянин не удержит порог в  60 процентов - его рейтинг будет плавно  снижаться. Но все равно у него есть весьма существенный запас:  избиратели, которые хорошо живут, катаются на велосипеде и не хотят никаких радикальных перемен. Их достаточно, чтобы не дойти до критического порога. Но это "нормальный" сценарий, без экстремальных событий.

- Но на основании рейтингов КОМКОН, как уже пишут, планируют "выводить людей на улицы"? Процитирую, например, политологическую дискуссии в Facebook "когда придет время выводить людей на улицы 9 сентября, штаб Навального будет апеллировать к цифрам Комкона, из которых будет следовать неизбежный второй тур"...

- Очень важная тема. Какие-либо политические действия, вроде призыва людей на улицу или, тем более, признания выборов недействительными, опираясь на какой-то текущий или ранее озвученный рейтинг от исследовательской компании - это абсолютная безответственность для политика.

Это не потому, что я не верю в свои рейтинги - верю, но говорить о фальсификациях на основании несовпадения результата с рейтингами нельзя. Можно это делать на основе фактов нарушений, на основании свободной и разрешенной деятельности наблюдателей, которые говорят "в критическом числе точек были такие-то смещения и вот доказательства, надо пересчитать и результат изменится". Вот это - основание, которое на прошлых выборах, к сожалению не получило своего развития.  Если, условно говоря, штаб Собянина будет аргументировать свои действия  рейтингами ФОМ, а штаб Навального - рейтингами КОМКОН или своими, то я это категорически не приемлю и поддержать  не готова.

Остались 17 дней,  накал эмоций будет нарастать. Все кандидаты делают свои ошибки.

Кроме выборов мэра, которые пресса окрестила "честными" (совершая фрейдовскую девальвацию предыдущих), решается судьба Навального,  опредмечивается  московское  лицо  партий, совершается история. Был продекларирован замысел сделать все максимально благопристойно. Не всегда в этой борьбе получается.  Хотя бы социологию не надо делать жертвой политической борьбы.  И фактором власти тоже.

Свободное или претендующее на свободу общество должно быть заинтересовано в институтах изучения общественного мнения, нескольких, разных по форме и принадлежности, и особенно независимых.  ВЦИОМ Т.И.Заславской, из которого я вышла, был создан в конце 80-х в первую очередь потому, что Горбачеву объяснили, что цивилизованного государства  без независимых исследований общественного мнения не бывает.

Антон Пономарев

Комментарии
Комментарии