Египту нужны российская пшеница и самолеты

Через 10 лет мы будем радоваться тому, что в отношении нас ввели санкции, считает председатель Российско-египетского делового совета при Торгово-промышленной палате РФ Михаил Орлов. Уже сейчас видно, как новая российская бизнес-модель начинает оживлять сотрудничество с Египтом. Это экспорт пшеницы, самолетов, перспективный инвестиционный проект по мелиорации земель.

Товарооборот между Россией и Египтом

В Москве прошло заседание "круглого стола", посвященное российско-египетским отношениям. В ходе мероприятия выступил посол Египта в Российской Федерации Мухаммед Эль-Бадри, который отметил, что общая дестабилизирующая обстановка в мире не повлияла на отношения России и Египта, потому что "они основаны на твердых принципах и нацелены на сближение между нашими народами и нашими руководителями".

Председатель Российско-египетского делового совета при Торгово-промышленной палате Российской Федерации Михаил Орлов в своем выступлении отметил, что общий товарооборот за прошлый год составил 2,9 миллиарда долларов, со значительным профицитом в российскою сторону. По мнению Михаила Орлова, падение товарооборота вдвое объясняется тем, что 2015-й был очень непростым годом не только для России, но и для Египта. Но с другой стороны, этот год был очень важен, поскольку отношения стали строиться на новом фундаменте - новой бизнес-модели России.

Михаил Орлов полагает, что бизнес-модель кардинально меняется из-за падения стоимости нефти и курса рубля. "Наша валюта была слишком сильной, и мы были абсолютно неконкурентоспособны, почти по всей планете. А сегодня у нас достаточно широкий спектр товаров, которые мы можем экспортировать, на которые есть спрос.

Наша экономика находится в непростой ситуации с точки зрения ликвидности и финансирования, но зато открываются новые перспективы",  — заметил бизнесмен. Михаил Орлов добавил, что в Египте есть интерес к России, и существуют достаточно интересные перспективы для сотрудничества.

Пшеница и самолеты

Идет речь о покупке Египтом 45 самолетов из России (самолеты Sukhoi Superjet 100 — Ред.). Это уже не сырье, это уже высокие технологии, есть и другие большие контракты.

"Нас ждут на разных направлениях, например, хотят, чтобы Россия поставляла в Египет пшеницу, а оттуда вывозила фрукты. "Это особенно важно, потому что турецкие поставки в Россию практически закрыты. Поэтому, несмотря на то, что цифры упали, у меня сегодня намного больше энтузиазма, позитива, чем было год назад", - сказал бизнесмен.

С точки зрения Михаила Орлова, проблемы в сфере частного бизнеса носят административный характер. "Я говорил год назад и продолжаю говорить о конвертируемости рубля и фунта. Официальная позиция Центральных банков в том, что нет взаимного баланса в платежах. Но до сворачивания туризма баланс был, и он восстановится. Другой аргумент, что не хватает объема, - это да. Это справедливо. Потому что рекордный объем товарооборота был 5,5 миллиардов долларов. Но опять надо понять, что когда мы говорим о конвертируемости рубля и фунта — это не то, что может быть достигнуто сразу. Это процесс. Поэтому надо создавать постоянные рабочие группы между Центральными банками, включая коммерческие банки".

По словам бизнесмена, самое главное — запустить этот процесс, чтобы в ближайшие годы сформировать "некий комфорт для платежей". Это касается и  гарантийных документов, разных форм кредитования, долгосрочного финансирования .

Второй "фронт проблем", по мнению Михаила Орлова,  - это гармонизация системы фитосанитарного контроля и таможни. Третий — создание "коридоров" в фармацевтике, "через которые частный сектор может работать с уверенностью в том, что там не будет грабежа". Потенциал этого сектора, как считает бизнесмен,  полтора-два миллиарда долларов. "То есть это сегодняшний уровень всей торговли между двумя странами", — отметил он.

Сельскохозяйственный проект Египта

У Египта есть программа превращения около полмиллиона гектаров земли в сельскохозяйственную землю. "Правительство Египта нас (россиян) приглашает участвовать в этом проекте не только капиталом, но и своими знаниями, опытом и так далее. Так как у Советского Союза был колоссальный опыт мелиорации в Средней Азии.

Конечно, у России нет больших средств, чтобы финансировать программы. Мы видим, как китайцы работают в Египте. Они не только предлагают проекты, но и финансируют на 35 лет вперед. Мы не можем так. Но все-таки хорошая новость заключается в том, что проявляется все больше интереса. И мы видим, что уже подписываются договоры. Что тормозит, я уже говорил. В основном это бюрократия и отсутствие совместимости в самых разных вопросах".

В заключение глава Российско-египетского делового совета сказал, что экстремизм создает опасность для бизнеса во всем мире. "Франция особенно опасна, Германия опасна и так далее. Я должен сказать, как представитель российского бизнеса в Египте, что правительство Египтаочень серьезно относитсяк этой проблеме. И я, честно говоря, не чувствую себя там в большей опасности, чем в других зонах, где мы привыкли отмечать наличие экстремизма. Не так давно мы все ездили в Турцию, пока не поняли, что Турция — это не наш партнер. Экстремизм — это проблема, которая нас всех пугает. Но в рамках российско-египетского диалога — это точно не проблема, которую я поставил бы на первое место",  — завершил свое выступление Михаил Орлов.


Россия возвращается в Египет
Комментарии
Комментарии