Источник Правда.Ру

Stratfor рассказал о развале Евросоюза

Мировой экономический кризис, начавшийся почти десять лет назад, поставил под вопрос существование Европейского союза. Особенно это стало заметно в последние годы, когда из еврозоны едва не сбежала Греция, а Британия проголосовала за отказ от членства в ЕС.

Пока еврофилы убеждают, что от союза отказаться никак нельзя, евроскептики подсчитывают, когда же произойдет его крах, пишет обозреватель Stratfor Андриано Босони.

Как бы то ни было, Европейский Союз, как и любая политическая структура, - лишь эпизод большой истории. Однажды он исчезнет или измениться настолько, что от него останется лишь название. Через сколько времени это произойдет - точно сказать невозможно, но уже сейчас понятно, какой будет новая Европа.

Кризис, охвативший сейчас ЕС, наглядно демонстрирует, что ключевой политической единицей в Европе остается национальное государство, несмотря на многолетние попытки его ослабить. Сейчас оно восстает из руин после очередных европейских экспериментов с интеграцией, и именно ему предстоит играть ключевую роль в определении будущего курса Континента.

Не все страны в ЕС можно считать равными по значению. К примеру, выход Британии, не входящей в зону евро, напугал Германию и Францию значительно меньше, чем попытка сбежать, предпринятая Грецией, входящей в еврозону. 

Не во всех странах к институтам ЕС относятся одинаково. По данным Исследовательского центра Пью, к Европейскому Союзу положительно относятся 72% поляков, но только 38% французов. При этом последний опрос «Евробарометра» показал, что еврозону поддерживают целых 82% люксембуржцев, но только 54% итальянцев. В целом, доверие к Европейскому Союзу на Континенте, составлявшее в 2007 году 57%, снизилось к 2016 году до 33%. Это дает основания думать, что британский референдум может оказаться не последним. 

Захлестнувший Континент евроскептицизм в разных странах принимает различные формы: французский Национальный фронт выступает за выход из Европейского Союза, в то время как итальянское Движение пяти звезд призывает только покинуть еврозону. Одновременно умеренные партии, стремящиеся сохранить членство своих стран в ЕС, все чаще говорят о необходимости покончить со свободным передвижением рабочей силы и о восстановлении пограничного контроля.

Европейский Союз вынужден разработать процесс выхода и решить, должны ли его страны-члены иметь право покинуть определенные элементы блока, сохранив членство.

Многие члены ЕС полагают, что у доступа на единый европейский рынок есть своя цена - прием рабочей силы из других европейских стран. Впрочем, многие страны, напротив, демонстрируют открытость для компромиссов. При этом, как бы ни шли в ближайшие годы переговоры между Лондоном и Брюсселем станут дорожной картой для выхода из блока для других стран.

От того, какие страны решат отказаться от членства в Европейском Союзе или в его структурах, будет зависеть участь блока. Организация, вероятно, выдержит уход Хорватии - но не уход Франции. Количество ушедших также будет кое-что значить. Бегство из союза одной маленькой экономики не будет угрожать ЕС, зато скоординированный выход нескольких таких экономик - безусловно, будет.

Страны Евросоюза можно разделить на четыре категории - в зависимости от вероятности их выхода из блока и от последствий этого варианта.

В последние годы в числе наиболее ярых критиков Европейского Союза было немало не входящих в еврозону стран Центральной и Восточной Европы. Многие из этих стран рассматривают Евросоюз как пакт между странами, сохраняющими полный суверенитет, и старательно охраняют полномочия своих национальных властей от поползновений Брюсселя. 

Наиболее заметны в этом качестве Венгрия и Польша, активно противостоящие укреплению европейской интеграции, однако такие страны, как Чехия, Румыния и Болгария, также скептически относятся и к еврозоне, и к расширению власти Брюсселя.

Все они получают европейскую помощь и субсидии, и вдобавок членство в ЕС обеспечивает им экономическую модернизацию и помогает привлекать иностранные инвестиции.  Большинство избирателей в регионе также поддерживают идею сохранения членства в Европейском Союзе.  Однако, как бы то ни было, страны Центральной и Восточной Европы при каждом удобном случае подчеркивают свой национальный суверенитет и выступают за ослабление европейских институтов.

Страны на периферии еврозоны, напротив, склонны поддерживать углубление европейской интеграции, хотя и входят в число наиболее уязвимых экономик в блоке. Эти страны - Греция, Португалия, Испания - нуждаются в европейских субсидиях и фондах развития, чтобы поддерживать свои экономики на плаву. Они будут продолжать выступать за интеграцию, пока это означает сохранение экономической помощи.

Государства на южном крае еврозоны могут в какой-то момент выйти из валютного союза. Однако, если они так поступят, это будет, скорее, реакцией на неожиданный кризис, чем запланированным решением.

При этом, с учетом медленного экономического роста, слабости банковского сектора, больших долгов и высокого уровня безработицы, продолжающих бить по экономикам этих стран, их традиционно проевропейское население может постепенно изменить свое отношение к ЕС.

Чем ближе евроскептицизм подползает к политическому и экономическому ядру Континента, тем опаснее он становится для блока. Североевропейские страны - такие, как Австрия, Финляндия и Нидерланды, - считаются одними из самых богатых и финансово дисциплинированных членов еврозоны.

Такие страны обычно волнует защита своих национальных богатств от Южной Европы. В них сильны евроскептические партии, отстаивающие их суверенитет от институтов Евросоюза. В то же время их экономики опираются на экспорт, и это заставляет их стремиться к защите своих внешних рынков, преимущественно находящихся в Европейском Союзе. Поэтому здесь скорее выступят за реформирование ЕС или создание региональных блоков. В этой части Европы в последнее время нередко поговаривают о создании «северной еврозоны» или «северного Шенгена».

Если национальное государство будет главной движущей силой предстоящей трансформации Европейского Союза, можно предположить, что на переднем крае процесса окажутся самые крупные члены блока - то есть Германия, Франция и Италия.

Причем Италия с большой вероятностью может прибегнуть к угрозам выхода, чтобы добиться от Брюсселя уступок. Рим уже использовал в переговорах с Европейским Союзом аргумент о своей незаменимости, и вполне вероятно, что следующие итальянские администрации будут поступать так же. И такие угрозы с каждым годом будут все опаснее дл Евросоюза.

Франция разрывается между стремлением защитить свою экономику и необходимостью сохранять альянс с Германией. Париж склонен поддерживать протекционистские методы и меры по распределению риска и при этом хорошо переносит инфляцию. Берлин, напротив, предпочитает избегать мер, которые угрожают благосостоянию Германию, и не принимать на себя риск, создаваемый слабыми экономиками Южной Европы. 

Германия могла бы согласиться с подходом Франции только в том случае, если Берлину отдадут больше контроля над бюджетной политикой его соседей - что многие считают неприемлемым. Из этой пары союзников Франция - по причине растущего национализма и медленного экономического роста - с большей вероятностью может начать первой требовать реорганизации Европейского Союза.

Между тем Германии, связанной собственными национальными интересами, будет трудно в этом случае найти компромисс со своим давним партнером. В настоящий момент европейские страны вряд ли смогут придти к консенсусу по вопросу об общем будущем. Чтобы объединиться еще плотнее, они вынуждены были бы идти на уступки в слишком важных для них вопросах.

Альтернативный вариант - ослабление европейской интеграции - нравится многим, но связан со вполне реальной угрозой полного распада блока. 

Насколько Германия суверенная страна? Какова ее роль в Евросоюзе и НАТО? Почему канцлер Ангела Меркель поехала в Вашингтон, а вице-канцлер ФРГ Зигмар Габриэль - в Москву? Что меняется в немецком политическом пространстве? Каковы цели ЦРУ в отношении Германии? Об этом Pravda.Ru рассказал директор Российского института стратегических исследований генерал-лейтенант Службы внешней разведки Леонид Решетников.

"Германию воспринимают часто как локомотив Евросоюза, за ней такой бренд укрепился. В определенном смысле это было и остается правдой. Но мы не учитываем один момент: Германия продолжает оставаться побежденной страной. А победитель во Второй мировой войне один - это Соединенные Штаты Америки. Мы выиграли, одержали победу в Великой Отечественной, защитили свою Родину, дошли до Берлина. Но результаты Второй мировой войны оказались в руках только одной страны - США", - считает Леонид Решетников.

Читайте последние новости Pravda.Ru на сегодня

 

Комментарии
Комментарии
Комментарии
Виктор Гольдмахер МИД: Крым - не проблема, а Россия. Навсегда
Валерий Суховерхов Ректор МГУ назвал ошибкой переход на бакалавриат и магистратуру
Вик Давыдов В Германии сформировался культ личности Меркель
Spassky Kochan Трамп польщен званием "Человек года" от Time
Виктор Гольдмахер Последние дни Обамы у власти: Отношения с Россией доводят до точки невозврата
владимир буканов Эксперт: В России грядет начало новой экономической истории
Dora Bertini Вашингтон раздражен Порошенко и занят поиском альтернативы
moiseeudmitrij1 Путин потребовал обогнать весь мир по росту экономики
владимир буканов В "Останкино" ответили на обвинения в отуплении населения
Dmitriy Kuznezov Путин потребовал обогнать весь мир по росту экономики