Источник Правда.Ру

Александра Докучаева: В Средней Азии у русских очень сложное положение

Александра Докучаева: В Средней Азии у русских очень сложное положение. 293097.jpeg

Заведующая отделом диаспоры и миграции института стран СНГ Александра Докучаева в интервью корреспонденту Pravda.Ru рассказала о положении русских в бывших среднеазиатских республиках СССР:

- В каких республиках Центральной Азии  русскоязычное население наиболее дискриминировано? Можно ли предположить, что хуже всего к русским относятся в тех странах, где власти не стремятся к вступлению в Таможенный Союз и другие формы интеграции с Россией? Как обстоят дела со статусом русского языка?

Очень сложное положение, если говорить прямо, конкретно вот ситуация, в которой оказались люди сейчас, я бы так сказала, что в Туркмении. В Туркмении в этом сложном положении находятся те, кто имеет 2 паспорта, между Туркменией и Россией действовал договор о двойном гражданстве, и большинство живущих там русских приобрели российский паспорт, оставив туркменский. Вследствие того, что Туркмения в 2002 году в одностороннем порядке вышла из соглашения, а в России этот договор продолжал действовать, многие люди получили российские паспорта после 2003 года, когда Туркмения со своей стороны перестала признавать второе гражданство. И сейчас, после того, как, вроде бы, начался процесс урегулирования этого вопроса, и туркменская сторона предложила России выйти из соглашения, и Россия взяла на себя это обязательство, при условии, что все, кто получил паспорта на июль 2013 года, когда договоренность последняя состоялась между президентами России и Туркмении, чтобы заграничные паспорта туркменские выдадут всем бипатридам, чтобы они были свободны в возможности переезжать, выезжать их Туркмении, возвращаться в Туркмению. Но туркменская сторона, к сожалению, не выдает паспорта туркменские нового образца, а старый образец признан недействительным. Тем, кто стал бипатридом после 2003 года, эти люди находятся, они, являясь гражданами России, имея одновременно туркменский паспорт, находятся в очень сложной ситуации, потому что они невыездные. Им в Туркмении говорят: «Определяйтесь». Так бы не должно было быть в соответствии с договоренностью, но туркмены ссылаются на то, что Россия затормозила процессы ратификации протокола, который отменяет соглашение с российской стороны, и они не хотят выполнять свою долю обязательств по выдаче паспортов всем бипатридам, которые были на 13 год. Мы имеем очень много тревожных писем - люди просто в отчаянии. Они, с одной стороны, не хотят лишаться российского гражданства, и не могут лишиться туркменского, потому что сразу же у них появятся большие проблемы для проживания в Туркмении, реализации той же самой недвижимости, которая там есть, потому что для иностранцев там все значительно будет серьезнее. К сожалению, МИД России пока не может продвинуть этот вопрос так, чтобы все те права наших бипатридов, то есть, наших граждан, даже не просто соотечественников, а прямо граждан России, были защищены с точки зрения возможности их выезда, свободы передвижения. Это просто очень острый вопрос, поэтому я вам его называю. Он не связан непосредственно с языком, хотя, с языком в Туркмении все не просто, единственным языком там является туркменский, русская школа, российско-туркменская, единственная школа имени Пушкина в столице существует, она, конечно, переполнена, и на нее очень много заявок. В туркменских школах есть русские классы, в случае необходимости, по крайней мере, тем, кто решает там жить, грозит процесс ассимиляции. И думаю, что, в конце концов, те, кто сможет уехать, они будут стремиться уехать из Туркмении, я имею в виду русских, которые там еще живут. Мы знаем, что Туркмения не стремится в ТС, она со своим газом и так живет хорошо. Что касается Узбекистана. Там в каком-то смысле ситуация стабильна, единственный узбекский язык, русские школы, по крайней мере, есть русские классы, но, в общем, русские, которые дети подрастают, стремятся все-таки уехать учиться в Россию, эта ситуация там есть. Но в целом, поскольку социально-экономическая ситуация стабильна, каких-то мы особых напряжений не слышим, может быть, мы не слышим еще и потому что в Узбекистане очень сложно проводить социологические исследования, которые ведутся в других странах, потому что это такая достаточно закрытая страна. Если вы спросите через месяц, то мы сможем вам рассказать о последних сведениях, которые получили, недавно провели исследование как раз о положении соотечественников.

- В Узбекистане сносятся памятники героев ВОВ и в Ташкенте открыт музей советской оккупации... О чем это говорит?

Это говорит о том, что национальная государственность, как и практически во всех постсоветских государствах, национальная узбекская государственность строится на отрицании нашего общего прошлого, более того, не просто отрицании, а его негативной оценке с тем, может быть, чтобы, как кажется властям, оправдать и укрепить основы именно национальной узбекской государственности. Хотя, я думаю, что это, конечно же, не правда,  как всякая ложь она приводит к тому, что и подвиг узбекского народа в нашей общей победе в ВОВ, он тоже фактически искажается, и пачкается, и, безусловно, это очень плохо. В Узбекистане есть такие силы, они есть и в Казахстане, в таком дружественном нам государстве, которые стремятся сказать, что та война была не наша война. Но, слава богу, в Казахстане еще памятники героям ВОВ еще не сносятся, и памятники героям панфиловцам не сносятся. Хотя, памятники первоцелинникам, тем труженикам, которые приехали со всего СССР, и в большой мере из России, Украины, потому что это же было поднятие целинных земель, и эти памятники первоцелинникам уже сносятся. Хотя именно целина заложила очень важную для современного Казахстана отрасль зерноводческую, и выращиваются твердые сорта пшеницы, которые являются очень важным продуктом на экспорт. Но, тем не менее, попытки замолчать, а, кстати, в этом году юбилей, целину начали поднимать в 1954 году, значит, 60летие поднятия целены, но ничего не слышно, никаких юбилеев я пока не слышала. Но, по крайней мере, памятник первоцелинникам в нынешней столице, Астане, бывшем Целинограде, он снесен, в центре города. Это присутствует.

Что сказать. Допустим, если говорить о русском языке, то русский является официальным, это записано в конституции в Киргизии. Он реально используется, и широко в СМИ, но отчасти и потому что количество носителей русского языка со временем уменьшается, все-таки из Киргизии продолжают уезжать, и города заполняются киргизским населением сельским, которое не очень хорошо знает язык, постепенно русский язык из бытовой сферы начинает вытесняться. Хотя города, в общем, русскоязычные в Киргизии. Прямого преследования и какого-то притеснения русского языка нет. В Киргизии, в Бишкеке работает первый российско-славянский университет имени Пушкина, и он пользуется очень большим авторитетом и популярностью среди населения республики, не только русских, преподавание ведется там по российским программам, на русском языке, и очень высоко котируется этот вуз.

В Таджикистане русских осталось не много, и очень часто это одинокие старики, которые находятся в очень печальном положении, потому что уровень жизни низкий. То, что они остались без мощного гуманитарной опеки со стороны России это печально. Например, по сравнению с тем же Израилем, который ведет очень широкую работу по поддержке своей диаспоры, мы здесь существенно проигрываем, и конечно, это отрицательно сказывается на нашем авторитете в народных массах. Люди реально видят отношение страны к русским старикам, которые в свое время были посланы на поднятие окраин союзных республик. Это очень тяжелый момент.

- Трудно понять, почему не выплачивать трудовые пенсии, аналогично эмигрантам, уехавшим в Израиль, и в отношении русских в странах постсоветского пространства?

Сейчас Россия вроде бы ведет работу, ведется работа с молодежью, поддерживаются общественные объединения соотечественников, но такой широкомасштабной работы по всем спектрам российской диаспоры, которая там осталась в должном объеме, не хватает этой работы. Потому что если ветеранам войны, их во время празднования 9 мая, их могут пригласить в посольство, напоить чаем, дать какие-то подарки, и в этом участвуют общественные организации, которые существуют, но на практическую реальную жизнь только единовременная помощь, 100 долларов, кто-то заболел, может обратиться, ему дадут. Но понимаете, такой программной работы, защиты стариков, которых сами не вывозим, хотя, предложения  о том, чтобы РФ создала на своей территории дома для пожилых людей, дома престарелых, и перевезла к себе этих стариков, пусть они у нас тут живут, получают пенсию, оплачивают свое пребывание в этих интернатах для пожилых людей, но к сожалению, этих значимых программ у нас не проводится, и они остаются таким вот пожеланием со вздохом. Конечно, очень важно вести работу с молодежью, расширять возможность привлечения в российские учебные заведения, расширение русского образования там, интернет-технологии, это все делается, это все названо, разрабатывается, еще пока не запустили проект русская школа за рубежом, проекты дистанционного образования. Это как бы все названо, но очень медленно, мы проигрываем в работе с обществом. И Украина это вообще вопиющий пример, мы непросто проиграли население в Украине, мы отдали его, отдали западным грантодателям, и выросло новое поколение, для которых русские, кацапы, москали, это враги. Украина это вопиющий пример. Просто потому что там наше, что называется, когда говорят братская страна, но там просто живет народ наш, но мы же не делим, у нас в России никому не придет в голову говорить про Матвиенко или еще кого-то, что вот каике-то не те. И это просто ужасно, что происходит на Украине, что произошло на Украине. И произошло именно потому что мы упустили, Россия, строя свой олигархический капитализм, по сути, бросила все союзные республики в свободное плаванье, и вот они и плавали. Что называется, те, кто приделывал свои моторчики на эти свободные корабли, они получили население в большинстве своем, вот восток сопротивляется, потому что там русских достаточно много, и это промышленные все-таки города, ориентированные на наш общий производственный комплекс.

Но вот факты говорят о том, что и Казахстан сейчас, то есть, работа с населением по разным направлениям, социальная поддержка, учеба профессиональная, организационная, участие в выборах, это все ведется самым широким образом в Казахстане, и вообще, во всех республиках средней Азии. И конечно, в это вовлечены не только казахи, в это вовлечена и русская молодежь. Та работа, которая последние годы ведется у нас, она есть, но ее явно недостаточно. Мы здесь, конечно, проигрываем. 

Читайте также:

Сергей Пантелеев: Во всех государствах Центральной Азии идет дискриминация русских

Русские требуют не льгот, а равноправия

Русские за рубежом бывшей Родины


Нужны ли России визы со странами СНГ?
Комментарии
Комментарии