Карта мира: КНР - базис, США - надстройка

В этом году планируется подписание документов о Зоне свободной торговли между США и ЕС. Потенциально это крупнейшее региональное соглашение о свободной торговле в истории, на которое придется 46 процентов от мирового ВВП. Об этом Pravda.Ru рассказывает доктор географических наук, главный специалист Международного института развития Алексей Скопин.

Доллар и Трансатлантическое партнерство

— Мы будем говорить о Трансатлантическом партнерстве, но есть еще и Транстихоокеанское партнерство.

— Я думаю, нужно говорить даже не о паре, а о тройке — вместе с еще одним соглашением, которое американцы очень активно сейчас продвигают, но о котором мы сейчас вообще не говорим. Это Американское соглашение о зоне свободной торговли, которое дополнит существующий договор между Канадой, США и Мексикой.

— Направлено против СЕЛАК? СЕЛАК — это соглашение тридцати трех латиноамериканских стран.

Американцы достаточно разумно выстраивают стратегию своего взаимодействия с миром. Сейчас они выпускают главные свои продукты — это доллары, и в первую очередь благосостояние Америки будет зависеть оттого, насколько доллар будет успешно функционировать как резервная валюта, как средство обмена, как средство накопления и прочее.

То, что Россия и Китай создают внутри Евразии зону, свободную от доллара, где расчеты ведутся в национальных валютах, вызывает довольно серьезную обеспокоенность американцев, и они посредством этих больших трех соглашений хотят накрыть основные свои зоны торговых интересов.

— Как я понимаю, эти три партнерства касаются фискальной и таможенной, а не монетарной политики.

Если мы говорим о долларе как о национальной валюте США, это одно, это монетарная политика. Если мы говорим о долларе, как неком продукте, который производит американская экономика, наряду с голливудскими фильмами и еще какими-то вещами, то это немножко другое.

Сейчас применимость или использование доллара в международных расчетах за пределами Штатов в десятки раз превышает использование доллара внутри США. Нужно сказать о еще одном пласте этой проблемы — Америка переходит преимущественно в развитие информационной экономики, в отличие от практически всего остального мира, который остается на стадиях индустриальной, аграрной экономики, в лучшем случае, сектора услуг.

И вот в информационной экономике становятся важны виртуальные вещи, которые не воспринимаются физически, но имеют огромное значение для быстрого и удобного функционирования экономики.

Что это за вещи? Это валюта, это стандарты, это права, это многие другие вещи, которые россиянин не привык воспринимать как что-то очень значимое. Если кто-то напишет, что все электрические приборы должны функционировать по стандарту, созданному в США, то для обывателя это ничего не значит. Но когда он купит прибор, созданный по другим стандартам, и не сможет использовать его в своей розетке, то он столкнется с большими проблемами.

То, что затеяли американцы, гораздо глубже, чем просто зона свободной торговли. Стандарты — очень важная вещь, которая проводится этими тремя соглашениями. На Америку, на Европу, и на Азию. В случае с Азией это уже решено.

— Китай ведь туда не входит?

— Не входит. В Транстихоокеанском партнерстве сейчас подобраны страны, которые изначально очень длительное время действовали как американские партнеры. Они не отвлекались ни на какие другие сообщества — Америка для них очевидный лидер. Именно поэтому американцам удалось подписать это соглашение.

США готовят еврозону к разрушению

— Транстихоокеанское подписано, а Трансатлантическое еще нет? Понятна ваша логика долларизации мировой экономики, но ведь у европейцев есть евро?

— То, что мы сейчас видим, — это фактически целенаправленная политика по разрушению зоны евро, потому что сначала европейцы вводят границы для мигрантов, потом вводят границы между собой, между странами, и потом следующий этап, если идти по логике экономического сотрудничества, — они должны отказаться от валютного союза. Потому что если прекращается обмен между странами, то тогда и смысл функционирования единой валюты тоже исчезает.

На самом деле американцы через Трансатлантическое партнерство готовят евро к тому, что еврозона рухнет, страны снова начнут пользоваться национальными валютами, а Америка получает трансатлантическую зону использования доллара.

— То есть, европейцев сломают?

— Сломают. То, как действуют европейские политики, однозначно показывает — Европа готова к тому, что она сломается. И Меркель, и Олланд сейчас начинают действовать немножко вразнобой — Олланд уже за операцию в Сирии, Меркель пока еще выжидает. По сути, то, что мы видим, — Греция в одну сторону, Германия в другую сторону, Франция в третью, Великобритания вообще хочет выйти — Евросоюз однозначно на грани краха.

Вы зону евро имеете в виду?

— Не только зону евро, но и все экономические группировки, которые есть внутри Евросоюза, — и общий рынок, и таможенный союз все под угрозой распада.

Греции, Италии, Испании станет легче, если они выйдут из еврозоны?

— Но ведь главное преимущество евро это возможность его печатать для французских и немецких банков. И если они избавятся от Греции, Испании и, может быть, Италии, то это будет не так страшно. Немецкая марка, если уберут евро, посильнее будет, чем нынешний евро.

— Это так, потому что Германия сейчас единственная страна в Европе, которая сохраняет положительные темпы экономического роста. И самое интересное, что для Греции, Италии, Испании тоже хорошо, если они выйдут из зоны евро. Потому что греческая экономика от сильного евро только страдает.

Сравним греческую экономику с турецкой. По секторам экономики — туризм, сельское хозяйство, логистика, транспорт — примерно одно и то же. Но турки зарабатывают на туризме огромные деньги, а греки на туризме зарабатывают мизерные деньги, по сравнению с турками. То же самое касается и Испании.

— Если мы говорим о двадцатилетнем отрезке, то вы, несомненно, правы — греческая экономика страдает. Но дело в том, что греческая промышленность уже убита, и им нельзя терять евро. Греки на последних выборах подтвердили мандат "Сиризы" именно потому, что "Сириза" категорически за евро, кстати, как и Коммунистическая партия Греции. Левые организации, которые выступают за выход из евро, потерпели полный провал. Греческий народ хочет евро, из-за туризма, прежде всего.

— Нет, здесь на самом деле не такая ситуация. Если греки вводят драхму, то они лишаются возможности получения кредитов от Евросоюза. Кредиты МВФ они получать тоже не смогут. Греки в момент проведения своих Олимпийских игр набрали кредитов, оказались в бюджетной дыре, эта бюджетная дыра потом увеличивалась с каждым годом.

Все греческие правительства популистские, им нужна была поддержка людей, а люди должны были получать высокие социальные пособия, высокие зарплаты и прочее. Сейчас они в абсолютно безвыходной ситуации, единственные, кто им может помочь, — это европейские страны.

Возвращаясь к идее распада общей Европы — весь вопрос в скорости этого развала. То есть, если Франция и Германия будут притормаживать распад Евросоюза, то он просуществует года два-три. Если они откажутся от этого, то тогда это произойдет в течение ближайшего года-двух.

— А кому выгоден сильный евро?

— Вы абсолютно правильно задали вопрос в самом начале — монетарная или фискальная политика. Зона доллара регулируется денежно-кредитной политикой ФРС, а зона евро регулируется европейскими центробанками, для которых главное — это не увеличение количества евро, а создание абсолютно стабильной валюты, которая не давала бы вообще никакого изменения цен, и даже создавала некоторую дефляцию, снижение цен.

В этом случае Европа, которая в качестве своего приоритета видит не богатство, а довольный средний класс, — она бы выиграла. Среднему классу крайне важна стабильная валюта. Собственно, такую функцию выполняет евро.

— Американцы всегда открыто проводили протекционистскую политику. Если они сейчас идут на свободную торговлю, означает ли это, что они открывают свои рынки?

— Возьмем, к примеру НАФТА (соглашение между США, Мексикой и Канадой о свободной торговле). Теперь, по сути, эта модель переходит в модели Транстихоокеанского, Трансатлантического и общеамериканского партнерства.

Что получилось в НАФТА. Америка стала освобождаться от экологических вредных производств, от производств, которые требуют большого количества дешевой рабочей силы. Все эти производства перетекли на территорию Мексики. Мексика получила всплеск экономического развития, а Штаты получили избавление от ненужных отраслей экономики. То есть, массовое производство — оно в Штатах не нужно. В Штатах не собирают высокотехнологичные гаджеты, их собирают в Китае, на Тайване, в Штатах их продают и используют.

Что делает сейчас Америка — свои ресурсы максимально сохраняет, а все, что связано с материальным производством, переводит в Юго-Восточную Азию, в Латинскую Америку, частично в Европу. Себе же оставляет самое вкусное, что дает самый большой доход, — это услуги, особенно информационные, и производство информации.

Информационная экономика

— Но американцев триста пятьдесят миллионов, из которых половина безработные и бедные.

— Доходы от информационного бизнеса настолько велики, что они могут шестидесяти миллионам своих безработных просто давать ежемесячные пособия.

Если мы берем азиатскую модель жизни, то это все-таки в первую очередь взаимопомощь в семье. Главное для азиата — благосостояние семьи. Если мы берем американскую модель жизни, то главное — эгоистичный человек, который думает только о своем доходе.

Если кто-то в эту модель не вписывается, ради бога, я могу ему давать какие-то деньги, чтобы он не умер с голоду, пусть он меня не трогает, я бегу вперед. Я не должен думать об отстающих.

Европа попыталась две модели эти как-то совместить, у них бизнес довольно значим, но и очень сильное государственное регулирование. В этом я вижу сложность европейско-американского и азиатско-американского взаимодействия — переходя на другую цивилизационную модель, люди должны понимать, что они получают.

— А мы-то кто? Мы самые западные из восточных народов, или самые восточные из западных?

— Мне кажется, все-таки больше азиаты. Европейский компонент у нас есть, но он сосредоточен в городах, А вся остальная территория, все остальное пространство, конечно, азиатская часть.

— А будущее за кем?

— Сейчас самые продвинутые семьи в Москве своих детей учат английскому и китайскому языкам.

В чем я вижу опасность больших зон торговых соглашений? Это попытка получить одностороннее преимущество для того, чтобы весь мир подгонять под свои стандарты.

— Как соотносятся Трансатлантическое и Транстихоокеанское соглашения с ВТО, с Дохийским раундом переговоров, с ЮНКТАД?

— ЮНКТАД и ЮНИДО занимаются в основном промышленным развитием. Это то, что нужно Африке, Латинской Америке и немножко Азии, но Европе и Северной Америке это уже не нужно. ВТО договорилось о торговле товарами, но не может окончательно договориться о торговле услугами.

Транстихоокеанское и Трансатлантическое соглашения как раз пытаются опередить ВТО в торговле услугами. То есть, сначала доллар, потом стандарты, а потом торговля услугами, в первую очередь, электронная коммерция. Стандарты электронной коммерции будут задаваться американцами.

— Как китайцы относятся к Транстихоокеанскому партнерству?

— Из двенадцати стран АСЕАН не все входят в Транстихоокеанское партнерство, только самые экономически развитые. И для них США всегда были и есть защитой от китайского влияния. Потому что Юго-Восточная Азия пытается играть роль регионального лидера в экономическом развитии, но с севера ее поддавливает Китай, с юга у нее быстро развивающаяся динамичная Австралия.

Получается, что американское влияние уравновешивает влияние Китая в этом регионе, поскольку страны АСЕАН понимают, что их суммарный потенциал раза в два уступает потенциалу Китая.

КНР понимает, что необходимо предлагать какую-то альтернативу. Но у Китая сейчас индустриальная экономика, поэтому на самом деле между ними нет серьезной конкуренции, они дополняют друг друга. Америка — это надстройка, Китай — это тело.

Интервью к публикации подготовил Владимир Беляев

Беседовал


США развалят зону евро?
Комментарии
Комментарии
Комментарии
vkontakte_207921427 Вадим Горшенин: 1 декабря был заявлен поворот в приоритетах страны
Елена Ивановна Одинокие женщины довели статую Виктора Нуара до разрушения
Dm St На чиновников-коррупционеров нацелили новое налоговое оружие
Dm St Заплатил вовремя, но штрафа не избежал: как не попасть в налоговые должники
2119_wgi Звонки Трампа иностранным лидерам ужаснули дипломатов
вячеслав судаков Правительство Эстонии экстренно вызвало резервистов на военные учения
Валдемар Каласаускас Опасен ли американский "Бешеный пес"
Andrus Herkül Правительство Эстонии экстренно вызвало резервистов на военные учения
Andrus Herkül Правительство Эстонии экстренно вызвало резервистов на военные учения
Anastacia Promskaya Родов без осложнений уже не бывает