Девушка предпочла смерть отказу от веры

На прошлой неделе российский интернет взорвала история 23-летней Алины Милан, умершей в израильской клинике от тяжелой болезни — альвиококкоза печени. Несмотря на страдания в течение многих месяцев, девушка отказалась подписать заявление о принятии израильского гражданства (которое дало бы ей бесплатную операцию — необходимых 300 тысяч долларов у нее не было), так как это было связано с необходимостью официально отказаться от ее православной веры.

По словам духовника Алины священника храма прп. Серафима Саровского в Кунцеве Александра Нарушева и самой девушки, еще в ноябре прошлого года она была поставлена в клинике перед выбором — получить в ускоренном порядке гражданство Израиля (и тем самым право на дальнейшее бесплатное лечение, которое могло бы спасти ей жизнь), для чего необходимо было указать себя в документах как иудейку или атеистку, или сохранить верность православию и ждать неминуемой смерти. Алина Милан выбрала второе, и разместивший первое сообщение об этом в своем блоге Никита Мендкович без колебаний назвал ее современной христианской мученицей за веру.

Имеющаяся в интернете информация из вполне достоверных источников в России и в Израиле позволяет предоставить достаточно полную картину событий. Многие найденные нами источники отсутствуют в исходном сообщении в блоге Мендковича и прошли вне внимания публики, многие записи в интернете ныне уже стерты, мы предоставляем самую полную и объективную картину событий.

Из сообщества юридического факультета МГУ (где училась Алина) в Живом Журнале 3 февраля 2011 года:

История болезни Алины. Записано со слов матери

"Заболела она резко, поднялась температура, потом пожелтела. Типичные признаки гепатита, поэтому сначала ее увезли в инфекционную клинику, когда гепатит не подтвердился, перевели в Боткинскую, там сделали две операции по дренированию гнойного абсцесса, июль и август лечили абсцесс, потом месяц мы лечились дома. 25 октября сделали операцию, хотели удалить больную долю печени, но во время операции поставили диагноз — альвеококкоз, увидели площадь поражения, и поняли, что ничего сделать не могут. Поэтому зашили и предложили сделать полную трансплантацию печени. Шанс, что трансплантация пройдет удачно, был ничтожный, я лично консультировалась с проф. Чжао (А.В. Чжао, зав. отделением трансплантации НИИ СП "Склифосовского". - Ред.). Мне его телефон дали общие знакомые. Со стороны врачей Боткинской, в том числе и зав. отделения Бедина, были только обещания проконсультировать, все затягивалось. Состояние Алины ухудшалось, она уже перебралась в реанимацию, так как упало давление, начались перебои в сердечном ритме, и это все на фоне печеночной недостаточности — прямая угроза уже не просто здоровью, а жизни.

Решение лететь в Израиль было принято быстро, я по электронке разослала выписку из истории болезни и ссылку на компьютерную томографию во все крупнейшие клиники мира. "Ихилов" (больница "Ихилов", так чаще всего называют Медицинский центр имени Сураски в Тель-Авиве, это одна из современнейших клиник мира. — Ред.) ответил одним из первых, предложения по лечению были конкретные, поэтому 11 ноября мы уже были в приемном покое этой больницы.

Уже здесь выяснилось, что нам во время операции занесли инфекцию, которая и стала причиной сепсиса. В Израиле за наше лечение взялись с энтузиазмом. Сделали три операции по восстановлению печеночных протоков и нижней полой вены. А 26 ноября случился сепсис, это общее заражение крови. Причина — внутрибольничная инфекция, которая отличается стойкостью, так как живет в больницах по соседству с антибиотиками.

До сегодняшнего дня Алина в реанимации отделения хирургии печени. Состояние тяжелое.

Опять стоит вопрос жизни. С печенью ничего за эти два месяца не делали, так как любое вмешательство — угроза жизни.

Что касается оплаты. Мне перед отъездом просто дал денег генеральный директор организации, в которой я работала несколько лет назад. Этих денег хватило на месяц лечения и те операции, которые сделали. Сейчас долг, как я вам писала, 64 тысячи долларов, вариантов куда-то ехать просто нет. Состояние Алины не позволяет перемещаться. Надо заканчивать лечение. С фондами работали мои друзья, это потраченное впустую время и силы. Ни один фонд на сегодняшний день не заплатил ни копейки. Алина не пятилетний ребенок, которого жалко всем. Взрослый человек, а взрослым в России помогают только близкие и знакомые".

Полная стоимость операции по трансплантации печени называлась на форуме юрфака МГУ — 300 тысяч долларов. Этих денег у Алины и ее родственников уже не было.

Имелось решение — обратиться с официальным заявлением об ускоренном получении израильского гражданства, которое дало бы возможность получить бесплатное лечение. Об этом в ноябре 2010 года писал на форуме храма прп. Серафима Саровского в Кунцеве духовник Алины (она жила, как указано в ее анкете "Вконтакте", в Можайском районе у метро "Кунцево"), священник Александр Нарушев: "Денег на лечение почти нет <…>, еще есть возможность принять гражданство Израиля и лечиться бесплатно и быстро, ведь времени очень мало… Для того чтобы получитьгражданство, ей остается только заполнить анкету и обращение в посольство, все остальное уже уладили".

По израильскому "Закону о возвращении", Алина могла рассчитывать на репатриацию — как выяснилось из публикаций в израильских СМИ о ее смерти, ее уже покойный отец был евреем, а его мать (бабушка Алины) в настоящее время является гражданкой Израиля. Как сообщает сайт Newsru. com.il: "Консульский отдел министерства Главы правительства "Натив" в течение месяца завершил проверку документов, подтверждающих право девушки на получение израильского гражданства, и в декабре передал свои рекомендации МВД, но МВД не торопилось с принятием решения, отмечает пресс-служба "Кадимы", израильской партии, куда за помощью из-за проволочек властей обратилась в январе 2011 года бабушка Алины. Как отмечается далее на израильском новостном сайте, депутат Кнессета (израильского парламента) от партии "Кадима" Марина Солодкина по просьбе бабушки Алины "обращалась к начальнику Управления регистрации населения Амнону Бен-Ами с просьбой срочно вмешаться и ускорить принятие решения по данному делу, приняв во внимание состояние здоровья девушки, но помощи так и не было оказано".

Причина понятна из записей на форуме храма прп. Серафима Саровского в Кунцеве, в котором служит духовник Алины. 10 ноября 2010 года он там писал по поводу процедуры ускоренного получения израильского гражданства:

"Но в анкете есть графа "вероисповедание". По закону, стать гражданином Израиля может только иудей или атеист… Для того чтобы получить быструю медицинскую помощь и шанс на жизнь, в этой графе нужно написать только одно слово: "атеистка" или "иудейка"… Вот с этим вопросом она и обратилась ко мне по телефону. Что делать? Врачи говорят, что времени очень мало, две-три недели, у нас не проводят подобного рода лечение.

Выбор прост — слукавить, отречься и получить надежду на исцеление или полностью положиться на Бога.

Со смешанным чувством ехал сегодня к ней в больницу (10 ноября Алина находилась еще в Москве. — Ред.), рядом сидела ее мать с уставшим, но не подавленным видом, а там, в реанимационной палате, меня ждал человек, желающий получить ответ, возможно, на самый главный вопрос в ее жизни.

Я не вершитель судеб и не знал, что сказать… точнее знал, но…

Еще по дороге в больницу мать девушки сказала, что они с дочерью приняли решение… я перевел разговор в другое русло, боясь услышать самое страшное для себя, как священника и христианина.

Войдя в палату, увидел совершенно худое, желтоватое, едва ли похожее на девушку 22 лет существо. Но с ясными глазами и какой-то удивительной твердостью и решимостью в глазах.

"Мы все решили с мамой, — с порога встретила меня Елена (имя Алины в крещении. — Ред.). — Я не сниму крест и не буду отрекаться, оно того не стоит".

"Вы молодцы", — ответил я.

Елена причастилась и заулыбалась.

А потом я спросил у матери, как они будут дальше действовать. "Не знаю, — ответила она, — Бог не оставит, будем искать спонсоров, продавать что-то из личного имущества".

— Но у вас нет времени.

— Впереди вечность… — ответила она".

Подтверждение реального существования такой юридической формулировки дают на израильских форумах (причем по совсем другому случаю):

"Ситуация следующая — согласно Закона о возвращении, еврей (хотя бы по одному из родителей. — Ред.), сменивший веру, не имеет права на репатриацию. Это положение закона распространяется на всех евреев, сознательно изменивших вероисповедание, то есть перешедших в другую религию в совершеннолетнем возрасте. Если еврей перешел в другую веру под давлением внешних обстоятельств (например, в некоторых мусульманских странах) или перешел в другую веру в детском возрасте, то данное положение Закона на такого человека не распространяется.

Вообще, согласно этому Закону, еврей может быть либо иудеем, либо атеистом. Третьего не дано… Почему — сказать сложно, но таков закон".

23 ноября 2010 года Алина сама написала на форуме храма прп. Серафима Саровского в Кунцеве:

"Уважаемые посетители форума! Теперь, когда мне уже намного лучше, я могу поведать продолжение истории. Никакого геройства, никакого выбора в данный момент мне делать не пришлось, свой выбор я сделала давно — я православная христианка. Во-первых, я раньше не знала своего диагноза — никто не говорил мне, меня, как младенца, отгородили от всего этого… чудом нашлась клиника… чудом нашлись спонсоры и добрые люди… чудом я выдержала перелет… чудом я жива.

А выбор? Да, я не снимаю креста, я открыто говорю, что православная, крещусь. Да, у меня есть лист бумаги из министерства внутренних дел Израиля, где нет вариантов: есть строка "я принимаю гражданство-законы-религию данной страны", только галочка, подпись. Ну скажите, разве это выбор? Главное, что не на бумаге, а в душе… а там упование на Бога, сильнее бумаг, сильнее законов, стран, страшных диагнозов или времени! И в самые тяжелые моменты меня не покидает ощущение, что Господь держит меня за руку. Любые врачи любой страны несут риски операций, и здесь любой день может быть последним. Единственный выбор,который я сделала уже давно, и он не связан с гражданством — мой выбор Вера в Бога, в то, чтобы слепо благодарить за то, что мне суждено. А такой выбор, он стоит перед каждым человеком".

Несколько месяцев Алина Милан прожила в реанимации хирургического отделения "В" клиники "Ихилов", прикованная к аппарату искусственного дыхания. Как отмечали израильские врачи, вплоть до последнего дня она была "прикована к постели <…>, но находилась в полном сознании и твердой памяти", что еще более повышает значимость принятого ею решения на фоне мучений от развивающейся смертельной болезни.

В ночь на 14 марта Алина (Елена) Милан умерла от сильного внутреннего кровотечения. Многие православные пользователи сети уже признали ее святой мученицей.

Читайте самое интересное в рубрике "Религия"

Владислав Владимиров

Комментарии
Комментарии