Источник Правда.Ру

Яков Кедми о перспективах российско-турецких отношений

Российское вмешательство в сирийский конфликт на стороне Башара Асада болезненно воспринимается Анкарой, для которой сирийский президент - персона нон грата. Турция желает свергнуть Асада и в идеале видит Сирию как государство, в котором доминируют единоверцы-сунниты. Россия - против каких бы то ни было вмешательств извне в дела Дамаска. В битве за сирийский город Алеппо турки поддерживают повстанцев, Россия - сирийские правительственные силы.

Между тем и тут, по крайней мере на словах, Эрдоган готов идти на примирение с Москвой. "Я скажу открыто и прямо. Именно Россия является основным, ключевым и важнейшим игроком в вопросе установления мира в Сирии. Я считаю, что проблему необходимо решать с помощью совместных шагов России и Турции. Если пойдет речь о расширении круга участников, то я и ранее говорил своему дорогому другу Владимиру: если нужно, подключим и Иран", - заявил турецкий президент в интервью ТАСС в преддверии визита в Россию.

О своем намерении всесторонне рассмотреть вопрос урегулирования в Сирии в ходе дальнейших переговоров заявил турецкий президент и во время встречи с Владимиром Путиным в Санкт-Петербурге.

Своим мнением о перспективах турецко-российских отношений и складывающейся ситуации в Сирии, с Pravda.Ru поделился эксперт, бывший руководитель израильской спецслужбы "Натив" Яков Кедми.  

Официальная позиция и политика Турции в плане взаимодействия с Россией достаточно определенная. А террористы сбивают и будут сбивать все, что попадаются им под руку. Откуда у них такие системы ПВО?  Получили, украли, купили. Какая разница? Во всем надо исходить из того, что они у них есть или будут. Кто-то их им продаст, передаст. Американцы скажут: мы поставили их одним, а они почему-то попали к другим.

Когда мы видим российские противотанковые ракеты у «Хезболлы», мы знаем, что она их им не поставляет, но они у них есть. Оружие вообще имеет свойство переходить из рук в руки, и не всегда это можно остановить. Тем более, что количество террористических групп и вооруженных банд в Сирии более ста. Они периодически объединяются, разъединяются, входят в альянс с третьими и так далее.

Это война, а на войне всегда надо исходить из того, что у противника могут оказаться и такие виды оружия, даже если на этот счет нет конкретной разведывательной информации. Израиль из-за такого просчета чуть ли не потерял фрегат во время второй Ливанской войны - не приняли во внимание, что у противника могут оказаться противокорабельные ракеты и фрегат почти был уничтожен.

Умеренные, неумеренные террористы - это все болтовня. Умеренные -  это те, которые не отрубают головы в таком количестве, как неумеренные? Одна-две-три отрубленные головы - это умеренные, двадцать-тридцать - неумеренные? Это не играет никакой роли, потому что деление это проистекает не исходя из их звериной террористической сущности, а из политических интересов.

Если бы политика ИГИЛ не вступила в противоречие с политикой США, последние никогда не признали ее «террористической». То же самое с «Джабхат-Ан-Нусра», которая сейчас вдруг заявляет: «А мы, на самом деле, никакая  не «Аль-Каида»! И рассчитывают, поменяв название, получат международное признание. К таким политическим играм надо быть готовыми.

Эрдоган же понял, к его чести, что в нынешней ситуации необходимо не только восстановить отношения с Россией, но еще больше их укрепить, углубить. И извинился перед Путиным и Россией. Турция после  девятого сентября, четко определила, что ее интересам отвечают более тесные, более глубокие отношения с Россией во всех областях. И мы увидим, что это быстро отразится на положении  в Сирии.

Читайте последние новости Pravda.Ru на сегодня

Комментарии
Комментарии