Как Китаю удается оставаться на плаву

Как Китаю удается оставаться на плаву. Как Китаю удается оставаться на плаву

Китай по-прежнему не только самая динамичная экономика в мире, но, что гораздо важнее, он решает социальные проблемы, причем в условиях, когда каждый год в товарное хозяйство, в мировую глобальную экономику вливаются десятки миллионов людей, которые занимались раньше натуральным хозяйством. Одно только строительство гидроэлектростанции "Три Ущелья" привело к тому, что 90 миллионов крестьян (считай, население большой страны, такой как Египет) покинули свои деревни (зону затопления), переселились в города и стали частью нового рабочего класса, участвующей в индустриализации страны. И это только один — пусть и самый грандиозный — из множества примеров.

И это происходит реально, на наших глазах, не без проблем, конечно, но в народном Китае находят средства и ресурсы для кардинального изменения страны, причем финансирование идет преимущественно из внутренних источников. Тем не менее, некоторое замедление роста экономики КНР за последние два года заметно.

К нему привело взаимоналожение трех факторов. Во-первых, "трудности переходного периода": началась реализация программы внутренних структурных реформ, связанных с разбалансированностью планов центрального правительства, руководства провинций и частного капитала, причем новое руководство в Пекине ищет новые методы макроэкономического регулирования.

Во-вторых, как отмечает агентство "Синьхуа", "понижение некоторых экономических и финансовых показателей усугубило пессимистические прогнозы на рынках. Речь идет о тревоге капитала, порожденного спадом на рынке недвижимости, долговыми проблемами провинциальных правительств и, в целом, "системном финансовом кризисе".

В-третьих, общее ухудшение мировой конъюнктуры привело к определенным проблемам и в Китае. В разгар глобального финансового кризиса Япония, США и Европа поочередно начали проводить политику насыщения рынков денежной массой, что увеличило нестабильность взаимных курсов ведущих валют, а последовавший недавний отказ США от политики количественного смягчения привел к новому витку оттока капитала.

Одновременно, как отмечает "Синьхуа", "Соединенные Штаты усилили бойкот Китая в международной торговле. Такой пересмотр торговой стратегии США сделал более жесткой конкуренцию и трения в двусторонних китайско-американских экономических отношениях". Центральный орган китайских коммунистов Женьминь Жибао язвительно писала: "На международном рынке товаров… существует странное явление: когда Китай экспортирует полезные ископаемые, такие как нефть, уголь и железные руды, цены на них обычно невысокие, а когда Китай превращается в импортера, стоимость на товары или сырье сразу же поднимается в несколько десяток раз". Pravda.Ru уже освещала неприятное по экологическим и экономическим последствиям и болезненное для национального самолюбия поражение КНР от арбитражных органов ВТО в вопросах о квотировании добычи и экспорта редкоземельных металлов. Китай является крупнейшим в мире их производителем и экспортером с долей рынка более 90 процентов (тогда как запасы редкоземельных руд в стране составляют только 23 процента мировых).

При этом наблюдаются интересные изменения: в международной торговле растет доля расчетов в китайских юанях, причем особо быстрый этот рост идет в Европе — во Франции и в Германии. Но и для многих американских компаний оплата товаров из Китая в юанях позволяет сэкономить на себестоимости, так как китайские предприятия предоставляют более льготные условия. По данным Международной финансовой ассоциации организаций банковского сектора, в 2013 году юань, обогнав евро, стал второй валютой в международной торговле, хотя все еще значительно отставая от доллара США, восемь процентов всех платежных операций в мире выполняются в юанях.

И хотя сейчас в экономическом руководстве Коммунистической партии Китая доминирует "правый уклон", готовый идти на компромисс в области и международной торговли, и инвестиций, и валютного контроля, у КНР остается возможность "свернуть НЭП", увеличив долю централизованного планирования при сохранении рынка и даже ввести элементы мобилизационного характера экономики. Первые признаки этого внутри страны мы уже видели, когда центральное руководство навязывало свои хозяйственные решения провинциальным хозяйственным и даже партийным организациям.

И в условиях мирового кризиса и возможного усиления антикитайских нерыночных мер со стороны Запада и Японии (а Китай, не забывайте, даже официально находится под санкциями аж с 1989 года) это может оказаться оправданным или целесообразным. Конечно, это крайняя, маловероятная мера, но всегда лучше иметь инструмент в запасе на тяжелые времена, чем не иметь ничего.

Читайте также:

Теорию "коллапса Китая" похоронили еще раз

Чему Иран может научить Россию

Китай тянет руки к российскому автопрому

Санкции: из огня Запада в полымя Китая

Китайские овощи станут ядом для ЕС

Константин Гастев


Россия-Китай: загадочный контракт века
Комментарии
Комментарии