Источник Правда.Ру

Юрий Рубинский: Франция устала от коррупционных скандалов и готова поверить "Национальному фронту" Ле Пэн

Юрий Рубинский: Франция устала от коррупционных скандалов и готова поверить

"Национальный фронт" Франции во главе с Марин Ле Пен приковал к себе внимание Европы после того, как партия выиграла выборы в европарламент, опередив вдвое правящую партию социалистов. Руководитель Центра французских исследований Института Европы РАН Юрий Рубинский прокомментировал для Pravda. Ru причины такого успеха правых во Франции, которые выступают против евроинтеграции.

— Что вы можете сказать о причинах такого неожиданного результата выборов?

Такое произошло не только во Франции, в Великобритании партия, которая выступает за выход Великобритании из ЕС, тоже опередила основные системообразующие партии, в том числе правящую. Это произошло и в Дании, да и, пожалуй, во всех странах, кроме Италии, идет продвижение евроскептических партий, резко критикующих и ЕС, и то, как он функционирует, и главное, результаты деятельности не только ЕС, но, прежде всего, своих национальных правительств, которые с начала мирового кризиса не могут найти выход из его последствий.

Результатом оказались низкие темпы роста экономики, высокая безработица и углубление социальных контрастов в обществе. В результате, естественно, что это переносится политиками, и правящими, и оппозиционными, на ответственность за Европу. И, хотя они все выступают за европейскую интеграцию, но ощущение такое, в частности у французов, что ЕС меньше дает, чем угрожает процессом глобализации, конкуренции стран вроде Китая, Индии и так далее. На самом деле ЕС открывает им путь, принимая законно или нелегально массовых мигрантов из Африки, арабского мира, Турции и так далее.

Это вызывает националистические настроения, и ими воспользовались крайне правые партии, в том числе, "Национальный фронт", тем более, что его создатель Ле Пен еще в 2002 году выходил во второй тур президентских выборов, но тогда получил 18 процентов. Сейчас его дочь получила значительно больше, 25 процентов, и оказалась первой в списке.

Чем это объяснить? Во-первых, с тех пор прошло уже 12 лет, были у власти и умеренные правые, правоцентристские партии, в период президентства и Ширака, и Саркози, и социалисты с другими левыми экологами, и прочее. Ни те, ни другие не решили вопросы, которые волнуют страну, и это привело к эрозии не просто этих партий, но если хотите, партийной системы, основанной на смене у власти умеренных левых и правых партий, чьи программы очень мало отличались друг от друга. У них наступает действительно определенное разочарование, тем более, что и на выборах в европарламент явка низкая — 43 процентов было во Франции, немножко больше чем на прежних выборах, но с 1979 года, с тех пор, как впервые были эти выборы, эта цифра в полтора раза упала. Люди голосуют не потому, что они голосуют за, скажем, "Национальный фронт", а, прежде всего, против тех, в ком разочаровались.

И тот факт, что эти основные партии сегодня переживают глубочайший внутренний кризис, социалисты в первую очередь, президент Олланд имеет небывало низкий рейтинг — всего 18 процентов ему доверяют, а высказываются за то, что он в 2017 году выдвигал свою кандидатуру, это вообще 3 процента. И внутри партии, конечно, серьезное недовольство, 41 депутат воздерживается от принятия бюджетных основных мер, которые предлагает президент. Олланду пришлось сменить правительство, и хотя новый премьер популярен, но это не улучшает положение.

А умеренные правые еще никак не могу разобраться, кто придет в 2017 году: президент партии был пойман на серьезных фальсификациях со счетами предвыборной компании Саркози, ему, естественно, пришлось уйти в отставку, его место занял триумвират временно исполняющих, бывшие премьеры, каждый из которых сам мечтает стать кандидатом. То есть, понимаете, впечатление, конечно, жалкое, и французы это очень остро переживают.

Ну, а Марин Ле Пен, она, надо ей отдать должное, по сравнению с образом партии ее отца, она этот образ улучшила, потому что он делал вызывающие заявления, выступал с расистскими, антисемитскими выступлениями,. В общем, собственно говоря, его вполне устраивало такое положение ЛДПР, если сравнить Россию. Кстати, он очень хорошие отношения поддерживал с Жириновским.

Но вот Марин, его дочь, она показала себя таким умеренным политиком, который смягчил экстремистское впечатление от своей партии, вывела ее из политического гетто. Раньше иметь дело с "Национальным фронтом" неприлично было, якобы это крайне правые, фашистская партия. Теперь она, по сути дела, берет курс на то, чтобы если не занять место умеренных правых, но, во всяком случае, их расколоть, и стать обязательным, или так сказать, перспективным участником политической игры.

Удастся ли ей прийти полноправно к власти — это еще пока очень рано судить, я не очень верю в это, откровенно говоря, с трудом это представляю, но то, что она может, теоретически, пройти во второй тур выборов президента, и то, что социалистическая партия не имеет никаких перспектив сегодня, это очевидно.

Ле Пэн проиграла предыдущие, два месяца назад, выборы в Испании, потеряла 155 мэрий крупнейших городов, и в результате, конечно, находится в глубочайшем кризисе. Это все вместе взятое, безусловно, изменило политический пейзаж во Франции, но это не значит, что страна стоит на грани банкротства и краха, этого нет, но то, что элита и даже системы, созданные генералом Де Голлем, оказались в кризисе, это факт. И собственно говоря, президент держится благодаря тому, что на конституцию пока никто не замахивается, ни у кого на это рука не поднимаемся. Правда, Ле Пен потребовала распустить парламент, провести досрочные выборы, но это политическое самоубийство нынешнего президента, так что на это никто не пойдет.

— Ле Пен дала интервью Der Spigel, где предупредила Меркель, что если Германия не увидит страдания народов Европы, то эти народы возненавидят Германию, что сильный евро вреден Европе, и что в Европе идет экономическая война. Она признала, что Германия — экономический центр Европы, а Франция политический. Что означает это предупреждение?

— Видите, Германия, действительно экономический центр Европы, и ей единственной, на ряду со скандинавскими странами, удалось кризис успешно преодолеть. Успешно, потому что Германии, в отличие от южной Европы — Италии, Испании, Португалии, Греции, Франции — избежала все-таки деиндустриализации, то, что и нас, так сказать, постигло. Даже с высоким курсом евро Германии удается сохранить промышленную конкурентоспособность и быть ведущим экспортером промышленных товаров, то, что до сих пор удавалось только Китаю, причем и в Китае, и в США, это, в общем-то, достижение, безусловно, реальное.

Но Германия требует от своих партнеров покончить с дефицитами внешней торговли и, главное, бюджетов, снизить государственный долг, то есть, затягивать пояса. Это означает сокращение государственных расходов, чревато еще большей безработицей. Германия отказывается платить за своих менее успешных партнеров, и это вызывает очень серьезное недовольство со стороны этих партнеров.

Но, видите ли, Марин Ле Пен прекрасно понимает, насколько Германия, даже по традиции, с воспоминаниями, связанными с первой мировой войной и прочим, воспринимается негативно уже на сей раз экономически, не в военном или идеологическом отношении.

Что предлагает Марин Ле Пен? Она предлагает выйти из евро, выйти из шенгена, окружить ЕС и саму Францию стеной протекционистских тарифов, но в тоже время, чего раньше не было, она выступает за то, чтобы государство было достаточно социальным и прочее. А где деньги взять? Это она не объясняет. Понимаете, такого рода популистские темы, они, конечно, связаны с ее главными лозунгами, то есть, положить конец эмиграции, особенно из стран Африки, арабского мира, мусульманской эмиграцией. Более того, лишить даже легальных эмигрантов доступа к социальным услугам, дешевому жилью и так далее, предоставлять эти льготы французам, этническим французам — она не говорит даже "гражданам, получившим гражданство, не французам по происхождению", в данном случае, она дочь своего отца.

И это действует, это работает. Работает потому что это протестное голосование. Вот два момента, которые, конечно, очень ярко показывают, кто слышит и кто принимает эту программу Ле Пен. Молодежь, что никто не ожидал, молодежь голосовала слабо, не очень верила в это. А 45 процентов рабочих голосовали за "Национальный фронт", а за социалистов только 8 процентов. Это о чем-то говорит, то есть, наиболее обездоленные слои, голосовали в виде протеста за "Национальный фронт". В таких условиях будут еще три года до президентских выборов, но будут и выборы в региональные советы. Социалисты сейчас из 22 советов 21 контролируют, но сейчас лихорадочно взялись за укрупнения районов, чтобы они не перешли в руку "Национального фронта".

— Ле Пен поддерживает Путина в Крыму и на Украине. В этом можно увидеть это еще один повод уколоть российского президента, якобы, он поддержку находит у ультраправых, чуть ли не фашистов. Как вы это прокомментируете?

— Это совершенно очевидно. Дело в том, что с отцом Марин Ле Пен очень оживленную, я бы сказал, доброжелательную переписку, как ученик мэтру, поддерживал Олег Тягнебок, руководитель партии "Свобода" ультранационалистов на западной Украине, очень засветившийся на Майдане. Так что уж никуда не денешься, такие бывают противоречивые явления.

Но постольку правящие и право и левоцентристские партии Франции выступают очень жестко против России по украинским проблемам, то я бы сказал, что это не главная тема в пропаганде "Нацфронта". Но отмежеваться от правящей внешнеполитической программы — это выгодно. И более того, это в какой-то степени перекликается с ценностными установками и российской власти. Ну и потом, Китай и страны постсоветского пространства, все-таки не то, чтобы их режимы нравились французскому избирателю, им надоела такая сторона политической жизни Франции, как каждодневные коррупционные скандалы, не просто воровство, а нарушение финансовой дисциплины, причем совершенно противозаконное и подлежащее уголовному преследованию.

Председателя правоцентристской партии Саркози поймали на том, что он фальсифицировал финансовую отчетность на последних президентских выборах. И сам Саркози, который хочет вернуться, и снова переиграть социалистов на президентских выборах, на него это бросает тоже очень густую тень. Понимаете, весь официальный политический мир сегодня находится в глубочайшем кризисе доверия с его же собственными избирателями. А на этом фоне, конечно, то, что говорит Марин Ле Пен, что они одна компания, что левые, что правые, и результатов никаких, а вот мы не были у власти, попробуйте нас, конечно, производит эффект.

Читайте также:

 


Ультраправые берут власть в Европе?
Комментарии
Комментарии