Источник Правда.Ру

Сергей Гриняев: Саммит АТЭС показал, что наступил век Азии

Гендиректор АНО "Центр стратегических оценок и прогнозов" Сергей Гриняев в интервью корреспонденту Pravda.Ru прокомментировал состоявшийся в китайской столице саммит АТЭС.

— Если оценивать саммит АТЭС в Пекине с точки зрения геополитики, то какие линии противостояния и сотрудничества вы бы выделили?

— Прежде всего, прошедший саммит показал, что, действительно, XXI век — это век Азии. Сегодня саммит АТЭС становится вровень, если не лидирует в отношении с Давосским экономическим форумом, который традиционно представляет западную цивилизацию, западную экономику.

Саммит проходит в условиях достаточно сложной геополитической обстановки. Впервые в истории существования демократических государств институт экономических санкций применен в отношении страны — постоянного члена Совета Безопасности ООН, ранее такого история еще не знала.

Это и обусловило ту повестку дня, которую мы имели и имеем. Сегодня в качестве линий разлома и сотрудничества можно выделить продолжение и укрепление связей между Россией и Китаем. Думаю, что эти два геополитических центра, Россия, как основа Евразийского союза, и Китай, как самостоятельный геополитический центр определяют повестку дня, как минимум первой половины XXI века. Что будет дальше, жизнь покажет. Опять же это связано с укреплением партнерских отношений между Россией и Китаем и тех проблем, которые ждут Европу, прежде всего, в связи с переориентацией поставок российских энергоресурсов в Азию.

— Транстихоокеанское партнерство, как проект США себя исчерпал? Почему?

— Не хотелось бы говорить о том, что этот проект исчерпал себя полностью. Дело в том, что сейчас как раз, наверное, мы находимся на пике геополитической борьбы, и Соединенные Штаты, в том числе, прекрасно понимают, что, если сегодня они дадут слабину и попытаются уйти из того или иного геополитического проекта, то потом вернуться в него будет крайне сложно.

Поэтому сегодня они готовы идти на определенные преференции в отношении своих партнеров и союзников в Тихоокеанском регионе. Однако, на мой взгляд, ситуация в глобальной экономике и вообще в мире на сегодня такова, что меняется парадигма, и западная культура уступает место культуре восточной. Этим все определяется.

В ближайшее время напряженность сохранится. То, что милитаризация, в том числе и азиатского тихоокеанского региона, сохранится — это тоже бесспорно. То, что противоречия между Китаем — Японией, Китаем — Соединенными Штатами и другими государствами сегодня существуют и никуда не денутся в ближайшие годы — это тоже определенно.

— Путин предложил странам АТЭС поучаствовать в двух грандиозных инвестиционных проектах — Первый — это трансазиатский транспортный хаб, включающий в себя модернизацию Транссиба, БАМа, строительство "сухих" и обычных портовых комплексов, установка системы ГЛОНАСС и второй — обустройство Северного морского пути. Как вы оцениваете способность этих проектов интегрировать под эгидой России азиатские страны?

— Это два проекта, которые имеют колоссальную историческую значимость, они лежат в основе Евразийского проекта России. К ним я бы добавил третий — экономический логистический хаб в Крыму, который позволит направить товарные материальные потоки не только через Черноморские проливы (Босфор и Дарданеллы) в Средиземное море, и дальше — на Ближний Восток и Северную Африку, но и предоставят путь для товаров на Запад.

В Крыму будет заканчиваться великий Шелковый путь, который берт начало в Китае, пройдет по Транссибу, БАМу, через страны Центральной Азии в Крым и дальше, либо на Запад, либо морем в Северную Африку. И конечно же, это Северный морской путь. Это Арктика, это прямые, относительно короткие поставки грузов из Юго-Восточной Азии на европейские рынки, минуя зоны напряженности у берегов Африки, в Суэцком канале, в Красном море и так далее.

Путь Северным морским путем примерно на 30 процентов дешевле, чем традиционный путь из японского порта Йокогама до Амстердама. И плюс, конечно, это крайняя заинтересованность Китая в доступе к Северному морскому пути, поскольку Китай сегодня вкладывает большие средства в освоение месторождений полезных ископаемых к Гренландии и желает получать железную и медную руду из Гренландии по Северному морскому пути, где отсутствуют военно-морские силы США, способные блокировать морские поставки в Китай (сегодня морем в Китай поставляется фактически 90 процентов ресурсов).

— Эти проекты можно расценивать как интеграцию под эгидой России азиатских стран?

— Безусловно, без России эти проекты не имеют смысла и не имеют значения, поскольку шестую часть суши, как бы мы ни хотели, контролирует Россия, даже географически. И Северный морской путь, Великий Шелковый путь, включая Транссиб, и как я уже сказал, логистический хаб в Крыму.

Три этих проекта, плюс Санкт-Петербург и Архангельск, как Северные арктические ворота, вход в Северный морской путь, Владивосток и Петропавловск-Камчатский, как центр азиатский, и Севастополь и Крым, как центр Черноморско-Средиземноморский. Эти три узла — основа экономического могущества Евразийского союза и начала интеграции, в том числе, и азиатских государств, совместно с Россией в общих проектах.

Читайте также:

Сергей Гриняев: Замороженные в ряде регионов конфликты рискуют перейти в горячую фазу

Леонид Савин: Мир стремится к независимости от США

Страны АТЭС строят планы на будущее в Пекине

Евгений Федоров: АТЭС — шаг в сторону от США

Читайте последние новости Pravda. Ru на сегодня


Евгений Фёдоров об итогах саммита АТЭС
Темы
Комментарии
Комментарии