"Киев пытается наказать людей Крыма только за то, что они там живут"

Некоторое время назад депутаты Государственного совета Крыма обратились в Следственный комитет и генпрокуратуру России с просьбой расследовать геноцид в отношении крымчан со стороны киевских властей. Получится ли у крымчан доказать факт геноцида со стороны Украины? Будут ли Следственный комитет России и генпрокуратура заниматься этим делом? Об этом в эфире видеоканала Pravda.Ru рассказал президент Российской ассоциации международного права Анатолий Капустин.

— С вашей точки зрения, с чем связано это обращение?

— Я думаю, что данное обращение связано с политикой, которую проводит нынешний режим в Киеве. У нас там два субъекта Федерации — город Севастополь и Республика Крым, хотя в принципе мы их воспринимаем как единое целое.

Киевским властям не понравилось волеизъявление жителей полуострова, они решили использовать всевозможные средства давления, угроз, запугивания.

Были угрозы, что начнутся военные действия, подтягивались вооруженные формирования.

Есть блокада - торговая, экономическая, финансовая, энергетическая, водная… Таких событий было очень много…

Трудно было, конечно, с самого начала предугадать, но украинцы используют любые возможности, чтобы навредить крымчанам, сделать их жизнь хуже, поднадкусить, чтобы никому — ни себе, ни вам. Эти санкции по ним тоже бьют. Просто здесь политические соображения берут верх.

— Но все-таки обвинение в геноциде, видимо, не подходит к тому, что сейчас делают украинские власти по отношению к Крыму. Как это выглядит с юридической точки зрения?

— Я думаю, да. В юридическом плане, есть несколько понятий слова "геноцид". Есть геноцид, который определен в российском уголовном законодательстве. Он определен там как уголовное преступление, которое имеет целью уничтожение населения — какой либо его части или полностью.

— Это когда государственными лицами осуществляется преступление? Речь идет о государстве и государственных органах?

— Да, конечно. Речь идет о государственных преступлениях, которые совершаются государственными органами и должностными лицами.

И есть международно-правовое определение геноцида, которое содержится в целом ряде документов. Одним из основополагающих документов явилась Конвенция Организации объединенных наций "О борьбе с геноцидом и наказании за него" 1948 года. Она примерно так же, как наше законодательство, определяет геноцид: действия, направленные на систематическое уничтожение этнической, религиозной или иной группы людей методами физического уничтожения с использованием вооруженных сил, доведение до состояния голода, воспрепятствование деторождению, иными зверскими способами, которые могут привести к уничтожению этнической или иной группы людей.

Конвенция принималась как раз после окончания Второй мировой войны под впечатлением тех событий.

Геноцид был признан преступлением и в других документах, в частности в соглашениях о создании Нюрнбергского трибунала, в Уставе Нюрнбергского трибунала.

Также в 90-х годах прошлого столетия был трибунал по Руанде…

— То есть случаев не так много?

— Да, международное сообщество не часто реагировало и принимало нормы, несмотря на Конвенцию. Но в 1998 году был создан Международный уголовный трибунал в Гааге, который в качестве преступного деяния выделяет геноцид. Там есть достаточно большой документ, где подробно расписаны все действия, которые могут быть восприняты как геноцид.

— С вашей точки то, что делает киевский режим по отношению к Крыму подходит под эти определения? Ведь есть попытки организации голода, лишения людей воды и других необходимых вещей…

— Да. Но здесь все-таки другая проблема. Есть, скорее всего, недружественные действия. Если брать отдельные акции, то их можно квалифицировать как террористические акты или акты, направленные на препятствие обеспечению водой, продовольствием и так далее.

Но в целом Россия с ситуацией справляется, эти действия не привели к серьезным последствиям.

Поэтому их за что судить можно? Есть просто намерения или какие-то отдельные действия, попытки с негодными средствами. Конечно, есть реальный вред от действий националистических группировок и вина нынешнего украинского режима, потому что они должны препятствовать такого рода действиям. На официальных властях всегда лежит ответственность за такие недружественные действия. Они могут признавать или не признавать что-то — это другой разговор, но нарушать права жителей не имеют права.

Здесь, с моей точки зрения, больше подходит такой правозащитный элемент, как массовые нарушения прав человека. Людей пытаются наказать только за то, что они там живут. Вот это вот как раз подпадает под понятие массового нарушения прав человека. И с этим можно обращаться в правозащитные органы.

— В процессе рассмотрения переквалифицировать состав преступления возможно?

— Естественно, так часто бывает. Есть специалисты, это уже — их дело уже четко найти квалификацию.

— В Гаагский суд дело не пойдет?

— В Гаагский не пойдет, потому что мы не ратифицировали до сих пор Римский статут Международного уголовного суда, мы просто подписали. Американцы тоже сначала подписали, но не ратифицировали, но в 2001 году президент Буш принял решение вообще отозвать подпись. Это было обусловлено тем, что американские военные, которых очень много за пределами страны, стали очень волноваться.

— А Страсбургский и так далее? Перспективны ли дела против Украины? И наоборот — Украина обратилась с жалобой против России? Возможно здесь положительное решение?

— Да, Украина обратилась в Европейский суд по правам человека с межгосударственной жалобой. Мне представляется, что это совершенно пустая затея. Там чисто пропагандистский трюк, чтобы пошуметь. А потом об этом забыть. Самый сложный вопрос — это межгосударственная жалоба в Европейском суде. Индивидуальные жалобы там рассматриваются обязательно. А вот по межгосударственным требуется согласие другой стороны, там много условий, которые осложняют саму процедуру.

При Общественной палате РФ действует группа адвокатов, которая оказывает крымчанам и Донбассу помощь. Они собирают доказательства по массовым преступлениям киевского режима и работают по индивидуальным жалобам особенно вопиющим. А из индивидуальных жалоб можно собрать и коллективное дело, они могут объединяться, но все равно там предусматривается личная компенсация. Если несколько сотен или тысяч дел будут объединены в одно, все равно по каждому будет присуждена отдельная компенсация.

— Украина не вышла из договоров, которые обеспечивают права человека?

— Нет-нет-нет! Договора по правам человека она обязана соблюдать.

— То есть решения Страсбургского суда украинские власти должны выполнять?

— Конечно, а как же! Их судья в суде работает, у них уполномоченный приезжает, участвует. Там с этим все нормально.

Подготовил Юрий Кондратьев

Беседовала

Любовь Люлько


Как доказать геноцид Крыма?
Комментарии
Комментарии

Временами Европа пытается показать свою "обеспокоенность судьбой Украины" и сохранением транзита российского газа через ее территорию. Но газ, подаваемый через "Северный поток", обойдется для европейцев дешевле. Поэтому "Газпром" сворачивает газопроводную сеть по направлению к украинской границе с молчаливого согласия всех серьезных "игроков".

Россия перекроет Украине газ