Россию и Китай свяжет новый шелковый путь

Россию и Китай свяжет новый шелковый путь. Россия развивает тесные отношения с Китаем

Россия и Китай запустят двусторонний диалог по проекту "Экономический пояс шелкового пути". Какова экономическая выгода от его реализации конкретно для России и когда он может быть запущен? Эксперты считают, что при желании и умении стран договариваться, новый "Шелковый путь" может стартовать в ближайшее десятилетие, а выгоды от него несомненны.

Вообще-то и в прессе, и даже в официальных документах эту инициативу пока называют по разному, ведь официальные документы еще не подписаны. Интересно, что Сергей Лавров сказал о планах "Шелкового пути" в интервью одной из ведущих китайских газет "China Daily", отвечая на вопрос именно китайских журналистов о планах сотрудничества по этому проекту. В российской прессе об этом проекте тоже кое-что есть, но без особых подробностей. Однако наш осторожный Лавров предпочел, чтобы так называемая информационная эмиссия о проекте пошла в первую очередь с китайской стороны. Что, по-видимому, политически оправдано. А уж, как этот проект оправдан экономически — послушаем специалистов.

"Существуют как минимум два совместных с Китаем перспективных транспортных проекта. Первый — это своеобразный "морской шелковый путь", это освоение Северного Ледовитого океана. — рассказал Pravda. Ru заместитель директора Института Дальнего Востока РАН, член Российской и Европейской ассоциаций китаеведов, доктор экономических наук Андрей Островский. — А второй проект — это перевозка грузов в Европу по железной дороге через Казахстан, Оренбург, Казань, Москву, Петербург. По прогнозам, вокруг сухопутного "Шелкового пути" должна концентрироваться экономическая зона опережающего развития — за счет развития транспортных путей, развития промышленности и экономики в целом.

Читайте также: Русско-китайский дракон точит зуб на доллар

Экономическая выгода прямая: Россия получает зоны экономического развития, на основе которых будут дальше подтягиваться другие районы, более отсталые. Дело в том, что, например, Татарстан очень заинтересован в развитии "Шелкового пути", потому что значительная часть дороги идет через этот регион, и в рамках этого "Шелкового пути" можно будет, в частности, реализовать проект высокоскоростной магистрали "Москва-Казань".

Дело в том, что в Китае такие дороги есть, это не миф, от Пекина до Шанхая можно добраться за пять часов, из Пекина до Гуанчжоу за восемь часов. В то время, как раньше я сам ездил в 80-е годы из Шанхая в Пекин практически за сутки, а из Пекина до Гуанчжоу где-то 2,5 суток. Короче говоря, реализация этого проекта позволяет России с Китаем развивать более активное экономическое сотрудничество, которое будет затрагивать не только районы Дальнего Востока и Сибири, но и европейскую часть нашей страны.

Кстати, пока объемы российско-китайского экономического сотрудничества не так уж и велики — это всего лишь 88 миллиардов долларов. И минимальные объемы инвестиций взаимных где-то по 1,5-2 миллиарда долларов, хотя все эти цифры могли бы быть куда более весомыми.

Некоторые коллеги прогнозируют: Китай вполне может ежегодно вкладывать во взаимовыгодное сотрудничество с Россией порядка 120 миллиардов долларов. Такие суммы позволят дополнительно подтолкнуть развитие российской экономики, используя китайские экономические возможности. А сегодня они у Китая достаточно велики. Достаточно сказать, что Китай уже вышел на второе место в мире по объему ВВП и на первое место в мире по объему внешней торговли.

Все предпосылки к сотрудничеству наших стран есть, и проект "Шелковый путь" имеет право на существование. Президент России Владимир Путин совершит визит в Китай в мае нынешнего года, а в настоящее время там находится в визитом министр иностранных дел РФ Сергей Лавров, который и готовит визит президента".

"Вообще в этой теме есть некоторые обстоятельства, которые требуют особого внимания. Россия обладает некоторыми сравнительными преимуществами, которые всем известны, это нефть, газ, металлы и другое сырье, — считает заведующий лабораторией международной торговли института Гайдара, кандидат экономических наук Александр Кнобель, поделившийся своим мнением с корреспондентом Pravda. Ru. — Но у нее есть и сравнительное преимущество, которые она мало использует, — это нереализованный транзитный потенциал. Из-за того, что развиваются рынки юго-восточной Азии, Европа, естественно, тоже на месте не стоит, потому развивается и торговля между Востоком и Западом.

В этой связи, если просто смотреть на карту, прямой путь лежит через Россию. Но, к сожалению, транспортная инфраструктура, которая могла бы обслуживать эти транспортные потоки настолько не развита, что гораздо выгоднее из Японии или из торговых портов Китая возить грузы по морю в обход Африки сразу же в европейские порты. Либо даже, если груз идет из Китая в европейскую часть России, он в большинстве случаев везется не по транссибирской дороге, а именно в порт Санкт-Петербург.

Несмотря на то, что географически было бы выгоднее напрямую везти через Россию, обстоятельства сегодня таковы, что все делается в обход нашей страны. И эти транзитные возможности, которые у нас существуют, действительно пока являются потенциалом, и, увы, не реализованы. В этом смысле проект "Шелковый путь" всем выгоден. По крайней мере, он точно выгоден и России, и Китаю с Японией, поскольку для России это означает реализацию транзитного потенциала и получение определенных ресурсов, а для Востока это означает удешевление торговых путей.

Читайте также: Китай радуется украинскому горю

Ну, а Европа теоретически от этого может получить еще более дешевые товары из стран восточной и юго-восточной Азии, потому что транспортные издержки уменьшатся. Но для того, чтобы все это реализовать, нужна реализация глобального проекта, который условно можно назвать "Шелковый путь", используя исторические аналогии. В этом смысле проект гораздо более масштабный, чем, например, строительство трубопровода в Китай. Он, конечно, требует десятилетий, но если он будет реализован, то это, во-первых, приведет к тем выгодам для всех, которые я уже описал, а во-вторых, зацементирует связь между регионами России.

Потому что если этот транзитный путь будет налажен, то его использование возможно только одновременно, то есть, если и восточная, и азиатская части России будут вместе, потому что никоим образом нельзя будет лишь часть пути использовать. Теоретически такой проект выгоден всем — и Европе, и Китаю, и России. Причем России больше всего выгоден.

Думаю, что в ближайшем политическом цикле вряд ли этот проект будет запущен, это не вопрос ближайших лет. И вообще, 10 лет это точно не будет реализовано с той точки зрения, с которой я бы предполагал наибольшую выгоду. Через 10 лет мы еще не увидим таких выгод, которые могли бы увидеть. Надо привлекать высокотехнологичных партнеров, договариваться о том, чтобы с участием Японии строились скоростные железнодорожные магистрали. Например, последнее поколение скоростных поездов требует высокотехнологичных решений, и рельсы для таких железнодорожных путей производятся только в Японии и в США. Ну, США в данном случае прямого отношения к этому проекту не имеет, а вот Япония могла бы участвовать. Но это требует, опять же, отдельного разговора. То есть это огромный геоэкономический проект, который требует привлечения большого количества участников, больших интеллектуальных усилий всех сторон и очень взвешенного подхода!".

Ну что ж, сейчас не только российские или китайские СМИ уже вовсю цитируют слова Сергея Лаврова, сказанные им во время недавнего визита в Китай, но и западные: "Россия уделяет большое внимание всем инициативам, исходящим от ее стратегического союзника и хорошего друга… Основная задача проекта "Экономический пояс шелкового пути" — содействовать коллективному развитию обширного пространства, включающего в себя целый ряд регионов — от северо-западных провинций Китая, Центральной Азии, до Кавказа и Центральной и Восточной Европы".

В этом контексте наш министр отметил "…стремление китайских партнеров уважать российские интересы и готовность Пекина тесно взаимодействовать с Россией с целью субстантивного наполнения проекта".

Немного об истории вопроса. Тематика "Шелкового пути" достаточно предметно и активно обсуждалась в ходе встречи президента РФ и председателя КНР еще в феврале 2014 года в Сочи. Проект "Новый Шелковый путь" часто называют проявлением самых последних не только экономических, но и внешнеполитических амбиций Китая. Причем некоторые даже бьют тревогу по поводу интересов безопасности России и возможной потери ею влияния на своих южных границах. Интересно высказался о значении проекта для будущего Центральной Азии и российско-китайских отношений директор Центра по изучению России и Центральной Азии Фуданьского университета в Шанхае Чжао Хуашен в интервью китайской прессе (русскоязычный вариант статьи есть на сайте ИноСМИ).

Китайский ученый выразился так: "Обычно я говорю об этом проекте как о части конфигурации китайской дипломатии, взятой новым руководством страны. Вне всякого сомнения, это в основном экономический проект, направленный на ускоренное развитие западных провинций Китая. Но я считаю, что он направлен скорее всего не на получение конкретных экономических или политических дивидендов, а на формирование между государствами региона тесных комплексных отношений в экономической, политической и гуманитарной областях".

Читайте также: Китайцы не едят то, что сами производят

И еще интересно, что проектом транспортного "Шелкового пути" очень озабочен и восточный партнер России по Таможенному союзу — Казахстан. Судя по прессе, президент нашей партнерской страны Нурсултан Назарбаев предложил китайским инвесторам реализовать в Казахстане некий дополнительный проект "Казахстан — Новый Шелковый Путь".

Пресса приводит такое его высказывание: "Казахстан должен возродить свою историческую роль и стать крупнейшим деловым транзитным хабом Центрально-Азиатского региона, своеобразным мостом между Европой и Азией… Результаты реализации этого мега-проекта к 2020 году — объем транзитного грузопотока через Казахстан должен возрасти в два раза с дальнейшим доведением его как минимум до 50 миллионов тонн". Не помешают ли амбиции Казахстана стремлениям России к собственному развитию? Впрочем, это уже, как говорится, совсем другая история…

Андрей Михайлов

Комментарии
Комментарии
Комментарии