Источник Правда.Ру

Как на Сахалине отходы нефтедобычи утилизировали

Как сообщает информационное агентство "Национальные интересы", чью статью далее полностью публикует Pravda.Ru "свалка нефтеотходов размером почти 2 гектара действует на севере Сахалина. При этом, по данным агентства, "бизнесом семьи экс-депутата облдумы и фигуранта дела Хорошавина заинтересовались прокуратура и Росприроднадзор".

Мы привыкли считать, что у нас нет проблем с захоронением и утилизацией промышленных отходов, что все выполняется на высочайшем уровне безопасности. На веру принят старый добрый лозунг из серии: "Мы строим свою деятельность на основе эффективного, надежного и безопасного производства, ответственного отношения к социальным и экологическим проблемам".

Но правда в том, что на самом деле мы мало что знаем о реальном положении дел в сфере утилизации опасных отходов.

Сегодня это весьма прибыльный бизнес. Нефтяные компании, занятые в шельфовых проектах выделяют ежегодно сотни миллионов рублей на уничтожение "хвостов" своей деятельности. Объявляются тендеры на выполнение работ, проводятся экспертизы, общественные слушания, закупается техника и специализированные печи.

354886.jpeg
Фото: niros.ru/Любовь Барабашова

Можно сказать, что уже появился целый сегмент рынка, на котором "суетятся" с десяток компаний, готовых перегрызть друг-другу глотки. И конечно же, осваивая солидные деньги, компании платят причитающиеся налоги и как итог — мы наблюдаем процветающий во всех отношениях Сахалин. Но так бывает только, наверное, в сказках и древнерусских.

О процветании островного региона, кстати, на днях напомнила спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко. "Как вам не стыдно? Затрапезный, неухоженный, неблагоустроенный город. Довести до такого состояния Южно-Сахалинск с такими дорогами, с такими зашарпанными фасадами, с отсутствием элементарного благоустройства, завешанный какими-то объявлениями, рекламой ненужной. 20 млрд — доходная часть Южно-Сахалинска в бюджете. Почему средства бюджета не выделялись на решение приоритетных задач?" — поинтересовалась спикер Совфеда на встрече с губернатором и членами правительства Сахалинской области.

Как водится, в таких случаях, политик уехал, но обещал вернуться и посмотреть на изменения.

354887.jpeg
Фото: niros.ru/Любовь Барабашова

Внешний вид Южно-Сахалинска — это как картинка действительного положения дел в области. Денег много, на что уходят — вопрос серьезный! И не стоит изучать деятельность крупных НК, достаточно выйти за городскую черту, к свалкам и посмотреть, что происходит там. Дабы понять, насколько безгранична любовь человека к природе и велика ненависть к самому себе.

Очумелые ручки

Затевая расследование по теме утилизации отходов нефтепромысла на Сахалине, мы пытались найти ответ на главный вопрос — куда деваются тысячи тонн замазученной земли, шлама и других нередко, опасных отходов. Специализированный или, другими словами, ядовитый мусор — просто так на свалку не выбросишь и гнить под солнышком не оставишь.

Возможные нарушения в технологии утилизации сказываются на экологии. Как следствие, в регионе отмечается рост сердечно-сосудистых и онкологических заболеваний. Т. е. опять же все сказывается на жителях региона, которым в таком случае на покрашенные фасады областной столицы — глубоко фиолетово.

По большому счету, в области нет нужного количества оборудования и площадок для обеззараживания и хранения того объема отходов, что получается в результате добычи углеводородов. Версия о том, что отходы вывозят на полигоны в другие регионы, также оказалась несостоятельна — не вывозят. Вернее, вывозят, но в очень ограниченном количестве. Мы нашли место, где просто сваливают десятки тысяч тонн жидких нефтесодержащих отходов.

Заповедный край!!!

Увиденное на севере Сахалина позволяет предположить, что таких свалок много. Все началось с этих снимков. Здесь участок, расположенный в 2,5 километрах от устья реки Одопту (фото, сделано автором). А до берега залива Пильтун, где кормится исчезающая западная популяция серого кита — еще ближе. Вокруг полно рек, ручьев и озер, где сейчас собираются в стаи огромное количество птиц. И тут обезвреживают содержимое шламонакопителей. Ну как обезвреживают — просто отходы перемешиваются с песком.

354888.jpeg
Фото: niros.ru/Любовь Барабашова

Принадлежит участок ООО "ИГЛ". О перевозке на перешеек между заливами Пильтун и Одопту огромного количества отходов нефтедобычи в администрацию Охи сообщили летом 2016. Шлам сваливали на участок с кадастровым номером 65:23:0000012:1179 площадью чуть больше 1,7гектара.

Здесь своеобразная промзона — сразу несколько предприятий, подрядчиков шельфовых компаний, обезвреживают отходы: палят в небольших установках типа "Форсаж" бытовой мусор "с проектов" и пережигают на печах типа УЗГ-1 замазученный грунт.

Буровые шламы, собранную с аварийных разливов нефть и прочий мусор 3-4 класса опасности в этих местах обычно утилизируют именно таким незамысловатым способом — смешивают жидкую фракцию с песком и жгут. В результате, огромные груды пережженного бурого грунта после работы установок УЗГ торчат посреди зелени.

Сжигание — очень спорный способ обеззараживания нефтеотходов, но природоохранное законодательство его допускает. Зато запрещает многое другое. И люди, которые заняты в бизнесе по утилизации отходов знают это лучше других. Поэтому появление конкурентов, которые явно нарушали нормы, незамеченным не осталось. На пришельцев сразу "настучали" в несколько ведомств. Пришли проверяющие и стали задавать вопросы.

354890.jpeg
Фото: niros.ru/Любовь Барабашова

Например, как получилось, что на участке вообще появился шламонакопитель? Еще в 2014 году ООО "Вест-Терра", принадлежащее охинскому предпринимателю Андрею Губенко, подало на участок 65:23:0000012:1179 заявку о предоставлении его в аренду. Был сформирован акт выбора, весной 2015 состоялся перевод участка из категории земель запаса в земли промышленности с целью строительства и размещения объекта по хранению, обезвреживанию и утилизации нефтесодержащих отходов.

Заявителю было предложено пройти предусмотренные законом процедуры: общественное обсуждение проектной документации объекта и государственную экологическую экспертизу. Только после этого мог быть подписан договор аренды, и участок можно было использовать. Но ни госэкспертизы, ни общественного обсуждения не проводилось. Тем не менее, ООО "Вест-Терра" начинает распоряжаться землей, и как законный владелец отдает в аренду ООО "ИГЛ".

Про компанию "ИГЛ" надо сказать особо. Это один из основных игроков на рынке обращения с отходами в области. Только за прошлый год баланс компании вырос более чем на 300%, а выручка и вовсе почти на 600% (!) — до 180 млн рублей. В этом бизнесе у многих акульи зубы, но "ИГЛ" сумел потеснить конкурентов.

Семейно-административный подряд

Здесь, вероятно надо сказать, что контролирует компанию семья Зарицких. Одним из учредителей "ИГЛ" является Татьяна Зарицкая, жена экс-депутата облдумы Сергея Зарицкого. Того самого, что возглавлял комитет по госстроительству, а потом был арестован на рабочем месте по подозрению в посредничестве во взятке в эпоху Хорошавина.

По случайному совпадению сын Зарицких — Анатолий являлся до недавнего времени директором Центра лабораторного анализа и технических измерений (ЦЛАТИ) по Сахалинской области. Это подразделение Федеральной службы по надзору в сфере природопользования (Росприроднадзор). Чтобы уж совсем просто — выделение лицензий для компаний, занимающихся обращением с отходами зависит именно от этого ведомства. Примечательна и еще одна фигура уже из руководства ООО "ИГЛ" — заместитель директора Иван Коротынский. Он знаменит, пожалуй только своим братом, служащим в УФСБ области и курирующим нефтяную промышленность.

Только за последнее время у компании ИГЛ появилось контрактов почти на 400 млн рублей. И на сегодня они под угрозой срыва из-за деятельности как ООО ИГЛ, так и РН-СМНГ.

В мае 2016 года Роснефть-Сахалинморнефтегаз (РН "СМНГ") провело торги по 7 лотам и 5 из них достались именно ООО "ИГЛ" (скрин документа-письма от жителя). И это небольшой компании, не располагающей необходимым оборудованием для переработки заявленных объемов нефтесодержащих отходов!!!

354889.jpeg
Фото: niros.ru/Любовь Барабашова

Злые языки поговаривают о некоей предварительной договоренности между ген. дир. ООО "ИГЛ" В. В. Логиновым и ген дир. РН "СМНГ" А. В. Бардиным о передаче всех участков по утилизации нефтеотходов именно ИГЛовцам. Общую "поддержку" бизнесменам оказывает московский акционер ИГЛ в лице С. В. Павлова, возглавляющего компанию "Проминтех". Последняя известна своими тесными связями с Роснефтью в ХМАО и Краснодарском крае. (может быть нужна ссылка на письмо жителя Сахалина Кузьмина — откуда эти факты, он кстати в курсе, что писал это письмо в АП).

Считается, что при содействии именно Андрея Бардина ООО "ИГЛ" получила в аренду земельные участки под производственную деятельность и даже установку "УЗГ 1-М". А также разрешение на использование шламника "8" (официально закрыт).

Проверка Росприроднадзора и прокуратура коснулась и этого объекта. И здесь нашли много интересного. Например, на котловане, который находится прямо в черте города Охи, где отходы копились уже десятки лет, расположен шламонакопитель объемом в 60-70 тысяч тонн. Официально он закрыт, но по данным наших источников, туда до сих пор свозят не только буровые шламы и прочие непригодные для использования растворы, но и вполне кондиционного вида нефть. Зачем нефтекомпании тратить колоссальные деньги на утилизацию углеводорода, который мог бы послужить, как минимум, в котельных, большой вопрос.

По мнению специалистов — это может говорить только об одном — компания ИГЛ не перерабатывает отходы, а просто свозит отходы в закрытый шламник.

И еще один факт, с июля 2016 г. на территории (Одопту) подконтрольной ООО "ИГЛ" — нет электричества. Оказалось, что компания ООО "Востокэкология" сдававшая в аренду им участок земли, расторгла все договора, в том числе и на возможность получать через них электроэнергию. Другими словами, вырубили свет из-за постоянной кражи кВт представителями "ИГЛ". Соответственно уже как 3 месяца у ИГЛовцев не могут работать печи.

Тем не менее в компании усердно заполняют производственный журнал о проделанных работах по Одопту. Удивительным образом, но все инспекции Управления Экономической Безопасности СМНГ (начальник Виктор Солощук) обходят бездействующие участки ИГЛ стороной. Уделяя внимание компаниям, расположенным по соседству.

Считается, что проблем у "ИГЛ", похоже, почти не бывает. Т. е. они периодически возникают, но потом удивительным образом "рассасываются". Когда мы готовили этот материал, то получили небывалое количество звонков от самых разных людей и из разных инстанций с просьбами, предупреждениями, легкими угрозами, замаскированными под озабоченность. В дело, по нашим данным, вмешался бывший вице-губернатор Аркадий Пинчевский и отставной чиновник дальневосточного полпредства Александр Ботвинко, беспокоившиеся за ИГЛ.

Бассейн из жижи

Но вернемся к участку на Одопту — после того, как "Вест-Терра" передала участок "ИГЛ", тот выигрывает многомиллионный тендер на обезвреживание нефтесодержащих отходов, экстренно готовит участок, и уже этим летом начинает принимать туда тысячи тонн жидкого шлама.

В этом году на всех 1,7 гектарах был срезан лес — кедровый стланик и березы. Песок, составляющий основу местного грунта, складировали в огромные бурты, а в углу площадки устроили шламонакопитель: яму, в которой экскаватор замешивает кашу из жидких отходов. Происходящее фиксировали сотрудник экологического надзора управления Росприроднадзора по Сахалинской области, эксперт ФГБУ ЦЛАТИ Игорь Орел и специалисты муниципалитета Охи.

354891.jpeg
Фото: niros.ru/Любовь Барабашова

На месте мы застали мастера участка Владимира Жолудева. Он говорит, что никаких оснований для беспокойства он не видит — песок выбрали на метр, устроили бортики, залили бассейн из черной жижи, везде уложен дорнит, так что просочиться в лежащий чуть ниже по склону залив Пильтун нефть, якобы, не сможет. Как полимерное водопропускающее полотно, выполняющее функции дренажа, армирования и фильтрации, остановит токсичную жидкость, объяснить молодой человек не смог. Как и показать, есть ли там вообще эта самая фильтрующая прослойка.

По словам мастера, на участке ведется только смешивание жидкой фракции с песком. Потом его вывозят для сжигания на установки к соседним объектам. Ну, а почему у "ИГЛ" на объект нет лицензии и каких-либо легальных правоустанавливающих документов, не его дело. Дескать, стоящая неподалеку от "шламника" УЗГ новенькая, еще даже не подключена, так что и нарушений никаких нет. К печи, правда, провели ЛЭП (техусловия на которую, получается, тоже выданы незаконно), и строят огромные ангары в другом углу участка.

С такой оценкой ситуации категорически не согласны проверяющие: работа с опасными отходами ведется незаконно, незаконно уничтожен лес на площади почти в два гектара, незаконно собран, и по сути уничтожается, песок. Мало того, никто не может дать гарантии, что смешанный с нефтеотходами песок просто не закопают в соседнем леске. Свежие дороги туда уже накатаны.

По контрактам до конца года "ИГЛ" должно обезвредить что-то около 60 тысяч кубометров отходов, или более 70 тысяч тонн. На этой площадке у залива Пильтун уже накоплено, по словам мастера, не меньше 17 тысяч тонн шламов. А по оценке специалистов, их там может быть в полтора-два раза больше. Даже если так, где остальное? К слову, эксперты подсчитали, что даже если "ИГЛ" привезет на Одопту все свои УЗГ (утилизация загрязненных грунтов), до конца года исполнить условия контракта оно вряд ли успеет. К слову, им для сжигания такого объема отходов нужно еще более 500 тонн дизтоплива и минимум 25 киловатт постоянной мощности.

Мэр Охинского района Александр Шкрабалюк заверил, что на тормозах ситуацию не спустят: — Наш специалист проверил площадку, говорит происходят страшные вещи. Если там проводят такие масштабные работы, это грубое нарушение законодательства. Мы подключимся, привлечем правоохранительные органы, чтобы предотвратить экологическую катастрофу, которая там назревает.

Задать вопросы по существу руководству ООО на месте проверяющие не смогли. Несмотря на приглашение от надзорного органа, на объект никто не приехал. Но на производственной площадке отобраны пробы жижи из "шламника", на основании экспертизы которых будет решаться вопрос о возмещении экологического вреда. Суммы эти могут достигать десятков и сотен миллионов рублей.

Похожая ситуация и с другим участком по соседству, на котором по договору субаренды работает "ИГЛ". С прежним его владельцем контракт у муниципалитета расторгнут, однако забор, жилые модули и надувной тент-склад никуда не делись. Как и печь, в которой без лицензии на обращение с отходами жгут бытовой мусор "с проектов".

И напоследок…

Справедливости ради нужно сказать, что не только ООО "ИГЛ" замечена в подобном отношении к природе. Вот эти снимки нам прислали уже после нашего возвращения с севера. На них из автоцистерны что-то сливают на землю. Затем это "что-то" весело горит.

Источник утверждает, что дело происходит в Ногликском районе, возле месторождения им. Мерзоева. Якобы это компания из Ханты-Мансийского АО "Самотлорнефтепромхим", которая получила контракт и таким образом утилизирует нефтеотходы. Вполне возможно, после окончания всех проверок этот и многие другие вопросы найдут ответы в виде реальных уголовных дел.

Что же в итоге? Недавно стало известно, что размеры штрафов, наложенных на "ИГЛ", превышает 150 млн рублей и это тоже показывает масштаб ущерба, нанесенного природе.

А 3 ноября (2016) сотрудники УФСБ по Сахалинской области, совместно с полицейскими провели выемку документов в компании "ИГЛ"! О подробностях, пока умалчивается.

Комментарии
Комментарии